Фэндом Тор | Фанфик в файл

Братья{amp}#xa; —{amp}#xa; фанфик по фэндому{amp}#xa; «тор»

Он — сын Одина, наследник трона Асгарда, бог грома и просто весёлый, общительный и дружелюбный парень.
Он — сын Лафея, приёмный сын Одина, бог коварства и лжи, наглый и противный лицемер.
Забавно, но очень много лет эти двое считали себя родными братьями. Но увы… Судьба решила иначе. Один ушёл к свету, а другой погряз во тьме…

***

Наши дни. Локи, в тайне ото всех правит Асгардом, Тор в Мидгарде вместе со своей возлюбленной.
Локи в образе Одина подходит к Хеймдаллю.
— Ты сотворил огромный грех, Локи, — без единой эмоции промолвил хранитель Радужных врат.
— А от тебя ничего не скроешь, Хеймдалль, — усмехается сын Лафея и принимает свой истинный облик.
— Чего ты добиваешься? — непоколебимым тоном спрашивает светлейший Ас.
— Чего добиваюсь, — делает задумчивое лицо Локи, — или чего уже добился?
— Нет. Чего ты ДОБИВАЕШЬСЯ?
— Ты смешон, Хеймндалль, — усмехается бог коварства и лжи. — Не видишь? Всего чего хотел, я уже добился!
— И чего же? — спокойно спросил Хеймдалль.
— Я добился трона Асгарда! Один повержен! Я повелитель всех девяти миров! — Локи торжествующе посмотрел на Хеймндалля.
— Я повторю вопрос, — спокойно произнёс хранитель Радужных врат. — Чего ты этим добиваешься?
На лице сына Лафея проявились все признаки раздражения.
— Как тебе ещё объяснить, — выделяя каждое слово, начал он, — я получил всё, что хотел! У меня всё есть! Я НИЧЕГО НЕ ДОБИВАЮСЬ! — эхо разлетелось по залу Радужного моста. Повелитель магии быстрым шагом направился ко дворцу. Он уже подходил к выходу из обители Хеймндалля, как услышал уверенный голос:
— Нет.
— Что нет? — устало проговорил Локи.
— Тебе ли не знать, Локи, что от меня нельзя утаить правду, прикрываясь ложью, — Хеймдалль повернулся к сыну Лафея.
Локи глубоко вздохнул и подошёл к светлейшему из Асов. Повелитель магии неуверенно взглянул в жёлтые мерцающие глаза и понял, что проиграл. Больше нет смысла скрывать цель своего визита.
— Ты прав. Впрочем, как и всегда, — вздохнул Локи. Его вдруг охватила апатия. Да, повелитель девяти миров, конечно, а Хеймндалль умудрился его на эмоции развести, как дитя малое.
Хранитель Радужных врат улыбнулся уголками губ.
— Это всё из-за Тора?
— Да, — выдавил из себя сын Лафея. — Я просто хотел доказать ему, что ничуть не хуже него, что я тоже имею право сидеть на троне Асгарда!
— А ты сам уверен в этом?
Повисло молчание.
«А правда. Достоин ли?» — промелькнуло в голове у повелителя магии.
— Нет…то есть да…или, — Локи опустил взгляд вниз.
Светлейший из Асов положил свою руку на плечо юного бога.
— Как он там? — вдруг спросил Локи, — как Тор?
— С ним всё хорошо, — улыбнулся Хеймдалль, — живёт вместе со смертной, общается с Мстителями, а ещё…- хранитель замолчал.
— Что? — поднял голову сын Лафея.
— Тебе с какой новости: хорошей, плохой или счастливой?
Локи задумался лишь на секунду:
— Давай прямо по списку.
— Он скорбит по тебе.
— Это хорошая? — удивился повелитель магии. А ответ получил кивок. — Ну, давай плохую.
— Его мучают ночные кошмары. Во всех ты.
— Дай угадаю, я его там убиваю? — с фальшивой ухмылкой спросил бог коварства и хитрости.
— Нет.
— Я убиваю его подружку?
— Нет.
— Одина?
— Нет.
— Мстителей?
— Нет.
— У меня вариантов больше нет, — развёл руками Локи. — Кого ещё я могу убить?
— Никого. Ты умираешь сам.
Локи как-будто выпал из реальности.
«Ему снится моя смерть?»
— Ты точно порядок новостей не перепутал?
— То есть? — удивился Хеймдалль.
— Новости, плохую с хорошей не перепутал?
— Нет, а почему ты спрашиваешь?
— Не вижу ничего хорошего в том, что Тор скорбит по мне. По такому поводу радоваться надо, — грустно воскликнул повелитель магии.
— Почему?
— Потому что из-за меня все несчастья во всех девяти мирах начались!
— Это не так.
— Ой, да брось, — отмахнулся от хранителя сын Лафея. — Ну, а чего плохого в моей смерти? Я же…
— Перестань, Локи! — громогласно проговорил светлейший Ас. — Твой брат всегда любил тебя, до сих пор любит и будет любить, потому что ты его брат! Не по крови, но здесь, — Хеймдалль приложил свою ладонь к груди Локи, напротив сердца.
Бог коварства и хитрости, как заворожённый, слушал хранителя Радужных врат.
— А какая счастливая? — почти шёпотом выдавил из себя повелитель магии.
Светлейший из Асов убрал руку с груди Локи.
— Ты скоро станешь дядей.
— Что? — не понял повелитель магии.
— Тор станет отцом, ты станешь дядей, я тоже по какой-то линии стану дядей, — улыбнулся светлейший Ас.
Локи сначала посмотрел на Хеймдалля, как на полоумного, потом на его лице застыло удивление, а потом засверкала счастливая неподдельная улыбка. В зелёных холодных глазах заискрила радость, впервые за многие столетия.
— Ну, братишка даёт, — выдавил он.
— Ты рад?
— А по мне не видно?
— Видно.
— Надо что-то подарить, — задумался Локи.
— Расскажи ему, что ты жив, избавь от кошмаров и скорби, — предложил хранитель.
— Думаешь? — неуверенно ответил повелитель магии.
— Я уверен.

Еще про Тора:  Классный час (7 класс) на тему: Мастер-класс к Дню народного единства «Чувашский национальный костюм. Кукла-оберег» | Социальная сеть работников образования

***

POV ТорСнова тот же сон. Нет, это кошмар.
Тёмный эльф просто вбивает меня в землю. Возможно он убил бы меня, но… Локи. Ты вонзил клинок в спину этой твари. А ему хоть бы что. Он хватает тебя и насаживает грудью на этот же клинок… Я кричу и… просыпаюсь. Меня будит Джейн.
— Снова Локи, милый? — спрашивает она, заранее зная ответ.
— Да. — отвечаю я.
Моя любимая встаёт и уже привычной дорогой идёт на кухню. Я, уже не проверяя, знаю, что она пьёт грейпфрутовый сок. Это её в последнее время успокаивает. Завтра она снова посмотрит на меня с сочувствием, а я не смогу смотреть ей в глаза. Я чувствую невыносимую боль, а она забирает её часть себе. Иногда она спрашивает, когда я уже перестану винить себя за смерть Локи. Но я не отвечаю. Всегда молчу, потому что знаю — никогда…
Я провожу рукой по лицу и подхожу к зеркалу. От прежнего меня, кажется, ничего не осталось: синяки под глазами, вялый вид. Это всё, что я могу о себе сказать. Я слишком скорблю по тебе, брат. Кошмары не исчезли, даже когда я узнал, что стану отцом. Ты снишься мне каждую ночь, а я просыпаюсь в холодном поту и вижу перед собой грустную Джейн. Я думал, что Мидгард поможет мне справиться с горем, но нет. В Асгарде всё было бы ещё хуже. Там бы ты мерещился мне и наяву. Но и здесь мысли о тебе не покидают меня. Снова, снова слёзы наворачиваются на глаза.
— Ты мне нужен, — тихо шепчу я и смахиваю слёзы с глаз.
Конец POV Тор

За всем этим наблюдал, сделавшийся невидимкой, Локи.
«Я нужен тебе?» — думает бог обмана.

Еще про Тора:  Обережная вышивка с примерами схем и значением символов | Журнал Ярмарки Мастеров

POV ЛокиЭто невероятное желание быть рядом и есть любовь? Значит, я всё-таки люблю тебя, Тор. Моя «смерть» принесла тебе столько горя? Сколько же боли тебе принесёт весть о смерти отца? Не знаю. Но ты должен знать. И о том, что я жив, и о том, что отец мёртв. Я понесу любое наказание, какое ты пожелаешь, брат. Любое наказание перед жителями Мидгарда и Асгарда. Перед жителями всех девяти миров! а главное, перед тобой, Тор. Я готов, брат.Конец POV Локи

Магия исчезает. Локи стоит за спиной Тора с выражением глубокого искреннего сожаления на лице. Тор, видимо смотрит вниз, потому что не замечает присутствия брата. Повелитель магии ждёт. Он боится даже дышать. Но Тор всё же на последок смотрит в зеркало. Его глаза расширяются, и он резко разворачивается, боясь, что Локи иллюзия, игра его воображения. Но повелитель магии не исчез, наоборот, сделал шаг вперёд, на встречу богу грома. Тор резко прижимает к себе брата. Он до сих пор не верит в происходящее, но когда чувствует на своём плече прикосновение холодной ладони, то слёзы сами льются из глаз. Локи жив! Сейчас его ничего больше не волнует. Его брат с ним. После нескольких минут объятий, Тор немного отстраняется. Слёзы всё также текут из глаз.
— Как? — единственное, что может сказать Тор.
— Как всегда, — вымученно улыбается Локи.
— Иллюзия? — сын Одина улыбается. Ему всё равно как. Главное, что жив, и он рядом.
— Да, — вздыхает сын Лафея. — Прости меня, Тор. Если сможешь.
— За что? — искренне удивляется бог грома.
— За всё! За предательство, за ложь, за нападение на Мидгард, за зависть…
— Я прощаю, — перебивает его Тор. — Уже давно простил.
— Нет, — Локи отворачивается от брата.
— Что нет? — сын Одина кладёт свою ладонь на плечо повелителя магии.
— За последнее ты никогда не сможешь меня простить, — вздрагивает бог коварства.
— За что же? — Тор разворачивает своего брата к себе лицом и, приподнимая его лицо за подбородок, смотрит прямо в глаза.
— За смерть отца.
Повисло молчание. Тор отошёл от Локи и сел на кровать. Светлые волосы закрыли лицо. Гробовую тишину нарушил сын Лафея.
— Я… я готов понести любое наказание. Всё, что захочешь, — с дрожью в голосе начал повелитель магии.
В ответ молчание.
— Если хочешь, наказание будет выбирать народ Асгарда или Мидгарда, — продолжал бог коварства и лжи.
Снова молчание.
— Скажи хоть что-нибудь, Тор, — Локи упал на колени, — кричи, бей, называй наказание, только не молчи.
Тор медленно поднялся с кровати. Локи изо всех сил пытался найти глазами его глаза. Но этого не потребовалось. Бог грома опустился на колени рядом с братом. Волосы спали с лица и Локи увидел в его глазах неимоверную печаль. Там не было гнева или ненависти, только грусть.
— Я всё тебе прощаю.
Локи содрогнулся. Лучше бы Тор его ударил. Нельзя вот так всё просто простить. Слёзы вновь выступили на глазах.
— Я до сих пор не понимаю, в чём подвох, — надрывно произнёс бог обмана.
— Ты мой брат, — улыбаясь уголками губ, ответил сын Одина. — Я люблю тебя и всё тебе прощу, только не обманывай меня больше.
— Клянусь.

Еще про Тора:  Какими были куклы-обереги на Руси: 19 самых значимых славянских кукол из ткани | Крестик

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector