Анника Тор – Глубина моря читать онлайн бесплатно –

Анника тор: новые книги на куллиб

Анника Тор - Глубина моря читать онлайн бесплатно - Annika Thor
Биография

Анника Тор родилась в 1950 году в еврейской семье в Гётеборге. Она работала библиотекарем и секретарем по культуре, в настоящий момент является свободным писателем в направлении кино, средств массовой информации и детской культуры. Также Анника пишет сценарии к фильмам и спектаклям, в основном для детей и юношества.

Анника Тор дебютировала как писатель в 1996 книгой «Остров в море». Это первый роман известной тетралогии, рассказывающей о жизни двух маленьких еврейских беженок, прибывших в сороковых годах двадцатого века из Вены в Гетеборгские шхеры. «Остров в море» принес Аннике Тор всемирную известность. Он был номинирован на премию Августа Стриндберга, переведен на множество языков и лег в основу известнейшего шведского телесериала.
В России «Остров в море» впервые вышел в 2006 году, став победителем Всероссийского конкурса «Детское читательское жюри».
История девочек продолжается в книгах «Пруд Белых Лилий», «Глубина моря» и «Открытое море».

Сейчас писательница живет со своей семьей в Стокгольме.
Библиография

Тетралогия «Остров в море», подготовленная и выпущенная в России ИД «Самокат»:
1. 1996 En ö i havet / Остров в море (2006 г. и.)
2. 1997 Näckrosdammen / Пруд белых лилий (2008 г.и.)
3. 1998 Havets Djup / Глубина моря (2009 г.и.)
4. 1999 Открытое море

Отдельные произведения:
1997 Правда или последствия

2000 Огненная птица

2002 Алое сердце, голубая бабочка

2005 Nu, i morgon / Сейчас, завтра

2020 «Маяк и звезды»
Титулы, награды и премии

Книги Анники Тор отмечены многочисленными кино- и литературными призами и наградами как в Швеции, так и за ее пределами: премиями Януша Корчака, Шведского союза издателей «Твоя книга – твой выбор», Союза библиотекарей, Астрид Линдгрен, Немецкой литературной премией за книги для детей и юношества, премией «Золотой барабан», самой престижной шведской литературной премией Августа Стриндберга и др.
Интересные факты

Анника Тор о себе:
“Не так давно я встретила нескольких моих старых школьных друзей, с которыми училась в подготовительном классе в народной школе. Один из них сохранил свою книгу «Мои одноклассники», такую, где просят своих товарищей ответить на вопросы о любимом цвете, киноактере и т.д. Одним из вопросов был, как правило: Кем ты хочешь стать, когда вырастешь? И в качестве ответа я старательно вывела печатными буквами: Писательницей.
В конце концов, я стала писательницей, но на это потребовались многие годы. Ребенком, я была все время занята либо чтением рассказов других, либо сочинением своих собственных. По пути домой из школы, я мысленно пребывала не в Гётеборге 60-х годов сырым дождливым днем, а совсем в другом времени и в другом месте. Я разыгрывала долгие и запутанные драмы с вырезанными из бумаги куклами или моими куклами Джинжер «Gingerdockor» (предшественницами Барби). И я писала: стихи, рассказы, пьесы.
Но в подростковом возрасте ударила самокритика.

Чего стоили мои произведения в сравнении с мировой литературой? Ничего, разумеется. Зачем тогда писать? Вовсе незачем. Вместо этого я со временем выучилась на библиотекаря. Я хотела заниматься книгами. Тем или иным образом.
Извилистыми путями я постепенно вернулась к писательству, сначала как журналист. Желание рассказывать истории проснулось снова, и с середины 80-х годов и до сих пор я пишу сценарии к некоторым фильмам для детей и взрослых. Но смогла бы я написать книгу, настоящую книгу…? Итак, однажды в январе 1993 года, в то время как я искала факты для одной статьи, я случайно натолкнулась на краткие данные о том, как 500 еврейских детей – беженцев были привезены в Швецию сразу перед второй мировой войной.
Это была история, которую я хотела рассказать. Но как? По многим причинам она не подходила для фильма. Это должна быть книга.
«Остров в море» – рассказ о двенадцатилетней Штеффи из Вены, которую вместе со своей младшей сестрой Нелли привезли в Швецию чтобы избежать преследования евреев нацистами. Книга вышла весной 1996 года. Тогда я уже успела написать продолжение, «Пруд белых кувшинок». Когда Штеффи исполнилось тринадцать, она продолжила учебу в Гетеборге и была застигнута первой большой любовью. «Глубина моря» и «Открытое море» – третья и четвертая части в серии про Штеффи и Нелли. По все четырем книгам был снят телесериал, который показывали по Шведскому телевидению осенью 2003 года.”

Глава 12

Штеффи забылась беспокойным сном на пару часов. Простыня обвилась вокруг тела, опутав руки и ноги.

Во сне кто-то пытался схватить ее. Руки тянулись за ней и двигались по телу. Ладони, губы и ноги горели.

— Стефания, — звал голос. — Стефания, Стефания!

Голос похож на голос Свена. Она резко обернулась и увидела пару серых глаз. Глаза принадлежали не Свену, а Бенгту, и их выражение было холодным и насмешливым.

Проснувшись, Штеффи почувствовала себя грязной. Она долго стояла в ванной и тщательно мылась.

Она сказала Май, что ночевала у Веры. Что они не спали и проболтали до рассвета, а потом она решила вернуться домой.

Еще про Тора:  Оберег «Огневица» - купить в Славянской Лавке

— Как все прошло? — спросила Май. — Тебя часто приглашали?

— Да, — сказала Штеффи. — Хотя не так часто, как Веру.

Она подробно описала, как выглядела Рута и во что они с Верой были одеты. Но когда Май спросила о парнях, с которыми она танцевала, Штеффи была немногословна.

— Один был в очках. А другого звали Бенгт.

Только когда часы показали полвторого и пришла пора отправляться к Хедвиг Бьёрк, Штеффи вспомнила, что оставила свою одежду у Веры. И туфли, прежде всего туфли! Туфли на низком каблуке — это ее единственная пара весенней обуви. Пришлось надеть свои тяжелые зимние ботинки в разгар весеннего тепла.

— Удачи, — пожелала Май. — Надеюсь, фрекен Бьёрк что-нибудь придумала.

Спустя полчаса она позвонила в квартиру Хедвиг Бьёрк в Иоханнеберге. Штеффи повесила пальто, разулась в тесной прихожей и прошла в комнату, одновременно служившую Хедвиг Бьёрк спальней, кабинетом и гостиной.

Она никогда не думала, что здесь так уютно. Вдоль стен — полки, заставленные книгами. У большого окна — письменный стол и красивый стул. Кровать в углу днем скрывала занавеска мягких тонов: винно-красного, серо-голубого и цвета охры. Перед камином стояло удобное кресло для чтения, рядом с ним — столик, а на нем — стопка книг.

Хедвиг Бьёрк убрала книги и подвинула к столику стул. Затем она ушла в кухню за чайным подносом, а Штеффи рассматривала фотографии на камине. Среди них — милый снимок маленькой Хедвиг Бьёрк и много фотокарточек ее родителей и родственников.

Штеффи заметила новую фотографию, которую прежде не видела, живя здесь два года назад. На ней была изображена женщина лет тридцати, которая серьезно смотрела в камеру. Может, это ее сестра? Но Хедвиг Бьёрк никогда не упоминала ни о братьях, ни о сестрах, да и женщина на фотографии была совсем не похожа на нее. Линии рта мягче, нос острее, а лицо обрамлено кудрями.

Хедвиг Бьёрк поставила на столик поднос. На нем были чайник, две чашки и бутерброды с маслом и ломтиками огурцов.

— Английские сэндвичи, — сказала с улыбкой Хедвиг Бьёрк. — Садись ты в кресло. Я провела в нем все утро.

Она налила чай и задумчиво отхлебнула из своей чашки. Штеффи сидела как на иголках.

— Я исхожу из предположения, что ты правда хочешь продолжить учебу в гимназии? — наконец сказала Хедвиг Бьёрк.

— Конечно.

— И ради этого ты готова чем-то пожертвовать?

Пожертвовать? Штеффи не совсем поняла, но ответила:

— Да.

— Тогда у меня есть предложение, — сказала Хедвиг Бьёрк. — Я поговорила с ректором, и он, так же как и я, считает, что твоих отметок и способностей хватит, чтобы перепрыгнуть через один год обучения в гимназии. Тогда тебе остается проучиться только два года, всего на один год дольше, чем если бы ты училась до выпускного экзамена в школе, и на этот компромисс комитет помощи мог бы согласиться.

— Фрекен Бьёрк, вы правда думаете, что я справлюсь?

— Иначе я бы не предложила. Есть еще одно условие.

— Какое?

— Ты сама позвонишь в комитет помощи и выложишь им наш план. Речь идет о твоем будущем. Ты уже достаточно взрослая, чтобы нести за себя ответственность.

Штеффи кивнула.

— Теперь я возвращаюсь к моей идее, — продолжала Хедвиг Бьёрк. — Итак, ты должна пройти программу первого курса по всем предметам за лето. Думаю, тебе понадобится помощь. Ты не знаешь, твои приемные родители уже сдали на лето комнаты?

— Не думаю.

— Тогда я хочу, чтобы ты спросила, можно ли нам с подругой снять их, — сказала Хедвиг Бьёрк. — Пару часов в день я буду заниматься с тобой математикой и биологией. Моя подруга — из Англии, она может давать тебе уроки английского языка. Кстати, вот она на фотографии. Ее зовут Дженис. Она тебе понравится. Немецкий язык ты уже знаешь, а что касается шведского — я прослежу, чтобы ты получила список литературы.

— Неужели вы не хотите летом отдохнуть?

— Летом дни долгие, — сказала Хедвиг Бьёрк. — Да и большую часть работы ты, разумеется, будешь делать сама. Не слишком-то веселые летние каникулы. Не пожалеешь?

— Нет.

— Тогда вот что, — сказала Хедвиг Бьёрк. — Ты сейчас же позвонишь в комитет помощи. Я выйду в кухню на время, чтобы не смущать тебя.

Штеффи села за письменный стол, а Хедвиг Бьёрк вышла и закрыла за собой дверь. Сначала нужно позвонить тете Марте и узнать у нее телефон своего опекуна в комитете помощи.

— Ты будешь звонить и надоедать? Не стоит этого делать.

— У фрекен Бьёрк есть идея. Я расскажу позже, если все получится.

Штеффи дождалась подходящего момента и спросила, нашла ли тетя Марта квартирантов на лето. Оказалось, что нет.

— Фрекен Бьёрк хочет снять комнаты вместе со своей подругой, — сказала Штеффи. — На все лето.

Еще про Тора:  Амулет от пьянства - ASTROVENUS

— Тогда я предложу ей хорошую цену, — сказала тетя Марта. — Попроси ее позвонить мне, мы наверняка договоримся. Кстати, слышала? Нашли «Волка».

Нет, об этом Штеффи не слышала.

— В прошлый вторник, — рассказала тетя Марта. — Их обнаружила рыбацкая лодка из Хэльшё, они думали, что сели на мель, а это оказался «Волк». Туда приехали военные моряки с водолазами. Сказали, что виновата мина. Все, кто был на борту, погибли. Это ужасно. Большинство — совсем мальчишки.

Закончив разговор, Штеффи еще некоторое время сидела с телефонной трубкой в руке. Во рту пересохло. Она взяла чашку и глотнула остывшего чая. Затем набрала записанный номер.

Она знала, что дама, которой она звонит, это та самая женщина, что провожала их с Нелли с железнодорожного вокзала на корабль, когда они приехали в Швецию. Но они с ней с тех пор ни разу не встречались. Штеффи не помнила ее лица, только желтый костюм.

— Добрый день, — сказала она. — Это Стефания Штайнер.

Язык словно распух во рту. Она быстро глотнула еще чаю.

— Стефания, — сказала дама. — Как у тебя дела?

— Простите за беспокойство, — сказала Штеффи, — ведь сегодня воскресенье…

— Ничего страшного.

Теперь нужно собраться. Сказать, что хотела, как взрослая.

— Это касается моей учебы, — сказала Штеффи. — В гимназии. Мне бы очень хотелось учиться дальше.

— Я понимаю, — ответила дама. — Но, как я уже сказала фру Янсон, мы не можем отвечать за образование всех детей. Ты должна понять, кроме тебя еще многие хотят учиться.

— Но еще один год ведь можно?

— Об этом я тоже сказала фру Янсон.

— А два года?

— Два?

— Моя классная руководительница предложила мне пройти за лето программу первого курса гимназии, — сказала Штеффи. — Тогда мне останется только два года.

В трубке стало тихо. Затем дама сказала:

— Интересное предложение. Дай мне подумать. Я не могу решать одна. Как зовут твою учительницу?

— Хедвиг Бьёрк.

Дама спросила телефон Хедвиг Бьёрк, Штеффи продиктовала. Дама пообещала сообщить результат в течение недели. Договорились, что она свяжется с Хедвиг Бьёрк, поскольку у Штеффи не было телефона. Штеффи поблагодарила ее и положила трубку.

«Я справилась, — все внутри нее ликовало. — Я справилась!»

Они прогулялись по тихим воскресным улицам Йоханнеберга. Хедвиг Бьёрк провела Штеффи через парк до Пруда Белых Лилий и вниз по ступенькам до Кошвэген. Она подождала, пока не пришел трамвай Штеффи. Затем быстро чмокнула Штеффи в щеку и сказала’

— Все получится. Я уверена.

Почти все места в трамвае были заняты, но Штеффи нашла, куда сесть. На скамейке впереди нее сидели две девочки, одна — ее возраста, другая — года на два младше. Что-то знакомое было в лице старшей девочки, но Штеффи не знала ее. Во всяком случае, незнакомка не училась в школе для девочек. У нее были русые курчавые волосы, голубые глаза и бледная веснушчатая кожа. Но светловолосая и голубоглазая девочка не была похожа на шведку.

Штеффи села. Девочка с курчавыми волосами повернулась и сказала по-немецки:

— Стефания Штайнер? Ты ведь Стефания Штайнер из Вены?

Глава 31

— Нет, сегодня тоже нет.

Фрекен Хольм в почтовом отделении с сочувствием посмотрела на Штеффи поверх позолоченной оправы очков.

— Но завтра обязательно придет.

Штеффи согласно кивнула. Фрекен Хольм хотела как лучше. Но ее попытки приободрить были лишь пустыми словами. Она не больше Штеффи знала, почему перестали приходить карточки от мамы с папой.

Штеффи положила свое письмо на прилавок. Фрекен Хольм приклеила почтовую марку, поставила штамп и взяла у Штеффи две монетки по десять эре.

— Загляни завтра, — сказала она. — Завтра наверняка придет.

На каменной ограде у магазина сидели Нелли и ее подруга Мауд. Они ели тянучки из большого пакета.

— Хочешь? — спросила Мауд и протянула пакет.

Штеффи взяла одну тянучку и сунула ее в рот. Конфета была сладкой и липла к зубам.

— Возьми еще! — сказала Мауд.

Штеффи покачала головой.

— Никакой карточки, — сказала она Нелли. — Сегодня тоже.

— Угу.

Нелли была немногословна.

— Вы почти как сироты? — спросила Мауд. — Нелли сказала.

— Нет, мы не сироты, — прошипела Штеффи. — Просто наши родители не смогут приехать сюда, пока не закончится война. Нелли, тебе не стоило болтать так много глупостей!

— Я не говорила, что мы сироты, — оправдывалась Нелли. — Я лишь сказала, что когда мы сюда приехали, это было почти как в той книге…

Она обернулась к Мауд.

— В той, что я у тебя брала. Как она называлась?

— «Анна с фермы», — сказала Мауд.

«Вот как, Нелли берет у Мауд книги. Это хорошо», — подумала Штеффи. Нелли и раньше не особенно интересовалась чтением, а теперь немецкие книги она вовсе терпеть не могла. Ее отметки в школе были средними. Через два года она окончит народную школу, но стипендию не получит. Только бы война закончилась раньше, тогда у Нелли появится шанс продолжить учебу!

Еще про Тора:  Славянские символы и их значение

Мауд шепнула что-то на ухо Нелли, и обе захихикали.

— Спроси ее! — сказала Мауд и толкнула Нелли локтем в бок.

— Нет, — сказала Нелли. — Сама спроси!

— Нет, спроси ты!

— Кто папа Вериного ребенка? — спросила Нелли.

Вера была уже на четвертом месяце, ее живот больше не скроешь.

— Разумеется, жених Веры, — сказала Штеффи.

— Как его зовут?

— Рикард.

— Ты его знаешь?

— Нет, — сказала Штеффи. — Я встречала его. Но я его не знаю.

— Почему они не женятся? — спросила Мауд. — Нужно быть женатыми, если есть ребенок.

— Это грех, — сказала Нелли. — То, что сделала Вера.

Она поджала губы, как некоторые тетушки в Пятидесятнической церкви.

— Грее-е-ех, — протянула она.

— Грее-е-ех, — повторила Мауд и захихикала.

— Тетя Альма говорит, что ты больше не христианка. Это правда? — спросила Нелли.

— Да, — ответила Штеффи. — Я вышла из общины.

— Иисус расстроится. Так говорит тетя Альма.

— Иисус не может расстроиться, — сказала Мауд. — Он умер.

Она засмеялась. Нелли выглядела испуганной, но все же поддержала подругу резким неестественным смехом.

Штеффи не смеялась. Почему Нелли так отчаянно хочет угодить Мауд?

Можно было бы поверить, что фрекен Хольм предвидит будущее, если бы она не твердила свои предсказания каждый день по нескольку недель. Во всяком случае, на следующий день она торжествующе протянула Штеффи почтовую карточку.

— Вот, пришло!

Штеффи удержалась от сильного желания пробежаться взглядом по карточке, зная, что если прочтет ее в почтовом отделении, фрекен Хольм не отстанет, пока не узнает, о чем там написано. С напускным безразличием Штеффи сунула карточку в карман.

— Большое спасибо.

Фрекен Хольм выглядела разочарованной.

Штеффи вышла на лестницу. Только она достала карточку, как послышался шум. Мужской голос ругался. Девочка кричала:

— Нет! Нет! Отпустите меня!

Голоса раздавались из-за открытой двери, ведущей в магазин по соседству с почтой. Штеффи заглянула туда.

По лестнице из магазина сломя голову пронеслась Мауд.

Но кричала не она. Это была Нелли.

Штеффи бросилась через площадку, посыпанную гравием, между почтой и магазином и взбежала по лестнице. Потребовалась доля секунды, чтобы глаза привыкли к полумраку внутри магазина после слепящего солнечного света снаружи.

Посреди зала стоял торговец с красным от злости лицом. Он крепко держал Нелли за черные косы. Нелли отчаянно рыдала. На полу валялись тянучки и карамельки. На лестнице на второй этаж стояла Сильвия. Она язвительно улыбнулась, увидев Штеффи.

Позади Штеффи в открытую дверь заглядывала пара тетушек.

— Это еще что! — крикнула Штеффи. — Отпустите ее!

— Теперь ты за все получишь, — ревел торговец. — Я не позволю воровке так просто уйти.

— Моя сестра не воровка!

Торговец показал свободной рукой на пол.

— Неужели? Тогда посмотри, что она наворовала, пока ее подружка отвлекала меня, послав на склад за консервами!

Тетушки собирались, проходя мимо Штеффи. Они смотрели то на торговца, то на Нелли и охали. Торговец радовался публике.

— Только посмотрите! — говорил он. — Посмотрите, что она натворила, эта еврейская девчонка!

— Не рассказывайте тете Альме! — рыдала Нелли. — Пожалуйста, пожалуйста, не рассказывайте тете Альме. Я за все заплачу.

— Сильвия случайно спускалась по лестнице, сказал торговец тетушкам. — Она увидела, как эта маленькая крыса стояла у лотков с карамелью и таскала оттуда конфеты. Другая, девчонка приезжих, стояла на страже, на случай моего возвращения.

Сильвия приподняла красиво выщипанные брови.

— Наверняка это было не в первый раз, — сказала она. — Чистое везенье, что я спускалась.

— Нет, это было в первый раз, — плакала Нелли. — Я больше так не буду, никогда в жизни, только не рассказывайте тете Альме.

— Теперь ты за все получишь, — сказал торговец. — Что ты себе вообразила! Разумеется, фру Линдберг узнает, что выходит, когда берешь чужих детей из-за границы. Сильвия, присмотри за магазином, пока меня не будет.

Все еще крепко держа Нелли за косу, торговец промаршировал из магазина вниз по лестнице, по площадке, посыпанной гравием, и отправился дальше, к дому тети Альмы.

— Пусть она идет сама, — попросила Штеффи. — Позвольте ей хотя бы идти самой!

— Чтобы она сбежала и спряталась? — сказал торговец. — Ну уж нет, так легко ей не отделаться. Она заслужила настоящую взбучку, и я об этом позабочусь.

Штеффи шла следом. Что ей оставалось делать? Карточка осталась лежать в кармане непрочтенной. Ее сестра — воровка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Adblock
detector