Музей одной картины. «Русская Венера»

Головной убор

Головной убор зависел от возраста и семейного положения. Он предопределял всю композицию костюма. Девичьи головные уборы оставляли часть волос открытыми и были довольно простыми: ленты, повязки, обручи, ажурные венцы, сложенные жгутом платки.

Замужние женщины должны были полностью покрывать свои волосы головным убором. После венчания и обряда «расплетения косы» девушка носила «кичку молодухи». По древнерусскому обычаю поверх кички надевали платок — убрус. После рождения первенца надевали рогатую кичку или высокий лопатообразный головной убор, символ плодородия и способности деторождения.

Кокошник был парадным головным убором замужней женщины. Кичку и кокошник замужние женщины надевали, когда выходили из дома, а дома носили, как правило, повойник (чепец) и платок.

Как выглядели жители великой тартарии?

Музей одной картины. «Русская Венера»
Очень показательна книга «Путешествия Марко Поло» – так её называли в Англии. Во Франции она называлась «Книгой Великого хана», в других странах «Книгой о многообразии мира» или просто «Книгой». Сам итальянский купец и путешественник озаглавил свой манускрипт – «Описание мира». Написанный на старофранцузском, а не на латыни, он стал популярным во всей Европе.
В ней Марко Поло (1254-1324) подробно описывает историю своего путешествия по Азии и 17-летнее пребывание при дворе «монгольского» хана Хубилая. Оставив в стороне вопрос достоверности этой книги, мы направим своё внимание на тот факт, как европейцы изображали «монголов» в средние века.

Из Энциклопедии «Британика»:
Музей одной картины. «Русская Венера»

Музей одной картины. «Русская Венера»

TARTARY, a vast country in the northern parts of Asia, bounded by Siberia on the north and west: this is called Great Tartary. The Tartars who lie south of Muscovy and Siberia, are those of Astracan, Circassia, and Dagistan, situated north-west of the Caspian-sea; the Calmuc Tartars, who lie between Siberia and the Caspian-sea; the Usbec Tartars and Moguls, who lie north of Persia and India; and lastly, those of Tibet, who lie north-west of China».Encyclopedia Britannica, Vol. III, Edinburgh, 1771, p. 887.

Перевод: «Тартария, громадная страна в северной части Азии, граничащая с Сибирью на севере и западе, которая называется Великая Тартария. Тартары, живущие южнее Московии и Сибири, называются Астраханскими, Черкасскими и Дагестанскими, живущие на северо-западе от Каспийского моря, называются Калмыкскими Тартарами и которые занимают территорию между Сибирью и Каспийским морем; Узбекскими Тартарами и Монголами, которые обитают севернее Персии и Индии и, наконец, Тибетскими, живущие на северо-запад от Китая».
(Энциклопедия «Британика», первое издание, Том 3, Эдинбург, 1771 г., с. 887).

Сведения о Великой Тартарии также сохранились в 6-томной испанской энциклопедии Diccionario Geografico Universal 1795 года издания:
Музей одной картины. «Русская Венера»

Абрахам Ортелий (Abraham Ortelius, 1527-1598) – фламандский картограф, составил первый в мире географический атлас, состоящий из 53 карт большого формата с подробными пояснительными географическими текстами, который был напечатан в Антверпене 20 мая 1570 г. Атлас был назван Theatrum Orbis Terrarum (лат. Зрелище шара земного) и отражал состояние географических знаний на тот момент времени:

Музей одной картины. «Русская Венера»

Музей одной картины. «Русская Венера»

Музей одной картины. «Русская Венера»

Это лишь некоторые из множества карт, которые недвусмысленно указывают на существование страны, название которой невозможно встретить ни в одном современном учебнике по истории нашей страны. Как невозможно там встретить никаких сведений о людях, её населявших. О тартарах, которых сейчас все, кому не лень, называют татарами и относят к монголоидам. В этой связи очень интересно посмотреть на изображения этих «татар». Нам придётся снова обратиться к европейским источникам. Очень показательна в этом случае известная книга «Путешествия Марко Поло» – так её называли в Англии. Во Франции она называлась «Книгой Великого хана», в других странах «Книгой о многообразии мира» или просто «Книгой». Сам итальянский купец и путешественник озаглавил свой манускрипт – «Описание мира». Написанный на старофранцузском, а не на латыни, он стал популярным во всей Европе.

В ней Марко Поло (1254-1324) подробно описывает историю своего путешествия по Азии и 17-летнее пребывание при дворе «монгольского» хана Хубилая. Оставив в стороне вопрос достоверности этой книги, мы направим своё внимание на тот факт, как европейцы изображали «монголов» в средние века.

Музей одной картины. «Русская Венера»

Музей одной картины. «Русская Венера»

Музей одной картины. «Русская Венера»

Музей одной картины. «Русская Венера»

Музей одной картины. «Русская Венера»

Музей одной картины. «Русская Венера»

Как видно во внешности «монгольского» Великого Хана Хубилая нет ничего монгольского. Напротив, он и его окружение выглядит вполне по-русски, можно даже сказать – по-европейски.

Музей одной картины. «Русская Венера»

Музей одной картины. «Русская Венера»
Марко-Поло на коленях во время получения паспорта на аудиенции у “татаро-монгольского” хана. Обратите внимание на внешний вид “татаро-монголов”. Нарисовано современником Марко-Поло в 1400 году

Музей одной картины. «Русская Венера»

Музей одной картины. «Русская Венера»

Музей одной картины. «Русская Венера»

Музей одной картины. «Русская Венера»

Музей одной картины. «Русская Венера»

Музей одной картины. «Русская Венера»

Как ни странно, традиция изображать монголов и татар в таком странном европейском виде сохранилась и дальше. И в XVII, и в XVIII, и в XIX веках европейцы упорно продолжали изображать «татар» из Тартарии со всеми признаками людей Белой Расы. Посмотрите, например, как изображал «татар» и «монголов» французский картограф и инженер Мале (Allain Manesson Mallet) (1630-1706), чьи рисунки были напечатаны во Франкфурте в 1719 году. Или на гравюру 1700 года, изображающую тартарскую принцессу и тартарского принца.

Музей одной картины. «Русская Венера»

Музей одной картины. «Русская Венера»

Музей одной картины. «Русская Венера»

Музей одной картины. «Русская Венера»

Музей одной картины. «Русская Венера»

Ещё в 18 веке всем было хорошо известно, что Славяно-Арийская Империя, которую на западе называли Великой Тартарией, существовала многие тысячелетия и являлась наиболее развитой страной на планете. Иначе она просто не могла бы сохраниться в виде такой огромной Империи в течение длительного времени! А продажные исТОРики неустанно твердят нам со школьной скамьи, что мы – славяне – дескать, только перед самым крещением (1000 лет назад) якобы поспрыгивали с деревьев и повылазили из своих ям. Но одно дело – пустые разговоры, хоть и весьма настойчивые. А другое дело – факты, от которых уже не отмахнуться.

Еще про Тора:  Триглав – славянский символ и оберег

Источник1:
Источник2

Красный

Этот цвет предпочитали в одежде и крестьяне, и бояре. Цвет огня и солнца, символ власти и плодородия. До 33 оттенков красного можно увидеть в традиционных костюмах Руси. Каждый оттенок имел свое название: мясной, червчатый, червонный, багрецовый, кровавый, чермной или кумач.

По одежде можно было определить возраст ее владельца. Наиболее ярко одевались молодые девушки до рождения ребенка. Скромной палитрой отличались костюмы детей и людей в возрасте.

Женский костюм изобиловал узорами. В орнамент вплетали изображение людей, животных, птиц, растения и геометрические фигуры. Преобладали солнечные знаки, круги, кресты, ромбические фигуры, олени, птицы.

Музей одной картины. «русская венера»

Одна из последних работ художника Бориса Кустодиева — «Русская Венера». Он завершил работу над ней в 1926 году, будучи тяжело больным, лишенным возможности двигаться (туберкулез позвоночника), всего за год до смерти. Картина «Русская Венера», по единодушному мнению критиков, стала одним из лучших достижений русского портретного искусства.

Музей одной картины. «Русская Венера»

 О том, как создавалось это полотно, рассказывает Адель Алексеева в своей книге «Солнце в день морозный (Кустодиев)».

В последнее время он жил и работал спеша. Словно чувствовал, что надо торопиться…

— Ну-ка иди сюда, Иринушка. Снимай эту шляпу, она закрывает весь лоб, долой короткое модное платье, распускай волосы.

— Ты хочешь меня писать? — воскликнула Ирина и немедленно сорвала с головы шляпу, шпильки, распушила волосы.

— Так?

Кустодиев с улыбкой взглянул на дочь. Его Ирина уродилась как по заказу — голубоглазая, русоволосая, румяная. В шутку он называл ее «Путя», «Путя Путяшкина». И говорил: «Так повезло еще, вероятно, лишь Тициану. Тициан много раз писал свою дочь Лавинию, ибо это был любимый тип его женщины — светлокожая, рыжеватая, пышная”.

Ирина присела у его ног на скамеечку. Борис Михайлович взял руку дочери. Несмотря на домашнюю, будничную курточку и клетчатый плед на ногах, он выглядел сегодня торжественно. Лицо было одухотворенное, бледное.

— Я решил писать большую картину — Венеру, русскую Венеру. Это будешь и ты и не ты, тип русской женщины. Она не будет лежать обнаженной на темном бархате, как у Гойи, или на лоне природы, как у Джорджоне. Я помещу свою Венеру — ты знаешь куда? — в баню. Тут обнаженность целомудренной русской женщины естественна, закономерна.

Отец обычно не рассказывал ей о своих замыслах, и сейчас непоседливая Ирина притихла от гордости.

Он взглянул на нее так, словно перед ним была не дочь, а лишь необходимый в данную минуту слушатель, и слегка оттолкнул ее: иди!

Полотно потребовалось большое, вся семья ломала голову, где достать его. А замысел уже торопил, «чесались руки». И Кустодиев решил писать на обороте старой картины «Терем».

Кира зачистил края, набил холст на раму, загрунтовал. Укрепил его на подвижном мольберте. Он сам уже окончил Академию художеств и был помощником отца.

И наступила минута трепетная и молчаливая.

Белый холст — и художник. Один несет в себе мысли, мечты, желания. Другой — ожидание. Теперь внутреннее представление о будущей картине, свой творческий порыв надо передать на холсте. То, что так ясно видится в воображении, надо показать другим. Поединок начался! Еще один поединок во славу живописи.

Композиция ему всегда давалась легко. Он ее видел внутренним взором. Всю центральную часть — от верхней линии холста до нижней — заняла женщина, от головы, от распущенных ее волос до ног, до крепких, как репа, пяток.

На саму картину, на живопись ушло много месяцев. Больному разрешалось лишь несколько часов находиться в сидячем положении. Но что это были за часы! Он забывал о болях в руке, которая быстро уставала. Один из друзей художника вспоминал: «Он подкатывал к своим полотнам и отъезжал от них, точно вызывая на поединок… грядущую смерть…». Он брал краску на кончик длинной кисти, зорко, как стрелок, прицеливался, и мазок ложился на холст. Кустодиев проворно крутил колесо кресла, быстро отъезжал и, прищурившись, смотрел на холст, как на своего злейшего врага.

Цвет уже лепил объем тела. Кажется, получается грудь, живот, но левая рука «чужая», что-то не так…

И тут жена напоминала о времени. Михаил Михайлович поднимал брата на руки и укладывал в постель. А в это время как раз все виделось! Кажется, именно теперь удалось бы достигнуть вечно недостижимого совершенства, но…

И снова начинался день, начиналась работа. Это тело, как трудно оно дается! Как легко его писал Тициан. Или тоже нет?.. Темнее. Добавить охры. А тут чуть-чуть киновари…

Поединок был длительный.

Лицо Ирины с ее милой строптивостью не годилось для русской Венеры. Надо было придать ему простодушие, непритязательность. Значит, писать надо не с натуры, а «из головы», вызвав к жизни лица других женщин.

А сколько мук было с паром и с пеной! Мыло, «мраморное» мыло с разноцветными прожилками само по себе очень живописно, но пена… Пена держалась считанные секунды. Разноцветные мыльные пузыри, только что родившись, исчезали.

Художнику пришлось одной рукой взбивать пену, другой писать.

Долго не могли раздобыть веник. Ирина позировала, держа вместо веника линейку. Наконец, к всеобщей радости, достали веник из березовых веток, и художник в один час написал его на готовой уже картине. Поставил буквы «БК» и большие точки. Пришли друзья.

Кустодиев сам снял ткань, закрывавшую полотно.

Открылись струящиеся золотистые волосы, необъятные бело-розовые плечи, бедра и ноги, плавные, как река, и крепкие, как стволы деревьев. Стыдливый жест руки с веником, добрый взгляд на простодушном лице.

Кустодиев минуту-другую смотрел на холст, как на чужой. И сказал тихо, как не о себе:

— Пожалуй, это неплохая вещь. А? Да, можно сказать, я написал неплохую вещь. — И счастливая улыбка осветила его милое бледное лицо…

Остается добавить, что картина «Русская Венера» хранится в Художественном музее (НГХМ) Нижнего Новгорода. В 2007 году она стала символом этого музея. Репродукция картины в течение года украшала его печатную и рекламную продукцию. Выбор символа музея был приурочен к празднованию 111-летия НГХМ. В течение недели посетители голосовали за любое произведение из постоянной экспозиции. Выбор пал на «Русскую Венеру».

Неймовірна брехня росіян, або як "тартарська венера" ​​стала "руською"

Варвара Римська-Корсакова – як предмет російської гордині, відмінний приклад того, як Кремль привласнює собі досягнення інших, як продовжує будувати міф про Велику Росію, яка сама насправді, за великим рахунком – міф.

Еще про Тора:  Боги кроме тора

Музей одной картины. «Русская Венера»Читаю статью на одном из многочисленных, якобы исторических российских сайтов: “Нескромная красавица с портрета: как русская Венера покорила Париж и затмила французскую императрицу”. Читаю и думаю, ну вот как можно с такой легкостью врать? Насколько привычно россияне извращают смысл, перевирают названия, суть событий.

Тем не менее, вот что пишут в упомянутой выше статье:

“Варвара Дмитриевна Римская-Корсакова, урожденная Мергасова, была одной из первых красавиц высшего света, покоривших в середине XIX в. Москву и Санкт-Петербург, а затем и Европу. Она стала прототипом Лидии Корсунской в романе Л. Толстого “Анна Каренина”, автор назвал ее “невозможно обнаженной красавицей”. Русская Венера действительно шокировала высший свет своими слишком откровенными нарядами, чем вызывала гнев французской императрицы. А о ее красоте нам известно благодаря двум портретам работы Франца Ксавье Винтерхальтера.

Варвара Дмитриевна происходила из костромского дворянского рода Мергасовых, о котором почти ничего неизвестно, в отличие от семьи ее мужа, Николая Сергеевича Римского-Корсакова. Его род происходил от некоего Корсака из Литвы, который присягнул сыну Дмитрия Донского. Генерал-адъютант Иван Николаевич Римский-Корсаков был фаворитом Екатерины II, а всенародную славу этой фамилии принес композитор Николай Андреевич Римский-Корсаков. Супруг Варвары Дмитриевны был красавцем-гусаром, и блестящим светским львом. На момент их свадьбы невесте было 16 лет, а жениху – 20. Обе семьи были знатны и богаты, и этот союз называли достойной партией для обоих молодоженов. В том же году Варвара родила первого ребенка, в 19 лет – второго, и в 21 – третьего. По свидетельствам современником, она при этом не утратила девичьей свежести”.

Музей одной картины. «Русская Венера»

Все вроде чинно благородно, и ничего бы не вызвало подозрений, если бы не ряд моментов:

1. Род Меграсовых. Информация о нем есть.

Род Мергасовых известен с XVII века и ведет свое начало от Петра Елизарова. Ему, по указу Великого Государя Михаила Федоровича 7143/1635 года, дано поместье Галицкого уезда Высокосельской волости в деревнях Курганове, Привалкине, Мокоем, Маркове, Кошенае и жеребей в деревне Лапушниках . Женат на Анне Петровне, имел сыновей Осипа и Ивана.

Именитым потомком их стал выдающийся русский архитектор XVIII века Иван Стахиевич Мергасов.

Так вот. Род Мергасовых, как подсказывает фамилия, тюркский – татарский, но так как это портит образ труроссийской красавицы, об этом решили забыть.

2. В Париже никто не знал “Русской Венеры”!!!! Зато прекрасно знали “La Venus Tartare” – “Венеру Тартарскую”! Именно так и назвали во Франции тартарскую красавицу. Именно так называли Варвару Римскую-Корсакову, урожденную Меграсову.

Может об этом не знали в Москве?

Да нет.

В книге “Грибоедовская Москва” известного историка русской литературы Михаила Осиповича Гершензона (1869-1925), мы можем прочесть следующие строки:

“О ней рассказывает современник (Д.Д. Оболенский) : “Жена его считалась не только петербургскою, но и европейскою красавицей. Блистая на заграничных водах, приморских купаньях, в Биаррице и Остенде, а также и в Тюльери, в самый разгар безумной роскоши императрицы Евгении и блеска Наполеона III, В. Д. Корсакова делила успехи свои между петербургским великим светом и французским двором, где ее звали la Vénus tartare” (Тартарская Венера)”.

Причем заметьте, в русском “переводе” страны Тартария, как и народа тартары – нет! Зато есть Татарстан и татары.

Вы думаете буква “Р” потерялась случайно, или российские лингвисты переводчики сочли ее лишней и не стали использовать?

Ничего подобного.

Все это было сделано умышленно, ибо Россия своей ложью, “неправильным переводом” пыталась скрыть факт оккупации ею огромных территорий Орды, которую в Европе знали ни как иначе, как Великую Тартарию.

Музей одной картины. «Русская Венера»

Знали также в Москве и откуда взялось это название. В греческой мифологии Тартар это место расположенное за преисподней, бездна лежащая за ней. И именно из нее по мнению европейцев и были призваны Орды Чингисхана обрушившиеся на Европу.

Но вернемся к нашей Венере.

Варвара Римская-Корсакова была типичной представительницей Булгарского, Казанского царства, откуда и происходил ее род. Название татары булгарам дали россияне, ибо им они как бы скрывали истинную национальность порабощенного народа.

Еще про Тора:  Одолень-трава: как выглядит оберег, легенды и значение символа

Волжские Булгары как Болгары Балканские по сути есть один народ. Народ на трупах которого и силами которого, достигла Россия своего могущества.

Вспомните, даже Москва стоит на месте селения основанного булгарином (татарином) Кучкой!

Когда Альфонс де Костюн писал: “Если поскребти “русского” найдешь татарина” – он не лукавил. Он писал чистую правду. Так называемые “русские” России на самом деле это крещеные булгары (татары) и не более того.

Вот такая вот дивная метаморфоза: русины – жители Руси сейчас носят украинцев, а булгары жители Булгарского царства – имя русских, иногда татар.

Так и получается, что краса и прелесть булгарского народа становится предметом гордости Москвы, хотя, по большому счету, отношения никакого к ней не имеет.

Варвара Римская-Корсакова – как предмет российской гордыни, отличный пример того, какКремль присваивает себе достижения других, как продолжает строить миф о Великой России, которая на самом деле, по большому счету – миф.

Автор: Олег Чеславський
Джерело

Інформація, котра опублікована на цій сторінці не має стосунку до редакції порталу mytor.ru, всі права та відповідальність стосуються фізичних та юридичних осіб, котрі її оприлюднили.

Передник

Передник не только защищал одежду от загрязнения, но и украшал праздничный наряд, придавал ему законченный и монументальный вид. Передник гардероба носили поверх рубахи, сарафана и поневы. Его украшали узорами, шелковыми лентами и отделочными вставками, край оформляли кружевом и оборками.

Понева

Понева — мешковатая юбка — была обязательным элементом гардероба замужней женщины. Понева состояла из трех полотнищ, могла быть глухой или распашной. Как правило, ее длина зависела от длины женской рубахи. Подол украшали узорами и вышивкой. Чаще всего поневу шили из полушерстяной ткани в клетку.

Юбку надевали на рубаху и оборачивали вокруг бедер, а на талии ее держал шерстяной шнур (гашник). Сверху обычно носили передник. На Руси для девушек, которые достигли совершеннолетия, существовал обряд надевания поневы, который говорил о том, что девушка могла быть уже просватанной.

Рубаха

Рубаха длиной до щиколоток — главный элемент русского костюма. Составная или цельнокроеная, из хлопка, льна, шелка, кисеи или простая холщовая. Подол, рукава и ворот рубах, а иногда и нагрудную часть украшали вышивкой, тесьмой, узорами. Цвета и орнаменты различались в зависимости от области и губернии.

Воронежские женщины предпочитали вышивку черного цвета, строгую и изысканную. В Тульской и Курской областях рубахи, как правило, плотно вышиты красными нитями. В северных и центральных губерниях преобладали красный, синий и черный, иногда золотой. Русские женщины часто вышивали на рубахе заклинательные знаки или молитвенные обереги.

Рубахи надевали разные в зависимости от того, какую работу предстояло выполнить. Были рубахи «покосные», «пожнивные», была и «рыболовка». Интересно, что рабочую рубаху для жатвы всегда богато украшали, она приравнивалась к праздничной.

Слово «рубаха» происходит от древнерусского слова «рубь» — рубеж, край. Стало быть, рубаха — сшитое полотнище, с рубцами. Раньше говорили не «подшить», а «подрубить». Впрочем, это выражение встречается и сейчас.

Сарафан

Слово «сарафан» произошло от персидского «саран па» — «через голову». Впервые оно упоминается в Никоновской летописи от 1376 года. Впрочем, заморское слово «сарафан» в русских деревнях звучало редко. Чаще — костыч, штофник, кумачник, синяк или косоклинник.

Сарафан был, как правило, трапециевидного силуэта, он надевался поверх рубахи. Сначала это было чисто мужское одеяние, парадное княжеское облачение с длинными откидными рукавами. Его шили из дорогих тканей — шелка, бархата, парчи. От вельмож сарафан перешел к духовенству и лишь после закрепился в женском гардеробе.

Сарафаны были нескольких видов: глухие, распашные, прямые. Распашные сшивались из двух полотнищ, которые соединяли при помощи красивых пуговиц или застежек. Прямой сарафан крепился на лямках. Популярен был и глухой косоклинный сарафан с продольными клиньями и скошенными вставками по бокам.

Самые распространенные цвета и оттенки для сарафанов — темно-синий, зеленый, красный, голубой, темно-вишневый. Праздничные и свадебные одеяния шили в основном из парчи или шелка, а повседневные — из грубого сукна или ситца.

«Наряжались красавицы разных сословий почти одинаково — разница была лишь в цене мехов, тяжести злата и блеске каменьев. Простолюдинка «на выход» надевала длинную рубаху, поверх нее — расшитый сарафан и душегрейку, отделанную мехом или парчой. Боярыня — рубаху, верхнее платье, летник (расширяющаяся книзу одежда с драгоценными пуговицами), а сверху еще и шубку для пущей важности».

На какое-то время у знати сарафан был забыт — после реформ Петра I, который запрещал приближенным ходить в традиционной одежде и культивировал европейский стиль. Вернула предмет гардероба Екатерина Великая, известная законодательница мод. Императрица старалась воспитывать в российских подданных чувство национального достоинства и гордости, ощущение исторической самодостаточности.

Когда Екатерина стала править, она начала одеваться в русское платье, подавая пример придворным дамам. Однажды на приеме у императора Иосифа II Екатерина Алексеевна появилась в алом бархатном русском платье, унизанном крупным жемчугом, со звездою на груди и в бриллиантовой диадеме на голове.

А вот еще одно документальное свидетельство из дневника англичанина, который побывал при русском дворе: «Государыня была в русском наряде — светло-зеленом шелковом платье с коротким шлейфом и в корсаже из золотой парчи, с длинными рукавами».

Стиль «капуста»

Отличительная черта русского национального костюма — его многослойность. Повседневный костюм был максимально простым, он состоял из самых необходимых элементов. Для сравнения: праздничный женский костюм замужней женщины мог включать в себя около 20 предметов, а повседневный — всего семь.

Крестьяне шили одежду в основном из домотканого холста и шерсти, а с середины XIX века — из фабричного ситца, сатина и даже шелка и парчи. Традиционные наряды были популярны до второй половины XIX века, когда их начала понемногу вытеснять городская мода.

Благодарим за предоставленные фотографии художников Татьяну, Маргариту и Таис Карелиных — лауреатов международных и городских конкурсов национального костюма и педагогов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector