Наузы славян: древняя магия в современной жизни, схемы

§86. гадания

Примета – это предзнаменование по таким явлениям, которые находятся вне нашей воли и вне нашего влияния. Приметы на первый раз кажутся случайными, но на самом деле это своего рода таинственный голос судьбы или природы. Нередко бывали случаи, когда человеку хотелось предрешить ото или иной исход его дела, но он не мог этого следать, так как не было повода к предсказанию, не было соответствующих условий, которые предзнаменуют удачу или неудачу. Тогда человек пытался искусственно создать такие условия, при которых возможно предсказание будущего; это и будет гадание. Способы гаданий разнообразны, но все они отличаются тем, что условия для предсказния создаются самим человеком; человек приспособляется или приспособляет предметы и явления для своих целей и таким образом искусственно создает условия для суждения о будущем.

Гадания существовали и существуют у всех народов: они основываются на стремлении человека приподнять завесу будущего. Мы имеет сведения, что славяне в древнейшее время употребляли гадание. «Поклонялись они славяне», пишет Прокопий Кесарийские: «также рекам, нимфам и некоторым другим духам, которым точно также жертвовали и притом гадали о будущем»883. В Ретре и Анконе производились общественные гадания при посредстве священных коней. Остатки такого гадания сохранились и до наших дней884. Со введением на Руси христианства у нас появилось гадание по книгам Священного Писания, заимствованное из Греции. Владимир Волынский гадал по пророческим книгам и вследствие благоприятного ответа построил город885. Домострой осуждает волхвования и гадания886. В Стоглаве строго осуждаются различного рода гадания: кто гадал, тем быть от благочестивого царя в великой опале и в наказании, а от святителей по священным правилом быти во отлучении и в проклятии887. О распространенности у нас гаданий свидетельствует известная статья «О книгах истинных и ложных». Гадание близко соприкасается с волхвованием; иногда эти понятия совпадают, в сущности же они различны, вследствие чего, как в древнее время, так и теперь, гадание и волхвование строго различались. Гадание, как выражение естественного стремления узнать, определить будущее невинными средствами, не считалось предосудительным. Думать и гадать почти синонимы. Гадание могло быть и посредством волхвования, такое гадание быо уже преступным. Вселенские соборы, как отмечает Спераский, преследуют волхвов и волхвования, а не гадания888. Но канонические постановления не различают гаданий и волхвований. В 13 правиле Номоканона читаем: «чародей, сиречь волхв, и прорицатель, восколей и оловолей… или чародействуяй в бурю – да не причастятся 20 лет»889. Разница между волхвом и восколеем весьма большая. Волхвы – это те люди, которые действуют при посредстве бесов890. Гадать же, напр. лить воск или олово, может всякий, не состоя ни в каких непосредственных отношениях с бесами и не причиняя никому вреда. В канонических постановлениях всякого рода гадания считаются волхвованиями, так как все византийские гадания свое начало вели от времен язычества. Но общество и государство отличали гадание от волхвования: и в Византии, и у нас и то и другое считалось грехом, хотя не одинакого большим; и кроме того, волшебство считалось еще государственным преступлением и каралось государством.

Способов гадания много. Наиболее распространены святочные гадания891. Из книг гадательного содержания в индексе 17 в. упомянут Лопаточник, которому посвящено особое исследование проф. Сперанского892. Книги или статьи с названием Лопаточник пока не найдено, но есть сочинение, которое по содержанию должно быть названо Лопаточником893. Эта книга не оригинального содержания. Перевод Лопаточника относится к периоду времен между 14 и 16 вв894. Лопаточник – книга для указания гадания по кости овцы. Этот вид гадания в греко-римском мире имел название ωμοπλατοσγοπία Scapulimantia895. Гадание по лопатке овцы известно у многих народов; к такому гаданию прибегал Аттила; оно известно арабам, нашим лопарям и проч. Самое гадание как видно из приложенного Сперанским русунка с объяснением, довольно сложно. Полагаем, что «метание» Киприанова индекса не книга, а способ гадания. Гадание посредством жребия было давно известно на Руси. В «Слове о полку Игореве» читаем следующее: «на седьмом веще Трояни връже Вьсеслав жребий о девицю себе любу», – Всеслав гадал о девушке посредством жребия. Известно, что новгородцы при избрании своих владык прибегали к жребию.

В Памятниках старинной русской литературы Кушелева-Безбородка помещены «Рафли, книга гадательная пророка и царя Давида»896. «Пыпин ошибочно назвал эту книгу «рафлями», как это указал Сперанский. Изданная Пыпиным книга относится к разряду гадательных псалтирей897. Книга разбита на отдельные рубрики, при которых имеется по три цифры. Вероятно, гадавший бросал кубик или кубики с цифрами на боках и сообразно выпавшим цифрам подыскивал соответствующую статью. Что при гадании употреблялось метание, это не подлежит сомнению; в самой «книге» неоднократно упоминается о метании: «добра меть», «меть злая», «сия речь вельми подобная тебе, благая, что еси думад и метал». В каждой рубрике есть выдержки из Псалтири; иногда приписываемое Давиду не может ему принадлежат. Напр., 6—6—4: «Спасет Бог волю твою и желание твое, о чем думал и гадал; о том царь Давид рече: аще о болезни, – болезнь не велика, востанет, аще о дому, – в доме твоем здраво, а пропажа сыщетца. Меть добра» – Гадание, как деяние необычное, требующее особых знаний и условий, всегда обставлялось тайной. Как известно, все таинственное производить на душу человека особенное действие: оно чарует и в то же время страшит; при гадании в душе человека борются два чувства: желание узнать будущее и страх пред этим будущим. Этому обстоятельству мы приписываем живучесть верования в гадание, несмотря на преследование церкви. Заканчивая нашу речь о гадании, мы приведем выдержку из «Сказания о Мамаевом побоище», где рисуется поэтическая картина гадания в ночь перед великой Куликовской битвой. Ночь была теплая, тихая. Великий князь Дмитрий Иоанович и воевода Дмитрий Волынский выехали на Куликово поле, разделявшее враждебные рати. Князь был верхом на лошади. Стали слушать. «Обратився на полки татарские, князь слышах стук велик и крик, аки торзи снимаются, аки городы ставят, трубы гласяще. И бысть же назади татарских полков волцы воют вельми грозно, по правой же стране их вороны и галицы безпрестанно кричаше, и бысть велик трепет, птицам прелетающим от места на место, аки горам играюще, противу же им на реце на Непрядве гуси и лебеди и утята крылами плещут необычайно и велику грозу подают». Затем великий князь обратился на русскую сторону и стал слушать. Но там было все тихо, только от множества огней как бы заря занималась. Волынский сказал, что это добрая примета и знамение. «Еще ми примета есть», сказал Дмитрий Волынский и, сойдя с коня, припал правым ухом к земле: долго так он лежал, а потом встал печальным. Сначала он не хотел говорить, что слышал, и только по настоянию великого князя рассказал о слышанном. Одна примета, говорит он князю, тебе на пользу, а другая скорбная. «Слышах землю плачущуся на двое, едина страна аки некая жена плачущеся чад своих еллинским языком, другая же страна, аки некая девица, просопе аки в свирель, едина плачевным гласом». Волынец так изъяснил слышанное: «Аз чаю победы на поганых, а христиан множество падет»898.

 

§88. зелейники и травники

Врачевания, предохранительные и другие средства производились растениями, но были и другие способы, при посредстве которых пытались достигнуть тех же целей. Все эти средства и способы заключались в Зелейниках и Травниках, и потому мы будем одновременно говорить о сопособах врачевания и других средствах, достигаемых как растениями, так и иными способами.

Не имея научных медицинских сведений, наши предки должны были врачевать свои недуги средствами, бывшими у них под руками и не представлявшими особой ценности. Таким целебными средствами чаще всего бывали травы и коренья, о способах пользования которыми трактуют Зелейники и Травники. Подметив целебные свойства некоторых трав и растений, человек с примитивным миросозерцанием склнен был признавать присутствие в растительном царстве особой таинственной силы, влияние которой весьма разнообразно. Травы и растения, по народному верованию, могут влиять не только на физическую, но и на нравственную сторону человека, как будет видно из нижеследующего. Прежде всего растениями пользовались, как лекарствами от недугов. Так, от грыжи давали семя травы елкий. Корень девясила помогал от зубной боли. ОТ желваков и затвердений делали припарки из травы петушковы пальцы и проч. Но кроме целебных, растениям приписывались и иные свойства. Так, трава кудрявый купырь имела силу предохранять от отравы того, кто ее ел натощак900. Существовала и существует уверенность, что мордвинник или будак имеет силу изгонять червей из тела животных901. Но кроме лечебных, растениям приписывались многие другие свойства. Существовало поверье о разрыв-траве, с помощью которой узники ломали свои оковы и воры отпирали замки902. Удивительными свойствами, по мнению наших предков, да и теперешних простолюдинов, обладает трава папоротник, которая цветет накануне Ивана дня в полночь: тот цвет очень надобен, если кто хочет бога и мудр быть903. Из числа многих растений, имеющих предохранительную силу отметим следующие: Петров крест помогал от скорби, всякой пакости, а на пиру от еретика и от напрасной смерти; паперть предохраняла от чужого гнева; попутник отгонял всяких гадов и насекомых. Трава перенос предохраняла от укушения гадов и действия нечистых духов, и кроме того, если из нее сердечко положить в рот и пойти в воду, то вода разступится. Травы прострел (сон трава) и укрой предохраняли дома, где их держали, от нечистых духов904. Укажем другие предохранительные средства, которыми пользовались без содействия растений. Для успешного урожая при сеянии следовало пользоваться решетом из волчьей кожи о тридцати дырах, – такая нива не будет подвергаться порче, и птицы не будут есть семян. Если медведь начинал портить ниву, то следовало перед солнцем, тайно от всех, среди нивы надеть на кол конский череп. Чтобы птицы не клевали зерен на ниве, следовало трижды посолонь обойти ниву с пвиной костью и потом положить кость на ниву и проч. Чтобы водился домашний ското, следовало мевежью голову протести сквозь скот на Иванов день до солнца и вкопать посреди двора. У кого скотина не велась, тому советовали содрать с исдохшей скотины кожу, продать ее и на эти деньги купить сковороду. А вот средства для отогнания от двора беса: сжечь совиные кости и тем дымом храмину свою кадить и двор курить, – и исчезнет бес; потом следует намазать двери ослиным салом, и всякое зло, которое найдет на двор, исчезнет. Хорошо также держать корольковое каменье от него нечистый дух бегает, потому что то кменье крестообразно растет905.

При собирании трав необходимо было оказывать им уважение, собирать их в известное время и с известными обрядами и приговорами. Обыкновенно травы собирались накануне Ивана Купала или между Купальщицею и Петровым днем. Любопытные сведения содержатся о траве полотая нива. «А брать траву полотая нива, надобно кинуть золотую или серебряную деньгу, а чтобы железного у тебя ничего не было, а как будет рвать ее, и ты пади на колено да читай молитвы, да стоя на колене, хватать траву ту, обвертев ее в тафту, в червчатую или белую; а беречь ту траву от смертного часа; а хочешь идти на суд или на бой, никто тебя не переможет». Траву скитарим следовало брать сквозь золотую гривну или серебряную, т.е. очертя кругом монетой906. Итак, некоторые травы следовало рвать, бросив серебряную или золотую монету, преклонив колени и читая молитвы. Не служит ли это отзвуком старинного жертвоприношения и поклонения растениям? Если это так, то молитвы с коленопреклонением должны быть отнесены на счет влияния христианства. Во всяком случае воздаваемые «полотой ниве» почести отзываются обоготворением растений. Вера в целебные свойства растений была столь сильна, что иногда больные молились не о подаянии исцеления, а о том, чтоб им указана была лекарственная трава. В житии Сильвестра Вологодского повествуется, что один больной испрашивал у святого зелья, врачевства от болезни; святой явился ему во сне, дал в руку целебную траву и сказал: «держи у себе и в дому своем в чистом месте». Проснувшись, больной увидел у себя траву в руке, «и абие от того часа здрав бысть»907. В народе верят, что от всякой болезни есть трава или корень, только люди не всегда знают это средство. Современный русский простолюдин сохранил ту же веру в чудодейственную силу растений, которой были преисполнены наши предки в древности. В катологе выставки 12 археологического съезда в Харькове содержится много указаний на такие верования908. Лекарственное значение трав приписывается им иногда по чисто внешним и случайным признакам: напр. растение с желтым цветком считается целебным средством от желтухи, «ризак» от ризачки (резе в желудке), растение «рожа» от болезни рожа, по созвучию названий. Тем не менее народная медицина заслуживает внимания и изучения специалистов. Несмотря на значительное распространение в настоящее время грамотности, несмотря на то, что в настоящее время население не только городов, но и селений может пользоваться врачебной помощью, есть не малое количество людей грамотных, более верящих «домашним средствам», чем врачу. Эти домашние средства заключаются в особых тетрадках, и, конечно, ведут свое начало от «Зелейников». Содержание этих тетрадок значительно изменилось по сравнению с прежними, да и называются они теперь не зелейниками, а «лечебниками». В наших руках был один такой лечебник, составленный разными лицами и на основании разных источников. По-видимому книжка составлена в первой половине 19 века; в ней содержатся средства лечения от 41 болезни, при чем от каждой болезни приведено по несколько средств: так, от лихорадки 8 рецептов, от ревматизма 6, от золотухи 7 и проч. Главное лекарство – травы, коренья и разного рода настои; из медицинских средств – сода, камфора и нашатырный спирт. Но есть и такие средства, которые должны быть отнесены к «симпатическим». Приведем некоторые средства из этого рукописного лечебника.

Еще про Тора:  Славянские наузы — магия на любовь, удачу и деньги

Вот способ лечения лихорадки. Собрать ногтей лошадиных, которая куется в первый раз, и подкурить больного. Достать в реке на дне обросший камень мохом, оборвать этот мож, высушить, настоять на водке и пить, когда лихорадить (во время пароксизсма) три раза в день. Наловить раков, налить их водкой живыми и положить их в какой-нибудь сосуд, пусть они там замрут; тогда повынимать их, сложить на железный лист, поставить печку, чтобы высохли, как можно лучше, тогда стереть в мелкий порошок, просеять на ситечко и употреблять на рюмку водки чайную ложечку раков, разболтать и выпить. Вот средство «от запорошения глаз»; это же и слабительное: поймать рака, вынуть в середине зернышко, называемое раковое зеренце, впустить в глаз и моментально запороха выйдет наружу. Приводим средство от змей. Если влезет в рот земея, то, чтобы вызвать ее, надо натереть травы руты и дать выпить или понюхать: змея сейчас вылезет, потому что запах руты для нее опасен. Или же (лечить) иным способом: надо поискать на том месте нору, откуда она вылезла, пойти опять туда и лечь, близ норки разинуть рот и лежать, пока вылезит.

От уменьшения молока у женщины. Если у женщины окажется мало молока после родов, так что она не в состоянии прокормить ребенка, то нужно взять 2 пчелиных матки, высушить, стереть в порошок и дать выпить с водой. Из средств лечебника обращает внимание вышеизложенный способ изгнания залезшей в рот змеи. Несмотря на всю странность этого явления, вера в такие случаи весьма распространена в народе. Даль подтверждает это. Он сообщает, что в желудке одного солдана некоторое время жили пьявки, проглоченные при питье воды из лужи: в Ораниенбаумском госпитале одного больного вырвало змеей; у одного еврея Киевской губ. В течение трех месяцев вышло рвотой 35 лягушек разной величины909. Относительно этих случаев мы собственного суждения не имеем. Отметим кстати, что верование, будто бы в голове могут завестись сверчки, идет из древней Руси. Так, один человек видел, как два ангела, разрезав на голове глухонемого, одержимого бесом, юноши язву, вынули оттуда «яко скочка травного (кузнечика), его же на землю помятнувше и ногами претроста»910.

 

§91. наузы

Могущественным средством как для личной охраны, так и для воздействия на посторонню личность считался узел, науз. «Первый завязанный узел ознаменовал большой успех в развитии прогресса, материального и умственного … Для первобытного человека завязанный узел представлялся таинственным гиероглифом, загадкой, за ним скрывалась чья-то мысль, какое-то намерение, может быть злой умысел»918. У американских краснокожих существовало особое сложное узловое письмо. И теперь нередко для памяти мы завязываем узел на своем носовом платке… Вера в значение узлов существовала у вавилонян, ассириян, греков, турок и проч. У вавилонян был обычай навешивать на шею ребенка амулеты, как предполагают, из костей или зубов животных, а также привязывать подобные талисманы ему к рукам и ногам919. Наузы были известны в древней Руси; князь Всеслав всю жизнь носил на голове повязку по своету волхвов, данному его матери920. Вера в значение и сулу узлов сохранилась до наших дней. Наузы состоят из разного рода привязок, надеваемых на шею; обычно это маленький мешочек, в которм заключается какое-нибудь целебно-симпатическое средство: трава, коренья, уголь, соль, сера, засушенное крыло летучей мыши, змеиные головки, кожа ужа, жабьи кости, ладан и проч.921. Особенная сила приписывалась и приписывается «херувимскому ладану», которым совершается каждение во время «херувимской песни» за литургией. Широкому употреблению ладана мы обязаны тем, что все современные наузы и амулеты у нас обыкновенно называются ладонками. К тем же наузам следует отнести обычай повязывать кость руки красной шерстяной ниткой на подобие браслета. Это средство вообще предохраняет от «сглаза», не дает руке «развихляться»; если же рука «развихляется», т.е. начнет ощущаться боль в суставе, то красная нитка будто-бы устраняет боль. Этот обычай существует у многих народов.922 Для излечивания от пьянства советуют найти на дороге веревку, завязать концами в середину и спалить ее на сковороде, трижды приговаривая: «так як ся веревка завязана, так бы мени, рабу Божому, завьязано вид всякого пьянства мысленого»923. Вязание и связывание часто упоминается в заговорах. «От одьбегающих раб, напиши с(и)це: Буди путь его тма и пльзении, Анггль да поженет его, Михаил вежет, Рафаил гонит, Исак свезует»924. Особенное значение наузу придают в важнейшие моменты жизни человека: при рождении и во время свадьбы, а также и в момент смерти. С узлом соединяется понятие заграждения, препятствия. На родильнице не должно быть ни одного узла, ей даже расплетают косу, разомкают в доме замки, выдвигают ящики и т.д. Если родильница долго мучится, просят священника открыть царские врата в церкви925. Эти обычаи существуют и теперь в Смоленской губ Крестильному кресту придается особое значение, – это охранительный талисман. Кроме того, детям обычно привязывают те или другие целительные наузы; напр. девять ниток из красной шерсти, навязанные на шею, предохраняют его от краснухи. Завязанный знающим человеком узел с приговором тайных слов может шишить счастья новобрачных, отняв у жениха мужскую силу и даже обратить всех участников свадьбы в зверей. Во время чьей-либо смерти, если умирающий сильно «трудится», не может умереть, для прекращения его страданий следует отомкнуть в доме все замки, двери и проч., даже поднять на полоку одну доску. На умершем не должно быть ни одного узла.

Науз – узел средство обоюдоострое. Науз страшен в руках колдуна, который может причинить им вред и порчу. Зато тот же науз обладает средством разрушать чары, и для этого даже не нужно особых познаний. Узел, завязанный в предохранение от порчи, делает чары колдуна ндействительными. В некоторых местах, наряжая невесту, набрасывают на нее бредень, или подвязывают невесту длинной ниткой, навязав на нее как можно более узлов. Также и поезжане опоясываются сеткой, или вязанным поясом, – только тогда колдун или ведьма могут напустить порчу, когда распутают все узлы, снимут с человека предметы с узлами. Вероятно в связи с этим находится поверье, что ходит неподпоясанным грех926. Спать без пояса также считалось грехом, что видно из следующего исповедного вопроса: «или наг спал или без пояса»927. Значение узла имеет замкнутая круговая линия. Стоит очертить вокруг себя круг, нечистая сила не будет в состоянии перейти этой магической линии. Во время повальных болезней опахивают поле сохой928. Узлом можно предохраниться от болезни и порчи; можно избавиться от некоторых болезней при посредстве науза, напр. от бородавок на руках. Всякого рода узлов и порчи у нас всегда боялись, особенно эта боязнь была у нас велика в 17 веке. Так, в 1677 г. приведен был в съезжую избу бобыль Олонецкого уезда, Калина Ортемьев, у которого были вынуты из узлов: травы, коренье, табак, кости жженые с воском, змея и летучие мыши. Калину допрашивали с пыткой929. В 1680 г. какой-то Зинка Ларионов представил в приказную избу науз: «крест медный да корешок невелик, да травки немного завязано в узлишко у креста». Крест с наузом оказался принадлежащим Игнатке Васильеву. Другой же подсудимый показал, что ему траву подложили в карман, когда он был пьян до безпамятсва. Корень носил название «девятины» от сердечной скорби, а трава от лихорадки; средства эти были признаны безвредными. Тем не менеее обоих обвиняемых пытали и били батогами930. Несмотря на то, что ношение и употребление всякого рода трав и корений строго воспрещалось, сам благочестивый царь Алексей Маихайлович приказывал собирать в купальскую ночь сереборинный цвет, интериновую и мятную травы и дягильный корень, также приказывал присылать из Сибири лекарственные травы931. До какой степени сильна была у нас вера в наузы, видно из того в самам конце 18 века, в 1795 г. разбиралось дело о наузе932.

 

§95. обличение суеверий в безыменных словах и поучениях

Переходим к обличению суеверий в отдельных словах и поучениях. Составители этих памятников стремясь искоренить недостатки современного им общества, не придерживались строгой классификации суеверий. Это совместность обличения многих суеверий несколько затрудняет изложение. В слове св. отца Кирилла «о злых дусех»952 обличается вера в поткы (пътъка – птица), в дятлов, ворон, синиц, приметы по птицам, путник, заслышав издаваемые птицами звуки, останавливался и прислушивался: с какой стороны доносятся звуки? с правой или с левой? Вероятно, при этом загадывали. И если «поиграет» по нашей мысли, то говорили: «добро ны поткасиси, добро ны кажеть». Если случалась неудача, то говорили: зачем мы не вернулись? Ведь примета была неудачная. «О, злое наше безумие», восклицает обличитель: «добровольно лишаемся Господа и к поганым прилагаемся». Обличается далее верование в чох и встречу. Кроме того, в слове заключается сильное обличение волхвования, о чем мы говорим в другом месте. Обличения верования во встречу, в полаз и в чох заключается в «Слове св. отец, как подобает христианом жити»953. Почти дословное обличение єтих суеверий встречается у Кирилла Туровского. Полаз – вход, проход954. Есть и другое значение этого слова. На юге России под именем полаза известна большая змея из породы удавов; изредка эта змея и теперь попадается в Новороссии в балках. Полаз, как все удавовые породы, не ядовит955. Вероятно, в слове «как подобает христианом жити» слов полаз по смыслу однородно с словом встреча, т.е. полаз означает чей-нибудь приход в дом, вследствие чего случается несчастье. Обстоятельное обличение верования во встречу находится в памятнике, который носит надписание «Слово учительно наказует о веровавших в стречу и чех»956. Упомянув неоднократно о веровании в чох и птичий грай, автор преимущественно распространяется о встречной прелести. Верящие во встречу и чех чрез это бесовским помыслам повинуются. Дух Святой действует в священниках, диаконах, в мнишеском чину и в братии Христовой, т.е. в нищих; все эти «чины» благословлены Богом. А мы всх тех чинов на встрече гнушаемся и отвращаемся от них, и укоряем их на первой встрече и поносим их в том время на пути многим поношением. Грех смрадит в первое стретение (по выходе из дома первая встреча) инока, ангела Божия во плоти, так как монахи носят подобие ангельского образа. Кто, повстречавшись по выходе из дома, укоряет «нища и худородна», тот Бога укоряет и братию Христову, так как Сам Господь назвал нищих меньшою братиею. В «правиле о верующих в гады и звери»957 обличаются те христиане, которые, держась еретических дел, имеют обычай по заходе солнца ничего не довать из своего дома, ни огня, ни сосуда958. Обличаются также внимающие вранам, кокошам и иным птицам, а также верящие в приметы, из которых одни добры, а другие злы, гадающие по солнцу, по луне и звездам. Статья греческого происхождения959. В слове св. Отца Кирилла, о котором мы говорили раньше960 заключается энергичное обличение употребления наузов, сопровождаемых заговорами. Этим делом обыкновенно занимались бабы, вероятно, старухи. Наузы применялись преимущественно к детям. Начнет скверная и злокаозненная баба на дитя наузы класть, смеривать, плюющее на землю, воображая, что она беса проклинает, а на самом деле она его более призывает. Составитель слова вооружается против тех, кто в болезнях обращался к бабам чародейкам, пользовался наузами и слушал «слова прелестные», вероятно, заговоры. Составитель слова надписанного именем св. Кирилла, доказывает, что бабы наузницы-шептухи призывали беса, т.е. упражнялись в чародействе. Но из самых слов составителя видно, что эти бабы стремились отогнать беса болезни, изгнать болезнь из ребенка. Таким образом наузничество должно быть причислено к простому суеверию, одному из способов врачевать болезни. О женщинах шептухах и наузницах статья проф. Смирнова: «Бабы богомерзкие»961.

Еще про Тора:  Оберег Ладинец: значение и правила использования

Наузы и лечение шопотами было известно и в Греции: это видно из следующего. В Сборнике Московской Синодальной библиотеки, №954, помещен отрывок из творений св. Григория Богослова, в котором запрещается навязывание на шею ребенка бесовских врачеваний, не принимать лжеименных хранилищ, а также помазанья, вздымания и шептания, производимых бабами. Речь идет о наузах и заговорах. Указанное место. Взято из «Слова св. Григория Богослова» с толкованиями Никиты Ираклийского – «Слово на святое просвещенье»962. Приводим краткую статью: «Не требе еже навязати на выю детищу бесвских врачевани лжоимяных, хранилища, ни приимати еж от бабо помазанья, и вдымания, и некоего шептанья бываема пес с нимиже меситьс бес, в призыванье, и образом неким поклоняютьс доиж сове детище истиному богу». Конечно, упомянутое обличение верования в силу амулетов и заговоров в слвое св. Григория Богослова сделано по отношению к грекам. А русский книжник списал эти строки потому, что такое же суеверия было распространено на Руси. Из многих суеверий, обличаемых в безыменных поучениях, обращает внимание одно суеверие: беса, глаголемого трясовицу, отгоняли надписывая на яблоке еллинские слова; потом это яблоко клали на престол во время (в год) службы963. Полагаем, что писание на яблоках было видом заговора, только не произносимого, а написанного. Вероятно, яблоко с письменами после того, как оно лежало на престоле, съедалось больным. Разбираемое место свидетельствует о невежестве нашего духовенства, в частности священников, позволявших вносить в алтарь яблоки и даже класть их на престол во время богослужения. Этот суеверный обычай, насколько нам известно в настоящее время не существует, и пам’ять о нем утрачена. Автор слова склонен, по-видимому, видеть в этом суеверном обычае волшебство. Но волшебства здесь нет, так как яблоко клали на престол во время богослужения. Такие писания на просфирах и на яблоках в одной статье прямо называются ложными молитвами о трясовицах и нежидех, – статья «о книгах ветхого и нового закона, их же не подобает чести правоверным»964. На яблоках писали «еллинска слова», как отмечает «слово св. отец»; следовательно это было греческое суеверия, и перешло оно к нам из Греции. Нечто подобное мы находим у св. Кирилла Иерусалимского, только упоминаемое им суеверия состояло в писании на древесных листьях или на дощечке, а не на яблоке. Св. Кирилл Иерусалимский в первом поучении к новокрещаемым упоминает об обычае «возжигать свечи или кадить при источниках и реках, обличает веру в сны, обычай гадать по птицам, разного рода приметы, употребление амулетов (наузы); между прочим упоминается какое-то суеверие, состоящее в том, что писали что-то на древесных листьях или на дощечках. Приводим выдержки из слова св. Кирилла по рукописи Троиц. Серг. Лавры №124, л. 194. «Нецеи от сьнии (снов) или от бесов, прельщениа, то преидоша мьняще, и телесныих вред и целение обретати, аще тако творять коби, вражениа, или обузы чародеяниа, или на питылих писаниа вльховные злыа козни. 965

Τίνες ἀπ΄ ὀνειράτων ἢ ἒκ δαιμὸνων ἀπατηθέντες, ἔπι τούτοις διέβησαν, οιομενοι και σωματικῶν παθῶν τὴν ιασιν εὐρήςειν. ἢ τοιαῦτα μὴ τοίνιν αὐτὰ μενέλθης. οἰωνοςκοπία. μαντεία. κληδονίςμα. ἢ περιάμματα, ἢ ἐν πετάλεις, ἐπιγραφαὶ, μαγεῖαι, ἢ ἄλλα κακοτεχνίαι.

На листьях наших деревьев писать не удобно, и потому стали у нас писать на яблоке966. Нижеследующие два поучения содеражт обличение большо количеста суеверий.

В сборнике конца 18 в., принадлежащем Московс. Синодальн. Типографии967, находится статья, заключающая в себе обличения волшебства и суеверий. Строгой епитимии в ней подвергаются прорицающие о моровом поветрии или войнах, верящие в сны и толкующие их. Кто звезды примечает и по падению звезды заключает о чьей-либо смерти, тот подлежит епитимии, равно как навязывающий на шею людям узлы, коренья или травы. Кто опрокинет на чрево горшок с огнем и водою «или пуп трет968, или завернет (его?) да не болит», – тот подвергается епитимии. Кто гадает о младенцах, в добрый или злой час родился, счастлив будет или несчастлив, – тому епитимия. Интересны следующие суеверия: волхвовали над мертвым телом – за ноги хватали мертвых, рвали нити из савана, полагая, что эти нити, если ими обвить руку живого человека, уничтожают боль; мылись «мылом мертвечим», т. е. тем мылом, которым омывался труп умершего; кусали гроб, чтобы зубы не болели; «мертвого погребше, заступ хватают». Делающие так «еретицы суть нарицаются» и подлежат епитимии. Некоторые из этих суеверий существуют и теперь.

В Сборнике Московского Румянцовского Музея969 заключается статья, содержащая обличение весьма многих суеверий и гаданий. Сборник поздний, имеет дату 1754 г. Но без сомнения, многие из обличаемых в нем суеверий существовали на Руси не только в половине 18 ст., но и за много веков раньше. «Если кто золото хоронит (известная игра с пением), или играет в жмурки и чехарду, или плещет руками (в такт пению или танцам), кто слушает под окном (известное святочное гадание), тех, кто тряпицами голову свою мочат (вероятно, имеется в виду какая-нибудь игра, может быть с переряживанием), или бьются жгутами (таковы многие игры, напр. в стобики) играющих на гуслях, домрах, сопелях и бубнах, играющих в шахматы, зерн6 и карты, – всех таковых святые отцы по 6 лет запретили, а с верными не молитися и не ясти 4 лета, а поклоном 150 на днь, и 300 молитв, сухоядение, хлеб с водою и слью». Так начинается это важное для истории наших суеверий Слово. Далее следует обличение многих гаданий и суеверий, и вообще греховных деяний, и греховных профессий. Обличаются: скоморошество, музыка (свирельник), гадание по руке. Выражение «кости стряхнуть», вероятно, имеет в виду какую-нибудь игру, а может быть и гадание. Неизвестный автор считал греховным обычай тереться солью, маслом, скипидаром или нефтью; вероятно, эти натирания делались с лечебными целями. Но, кроме этого, натирались ще мышьяком, человеческою кровью, женским молоком или молоком животных, медом, росою, серою и дегтем, хмелем970. Далее обличаются приметы и гадания. К сожалению, в статье нет плана, и потому мы в нашем изложении передадим материал несколько в ином порядке. Из гаданий упоминаются преимущественно такие, которые теперь практикуются у нас на рождественских праздниках, в свле обличаются те, кто слушал «на ростанех» (на перекрестках), полол снег, бросал сапоги за ворота, пса слушал (откуда послышится собачий лай, с той стороны жених). В конце статьи сообщается, что беременные женщины, желая наперед узнать, кто родится – мальчик или девочка, из своих рук давали медведю хлеб: если медведь зарычит – будет девочка, а промолчит – будет мальчик971. Далее обличается гадание по Псалтири: «ключа в псалтирь влагают, отуда ложная вещающе»972.

Что касается суеверий, то их перечислено в статье весьма большое количество. Некоторые из суеверий, кажется, теперь забыты, другие вследствие краткости описания недостаточно понятны нам. Так неизвестный автор статьи обличает тех, которые «гром слыша валяются». Мы знаем такой обычай: при первом весеннем громе, обыкновенно сопровождающемся дождем, бегут на реку и умываются водой, что будто бы приносит счастье и здоровье. Может быть существовал обычай при первом весеннем дожде и громе валяться в мокрой траве; в настоящее время, насколько нам известно, такого обычая не существует. Не знаем также суеверий, связанных с жаворонками, о чем упоминает слово, но есть основание думать, что таковые суеверия существовали. Жаворонки –вестники весны. Их прилет был вестником конца зимы и скорого обновления природы. Жаворонки прилетают очень рано в марте, когда еще лежит снег. Можно думать, что наши предки прилет жаворонков отмечали особым праздником в честь весны, и на этом празднике чествовались жаворонки. Нечто в роде такого праздника существует и теперь. В Смоленской губ. верят, что жаворонки прилетают на «сороки», 9-го марта, когда празднуется память 40 Севастийских мучеников973. Не понятны выражения: «воду в решете носят и закатины подают и брови щиплють или овцы имають». Может быть под «закатинами» разумеется одно симпатическое средство против опоухоли, которая нередко поражает крестьянских детей и по своему виду напоминает вымя суки. Лечение заключается в следующем: берут мякишь из горячего, только что вынутого из печки хлеба и им катают по больному месту, стараясь придать мякуши форму сосцов суки; а потом этот хлеб бросают суке, от которой в скором времени ожидаются щенята. Верят, что такое лечение помагает. Вероятно, лечение заключается в прикладывании горячего хлебного мякиша к больному месту. Вместо «закатины подают» в ркп Черниговской Духовной Семинарии №76 стоит: «и за кадки падают». Такого обычая мы не знаем. Вероятно, это ошибка писца.

Прочие суеверия, отмеченные статьей Румянцевского сборника, могут быть в большинтсве случаев распределены по известным нам категориям: приметы по «птичнику», «трепетнику» и «путнику». К приметам по «трепетнику» должны быть отнесены следующие суеверные приметы: кости болят к погоде (ненастью), подколенки свербят к дороге, длани свербят – деньги получать, очи свербят – плакать. К приметам по «птичнику» и вообще по животным относятся следующие приметы: кошка «мявкает», гусь гогочет, утица крякнет, петух стоя поет, курица поет – к несчастью в доме974, конь ржет, волк ревет, мышь или хор изгрызли платье, обилие тараконов и сверчков к богатству (и теперь тоже); свитое мышью высоко в жниве гнездо (в колосьях ржи) предвещает обильную снегом зиму; волчий вой и обилие белок к мору и войне, пчелы шумят – рой будет. Составитель статьи только мимоходом коснулся суеверных примет, основанных на встречах: он обличает веру в добрую и злую встречу с людьми, животными и птицами. Другие приметы по явлениям в жилище человека или же в природе имеют в виду заранее определить погоду, в зависимости от которой находится урожай. Так, ярко горящее в печи пламя, выбрасывающее искры, и высоко поднимающийся дым предвещают хорошую погоду, – примета и теперь существующая, по нашему мнению, целесообразная, так как такое явление наиболее возможно в сухую погоду. Следующее место в Слове для нас недостаточно понятно, «и оберег подымается, и море дичиться и ветры сухие или мокрые тянут, и облаки дождевые и снежные, и ветряные, и гром гремит, и буря веет, и лес шумит и древо о древо скрыпает, – и вода пребоудет и плодов в лете в коем не будет, или оумножиться, и зори смотрят, небо драхлует ведро боудет; оу яблони хвостики колотят да яблоки боудут велики». Судя по концу сделанной нами выписки, можно думать, что составитель статьи имел в виду приметы метеорологического свойства: очень жаль, что он не указал, в чем они заключались. Было бы очень любопытно сравнить их с существующими теперь приметами. Далее в статье обличается обычай сжигать в великий четверг постели, будто бы это делалось «для блох», на самом деле жгли не блох, водившихся в постелях, а это был пережиток древнего обычая разводить для покойников костры, который (обычай) в свою очередь возник из древнегообычая сжигать покойников. Об этом мы говорили выше. «Платия моют до солнца, и моются сами, и прядут, и ткут, и масло вертят и оустойки снимают» (с молока сливки?), – то делалось или в чистый четверг или же на рудуницу, последнее вероятнее975. Следующее, вероятно, относится к Егорью, 24 апреля, когда в первый раз всем селом выгоняют скот в поле: «около скота волхвуют и с камением и железом и сковородою и с иконами спускают скоты своя». В Смоленской губ. и теперь выгоняют на Егорье скот с иконами; несут и сковороды с яичницей. Далее в Слове говорится о Купальской ночи. Мы приурочили перечисляемы в статье Румянцевского сборника обряды к известным дням года; но автор статьи не заботился о точности и строгой последовательности своего изложения. Это видно из того, что он упоминает только Великий четверг и Ивановскую, т.е. Купальскую ночь, в которую искали клады («поклажев стрегут»), собирали цлебные травы и коренья и парились в банях, как-то особенно пользуясь травами – «на травы парились»). В Слове обличаются волхвы, еретики ибогомерзкие бабы кудесницы, которые «и иная множайная волшебствуют». Далее, кажется, обличается завивание венков, вообще Троицкие игры в лесу, «березки подвязывают и ветвие сплетают». «И богатки, и смоляньки, и врбу в стену въторгнет да не оумрет того лета», – место не ясное. Вербу, с которой стоят заутреню в Вербное воскресенье, и теперь втыкают в стенную щель; но что такое «богатки и смоляньки» не знаем. Далее отмечается обычай стричь первые волосы и варить кашу на собрание рожаницам. Выражение «зоубины вытиснеть и белмо с ока згонит» – вероятно, означает примитивный способ, практикуемый и теперь, лечить глазные болезни вылизыванием языка. В конце статьи обличается верование в чох, обычай входить в новый дом с черною кошкою, черною курицею, гадать при посредстве хлебов и при посредстве писания имен («имена на хартиях пишут»). Все делающие так еретики суть бесы, во плоти («плотяные бесов») и подлежат проклятию; когда же покаются, то епитимия на шесть лет, 115 поклонов на день и 130 молитв.

Еще про Тора:  Рождественский Ангел. Мастер класс. | Журнал Ярмарки Мастеров

 

§97. суеверия в настоящее время. суеверия у других народов. русские не суеверные других

Выше мы говорили, что русские люди в значительной мере были проникнуты суевериями. В высшей степени трудно указать источники многих ложных верований986. Несомненно только одно, что наши, как и вообще и всякие суеверия, находятся в зависимости от низкого уровня просвещения народной массы. Освобождение русского общества от суеверий началось у нас со времен Петра Великого или даже со времен царя Алексея Михайловича, когда у нас начиналось настоящее просвещение. В настоящее время суеверия распространены в простом, неграмотном или только грамотном классе русского общества. Полагаем, что наибольшее количество суеверий существует среди раскольников, которые часто хранять многие суеверия, как завет «православной старины». Кроме общерусских суеверий, у раскольников есть еще свои специально-раскольничьи: раскольники чуждаются всяких новшеств и потом о многих нововведениях имеют превратное понятие, что может быть названо суевериме. К таким суевериям мы относим запрещение употреблять табак, чай и кофе987. В сборнике Соловецкой библиотеки №925 рассказывается несколько чудес, случившихся будто бы в 1641 году, как Сам Всемилостивейший Спас и Пречистая Богородица являлись разным северно-поморским сельским женщинам и велели росписи росписывать и посылать по всем городам, и по погостам, и по волостям, чтобы православные христиане отнюдь табаки не пили; а будет станут пить табаку, за их непослушание будет на землю камение много испущено огненное988. С течением времени свои любимые верования раскольники постарались обосновать на кононических основаниях, и таким образом количество худых номоканунцев умножилось. Многие научные положения им могут казаться грехом и ересью. Вот для образчика одно такое верование: «Почитать землю за круг или шар грешно: так думали фарисеи»989.

Изложенное выше о русском суеверии может навести на грустные мысли о невысоком уровне развития русского народа. Уровень развития народа, действительно, не велик: народ остановился, как бы застыл в своем развитии… Но все познается чрез сравнение. Мы знаем, что среди русских людей распространено множество суеверий. Но было бы большой ошибкой эти суеверия считать принадлежностью только русского народа. Такие же суеверия были распространены в разные эпохи и у разных народов. Ассиро-вавилоняне придавали огромное значение разного рода приметам по полету птиц – орла, совы и проч.; обращали внимание, как ласточки строитли гнездо; как моль ела одежду или шерсть, как плавали рыбы и проч. Весьма существенное значение приписывалось явлениям, сопровождавшим рождение детей или животных, при чем, особенное внимание придавалось рождению уродов; были приметы по отдельным происшествиям и случаям в городах, на улицах, в полях и на лугах и т.д. Гадание по встречам было весьма распространено на древнем востоке: в ниневийской библиотеке найдено большое количество отрывков о разных случайностях, которые могут встретиться или произойти в доме, дворце и храме. Придавалось значение случайностям, когда человек говорит или приносит жертву, событиям во время совершения брака, во время похода войска. Предметом вещих толкований была бросаемая человеком тень, состояние хлебов, горение дров в печи, направление дыма по выходе из печи и проч.990. Суеверие, что по дрожанию и зуду в разных частях тела можно предугадывать будущее, принадлежит к числу распространеннейших суеверий и известно у многих народов с древнейших времен. Оно существовало у древних греков и византийцев, римлян, индусов, у южных славян и у нас на Руси991. В Византии существовали приметы по животным, птицам, по случаям в доме, по встречам разного рода. Византийский лексикограф 10 века Свида упоминает о гаданиях на муке, на ячмене, по полету и голосам птиц; о верованиях в чихание; в приметы по звукам и грому, по мышам, по звукам птиц и проч.

Хотя наши предки и чуждались Западной Европы, но западное влияние к нам проникало чрез Польшу. В Травниках, Зелейниках и проч. делаются ссылки на западные авторитеты; упоминаются Изидорус, Плиниюс (Плиний), Деоскордиюс, Альбертус Магнус, Матиолес, Варфоломей Англичанин и проч.992 Наши предки сознавали, что многое в области идей и знаний идет к нам из Западной Европы. Все фряжское считалось подозрительным, еретическим, хотя уберечься от фряжского влияния было трудно. В статье «о книгах ветхого и нового закона их-же не подобает чести праоверным, понеже еретицы написали от своего разума», неизвестный автор, перечислив множество суеверий, сообщает, что творцами еретических книг в болгарской земли были поп Еремей да поп Богумил, Сидор Фрязин, и еще некий фрязин, кажется Яков Ценцаль, и иных много еретиков, имена которых вписаны в великий манаканун993. Иногда в наших литературных памятниках 16–17 вв. одновременно сказывается византийское влияние и западное. Есть переводные травники, напр. Травник Уварова, каталог Царского, №615 … В заговорах встречаются греческие и латинские слова, указывающие, откуда к нам пришел этот заговор994. Итак, европейские народы были достаточно суеверны во времена прошедшие. Не лучше обстоит дело в настоящее время. Вот, что мы находим об итальянцах. «Римляне были суевернейшим народом древней Европы, и жители нынешней Италии наследовали эту слабость от своих славных предков. Верования в тяжелые и легкие дни, в дурной глаз (джеттатура), в сны, в гадания, в предчувствия и т.д. доныне не искоренились и едва ли когда искоренятся в Италии. В этом отношении тамошние простолюдины, даже многие и из среднего класса, несмотря на исповедание им христианства, чистейшие язычники. Большинство относится к изображениям святых точно так же, как древние римляне за 400 или 300 лет до Рождества Христова относились к своим идолам. Они, в случае неудачи, бросали об пол изображение своих пенатов (домашних богов), а современные веттурини (извозчики), дрягили, рыбаки и змледельцы точно так же обходятся с образочками святых за неисполнение своих молений. Нам говорил очевидец, как один веттурино на несколько дней опустил в колодезь эмалевый образок своего патрона за то, что в день его праздника имел ничтожную выручку»995. Полагаем, что краски здесь положены весьма густо: сомневаемся, что современны итальянцы-простолюдины «чистейшие язычники»; но все же придется признать, что в Италии достаточное количество суеверий, вряд ли меньше, чем на Руси. То же самое, вероятно, окажется относительно и других народов. Мы слышали однажды такое выражение ученого раввина: «Всякий народ – язычник». Действительно, в верованиях всякого народа много суеверий, много заблуждений. Русский народ на представляет в этом отношении исключения. «В утешение читателя», говорит Е.Е. Голубинский, «снова повротим сказанное нами уже не однажды: «во всем христианском мире люди были одни и те же, и что представляет собою история водворения христианства у нас, то же самое находим в большей или меньшей мере и у всех других европейских христианских народов»996.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector