«Оставит человек отца и мать» — По материалам уроков рава Игаля Полищука — Сайт о Торе, иудаизме и евреях

Локи, когда мы планировали детей, я думал, их будет от силы двое…{amp}#xa; —{amp}#xa; фанфик по фэндому{amp}#xa; «тор»

28 ноября 2020, 22:28


Настройки текста

Тор пробежался от одного конца длинного коридора к другому, тяжело вздохнул и замер возле двери. Ему все время казалось, что из-за нее доносятся крики и стоны, но только казалось. Тяжелая древесина волшебного дуба не пропускала никаких звуков, и, собственно, именно по этой причине дверь из нее отрезала покои наследника трона и его супруга от остального мира. Чтобы наследник, делая супругу следующих наследников, не распугал рычанием и стонами всех обитателей дворца.
Ну и супруг не довел никого до инфаркта своими магическими экспериментами. И Тор искренне радовался, что дверь со своими обязанностями справляется, ибо желание уединиться с Локи нападало на него в самых неожиданных местах и разное время, так что кто-нибудь глупый, притаившийся у порога, мог и в самом деле пострадать. Радовался до сегодняшнего дня, пока его нагло не выставили из покоев практически пинком под зад и не оставили ожидать чуда.
Или не чуда? Тор так и не определился, подходит ли то, что сейчас происходит в его спальне, под определение чуда или все же нет. Он мог бы сказать «да», если бы не бегал по коридору уже семь часов, сначала в сопровождении друзей, приятелей, знакомых и слуг, неизвестно как оказавшихся в этой части дворца. Потом один — после того как он резко затормозил и бегущая за ним толпа превратилась в клубок отчаянно дергающихся рук и ног на полу.
Впрочем, одному было даже приятнее. Не так шумно, не так жарко, не так напряженно. К тому же в одиночестве он мог спокойно вспоминать, что, собственно, привело к тому, чем сейчас занимался за закрытой дверью Локи.
Началось все с объявления отца о том, что Тор просто обязан срочно жениться. Никто не знал зачем, и робкие расспросы ситуацию не прояснили. Обязан — и точка. Ищи, сынок, невесту. Тор сопротивлялся. Тор не ездил на смотрины, не приходил поглядеть на приглашенных невест, не расчесывал хвост и презрительно дергал ушами.
Не помогало. Отец настойчиво напоминал за общими ужинами о женитьбе, предлагал невесту за невестой, мрачнел, злился и все злобнее скрежетал зубами. И за два месяца до конца установленного срока Тор почти решился сделать предложение первой попавшийся девице, но тут домой вернулся Локи.
Тор притащился в его комнаты в первый же вечер, принес с собой целую бочку вина, украденную из отцовского личного подвала, и два золотых трофейных кубка, плюхнулся рядом с братом на ложе и начал жаловаться на жизнь.
Локи ржал, прижимал уши к голове и чуть не удушил себя собственным же длинным хвостом, а потом предложил вполне логичный выход.
— Братишка, — проникновенно начал он, рассматривая Тора зелеными, косыми от вина глазами. — Я знаю, что тебе надо сделать!
Тор подавился кусочком курицы, прокашлялся и приготовился слушать. Потом он долго об этом жалел, но на тот момент ему казалось, что брат, с которым они дружили, плохого не посоветует.
— Ты должен жениться на мне! — пафосно сообщил Локи и долго хлопал подавившегося — на этот раз персиком — Тора по спине.
— Зачем? — сипло поинтересовался опешивший, но все еще не протрезвевший Тор.
— Для вида, — объяснил Локи. — Начни за мной ухаживать, и отец быстро забудет о свадьбе.
Тор поразмышлял, сжевал виноградную кисть и задумчиво кивнул. Идея показалась ему в тот момент отличной. И похмельным утром тоже. И все следующие дни, пока он показательно и настойчиво ухаживал за собственным братом, словно за невинной принцессой, как и предписано Законом о женитьбе.
О невинности Локи по Асгарду ходили легенды, от которых вставало даже у древних импотентов, но что поделаешь, вековые, пыльные правила не мог отменить ни принц, ни царь.
Так что приходилось терпеть. Тор прогуливался с Локи под ручку по извилистым тропинкам дворцового сада, беседовал с братом о возвышенном и милом, громко, чтобы слышали все, пел ему под окном серенады, таскал охапками цветы, конфеты и плюшевые игрушки из Мидгарда, целовал ручку и делал комплименты. И по ночам пробирался в его спальню, чтобы вместе посмеяться над ошалевшими свидетелями сего бесчинства.
Локи, в свою очередь, как и положено приличной невинной девице, мило краснел, прядал острыми кошачьими ушами, обстреливал Тора целыми залпами кокетливых взглядов из-под длинных ресниц, прятался под челкой и накручивал хвост на рога шлема.
Сначала во дворце царила легкая паника и изумление. Обитатели все никак не могли поверить своим глазам и периодически пытались проснуться или сбросить морок. Братья прятались в садовых беседках и, вспоминая очумелые лица, вытаращенные глаза и отпавшие челюсти, ржали так, что стены тряслись.
Первым пришел в себя отец и, призвав сыновей к себе, задрал в воздух указательный палец и сурово сообщил, что мальчики как бы братья, а на братьях жениться нельзя.
— Можно, — радостно заявил Тор, обнимая за плечи смущенно уставившегося в пол Локи. — Сводным — можно, мы выясняли.
Отец крякнул и повелительным жестом отослал сыновей прочь.
— У нас получилось, — радовался Тор чуть позже в покоях Локи. — Теперь он точно все отменит. Не могу же я и в самом деле на тебе жениться!
Локи кивал, улыбался и пил вино. Все шло по плану.
Отец сурово молчал, обитатели дворца смущенно улыбались и отводили глаза, Тор и Локи продолжали делать вид, что все серьезно, и ждали развязки. И она наступила — правда, не так, как хотелось бы братьям.
Собственно, ничего криминального не случилось. Они всего-то задумали показательно поцеловаться прямо на праздничном пиру, чтобы все окончательно убедились в их глубокой и светлой любви. Но для начала решили немножко потренироваться — и слегка увлеклись. Случайно. Просто так получилось. Неожиданно для них самих.
Так что когда их нашел в парковой беседке отец — тоже совершенно случайно, — пребывали они в более чем двусмысленном положении.
Или совсем не двусмысленном, смотря с какой стороны смотреть. Собственно, от Локи отцу видно было только его правую ступню, прижавшуюся к голени Тора, длинный кошачий хвост, стрелой замерший в воздухе, и напряженное ухо из-за плеча Тора. А от Тора голую спину, пушистый хвост и затылок с живописно растрепанными волосами.
И это чудное зрелище решило все. А может быть, стоны вперемешку с рычанием, бабочками порхавшими по беседке. Или красноречиво разбросанные по полу доспехи и рога шлема Локи, зацепившиеся за Мьёльнир. В любом случае, что бы ни сыграло главную роль, от свадьбы братьям отвертеться не удалось. Хотя они и не пытались, пребывая в шоке, смущении и легкой истерике.
Подготовка к торжеству заняла ровно два дня. За это время Тору начистили доспехи и молот, Локи сшили белую одежду вместо привычной черно-зеленой и прицепили на нее наручи, поножи и прочие глупости, изобразили на его голове прическу и попытались нацепить на рога шлема фату. Не получилось.
Главный зал вымыли, украсили и наготовили праздничной еды.
Саму свадьбу Тор помнил плохо, как и первую брачную ночь, и всю следующую неделю. От осознания, что он женат на собственном брате и, как это ни странно, не испытывает по этому поводу никаких сомнений и разочарований, он ударился в запой и зажор. И пришел в себя от хлесткой, злой пощечины и бешеных, светящихся зеленых глаз.
— Фто?.. — поинтересовался Тор и кинул на… — мужа? брата? — мутный взгляд и резко протрезвел от ответа.
— Отец хочет внуков, — холодно сообщил ему Локи и за шиворот утащил его в спальню. Через три дня дверь в их покои заменили на волшебный дуб.
Внуков отцу супруги делали старательно и увлеченно, но все равно страшно удивились, когда у них получилось. Особенно Локи, хотя именно он что-то колдовал для лучшего результата и варил гадкие на вкус и запах зелья.
Потом они удивились еще раз, когда Фригг, задумчиво огладив круглый живот Локи, слишком большой для второго месяца, не менее задумчиво сообщила, что малыш, похоже, очень крупный, не иначе весь в папочку.
Мамочка Локи взбеленился и наговорил Тору гадостей, но к тому моменту будущий отец уже смирился с тем, что характер Локи, и так никогда не бывший сахарным, с беременностью превратился в адский. Локи требовал винограда посреди ночи, бил посуду, заколдовывал слуг, рыдал и вязал распашонки и пинетки. Розовые.
Тор прятался по углам, послушно таскал супругу все, что тот требовал, гладил Локи по голове, старательно уворачивался от острых рогов шлема и восторженно трогал ставший просто безразмерным живот.
И вот сейчас все должно было закончиться. Схватки у Локи начались еще ночью, и полупроснувшийся Тор побежал за матерью, притащил ее в покои к мужу и начал всем мешать.
Он умудрился посидеть на всех чистых простынях, разлить какое-то полезное для роженца варево, выслушать поток отборного мата о себе, собственном члене и похоти, неосторожно вырвать слипшиеся от зверской хватки Локи пальцы у него из ладони, и был выгнан в коридор, где и провел последние восемь часов, нервно бегая из угла в угол.
Малышу уже давно полагалось появиться на свет, и Тора должны были пригласить к его сыну, но двери оставались закрытыми.
Тор нервничал, но поделать ничего не мог, и даже молчаливое присутствие отца, удобно устроившегося на подоконнике, не успокаивало. Тор уселся прямо возле двери, вцепился в собственный лежащий на коленях хвост и грустно опустил уши. Ну сколько еще?..
— Тор… — Фригг тронула его за плечо и отскочила от поднявшегося одним движением на ноги сына. — Пойдем. Все прошло хорошо, но…
За этим «но» могло крыться что угодно, и Тор рванул мимо матери в комнату к мужу, закусив губу и пытаясь унять забившееся где-то в горле сердце. Он замер на пороге спальни, взглядом ощупывая бледного до зелени супруга, потом посмотрел на изящную люльку, икнул и сполз по стене на пол, вытаращив глаза и уронив на грудь нижнюю челюсть.

Еще про Тора:  Славянские Боги наших предков. Кого мы помним и кого чтим?

***

— «/(§{amp}amp;!)@@, — буркнул под нос Тор и тут же получил от мужа затрещину.
— Не ругайся при детях!
Тор жалобно вздохнул и кивнул. Само собой, он не хотел ругаться при малышах, просто так получилось. Само вырвалось. Что и логично, если учесть, что Один-младший кусал его за левое ухо, Асгейр висел на плече, вцепившись в него всеми конечностями, включая зубы, Брита, раскачивающаяся на левом локте, пыталась дернуть за ухо Берси, устроившегося на руках у Локи, а Берси, в свою очередь, пинал сладко спящую Руну.
Тор любил своих детей, но когда он и Локи их делали, Тор ожидал, что их будет от силы двое. А не пятеро. И искренне надеялся, что через пару месяцев их не станет десять.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector