Мифодрама «Путешествие Тора и Локи в Утгард: осознание ограничений»

Происхождение и описание тора

Тор сражается с Ёрмунгандом
Тор сражается с Ёрмунгандом

Бог чего Тор в мифологии древних скандинавов? В первую очередь это бог-громовник. Некоторые ошибочно полагают, что Тор бог войны. Это не так: Тор воюет только с великанами и с чудовищами. Богом войны у скандинавов является Тюр.

Древнейшее изображение Тора
Древнейшее изображение Тора

История бога Тора очень богата. Относительно его происхождения до сих пор ведутся споры. По некоторым данным, его матерью является Ёрд, воплощение земли. По другим данным, его матерью является некая Фьергюн, чье имя совпадает с именем отца Фригг. Кстати, это имя объединяет Тора с именами других громовержцев, в том числе и Перуна.

Отец бога Тора по умолчанию Один, однако Снорри Стурлусон в прологе к “Младшей эдде” писал о том, что Тор (там он называется иначе — Трор) был первопредком всех богов. Однако, здесь легко запутаться: Трором также называет себя и Один.

Другие имена Тора:

Асабраг (Ásabragr)

Асатор (Ásaþórr, «Тор асов»)

Атли (Atli)

Бьёрн (Bjǫrn, «медведь»)

Веор (Véorr, «защитник»)

Вингнир (Vingnir)

Вингтор (Vingþórr)

Рюм (Rymr)

Сённунг (Sǫnnungr)

Тор (Þórr)

Хардвеор (Harðvéorr)

Хлорриди (Hlórriði)

Эйндриди (Eindriði)

Эку-Тор (Ǫku-Þórr, «Тор с колесницей»)

Энниланг (Ennilangr)

(По «Спискам имен» Снорри Стурлусона и другим источникам).

Тор едет на своей колеснице
Тор едет на своей колеснице

В эпоху викингов скандинавский “Олимп” возглавил Один со своей Вальхаллой, хотя культ Тора также был очень популярен. Например, его идол стоял в середине храма в Упсале.

Бог грома и молнии Тор является самым сильным божеством. У него на небесах есть владения, которые именуются Трудвангар, что в переводе с древнескандинавского означает “Поля силы”. У Тора есть свой чертог, который именуется Бильскирнир, что в переводе означает “Сверкающий как молния”. Этот чертог такой же огромный, как и Вальхалла: в Эддах говорится, что там находится пять сотен палат и сорок еще.

Рыбалка Тора
Рыбалка Тора

Описание бога Тора дано в тех же Эддах. Это очень высокий, статный бог могучего телосложения. У него огненно-рыжие волосы, синие глаза и относительно короткая борода, которая доходит ему до груди.

Само имя Тор (по-германски оно звучит как Донар) означает “Гром”, или “Громовержец”. Рыжая борода божества символизировала небесный огонь — молнии.

Тор рыбачит
Тор рыбачит

Когда-то было много изображений бога Тора. До наших дней дожила интересная исландская статуэтка, которая относится к эпохе “ниспровержения идолов”. Эта статуэтка изображает древнего бога Тора, который держит себя за бороду. Его борода имеет форму знаменитого атрибута бога Тора — молота Мьёлльнира.

Древняя статуэтка бога Тора
Древняя статуэтка бога Тора

Сам бог Тор и его жена Сив обладали чудесными волосами, которые, как гласят миф, изготовили для них чудесные. непревзойденные ювелиры — альвы.

Вообще, волосы в народной традиции воспринимались как символ плодородия: их постоянный рост был символом залога вечной жизни.

В некоторых, очень древних источниках, говорится о том, что Тор — бог земли. Это не совсем так: он является богом плодородия, но в союзе с Сив, которая также является богиней плодородия, он все-таки является “небесным” божеством.

Старинная статуэтка
Старинная статуэтка

Брак Тора и Сив — священный брак неба и земли. Становится понятным, почему Тор разгневался так сильно, когда Локи похитил волосы Сив: дело было не только в чем-то постыдном и непотребном, но и в посягательстве на залог плодородия.

Символ бога Тора — его великий молот, которым он сокрушает великанов. Также у него есть пояс силы, который вдвое прибавляет божеству силы, и железные рукавицы. Этими рукавицами бог Тора и держит в руках свой Мьельнир.

Молот Тора
Молот Тора

Великаны чувствуют силу Мьёлльнира уже тогда, когда он только заносится над их головами. По этой причине они постоянно пытаются похитить его.

Тор — бог молнии. Также громовержца называют Эку-Тором, или Тором-Колесничим. Такое имя дано неспроста, поскольку божество ездит на колеснице. Вообще, колесница является обычным атрибутом громовников, и появление грома древние объясняли грохотом ее колес.

Тор - бог грома
Тор — бог грома

Когда Тор скачет на битву с великанами, пылает небо, а горы крошатся. Интересно, что в свою колесницу Тор запрягает не благородных боевых скакунов, а козлов. Одного из них зовут Скрипящий зубами, другого — Скрежещущий зубами. Эти козлы добавляли шума к грохоту колесницы.

Еще одно, не слишком известное имя Тора — Хлориди, что в переводе с древнескандинавского означает “Скачущий в шуме”. Но главная роль этих животных, конечно же, заключалась вовсе не в шуме, который они производили.

В одном из мифов рассказывается о том, как однажды скандинавский бог грома Тор отправился на своей колеснице в страну великанов. С собой он взял Локи. Он, вообще, довольно часто приглашал его с собой, и вдвоем они представляли замечательный тандем физической мощи и интеллекта.

На ночь боги остановились в доме, который принадлежал великану Эгилю. Тор там приготовил ужин: зарезал своих козлов и бросил их мясо вариться в котел.

Древнее изображение громовника
Древнее изображение громовника

На ужин Тор пригласил хозяев дома с детьми, и при этом предупредил, чтобы они не разгрызали кости, а бросали их на расстеленные шкуры. Но сын владельцев дома по коварному совету Локи все-таки расколол бедренную кость.

На следующее утро Тор при помощи своего молота воскресил козлов, но один при этом сильно хромал. Пришлось громовнику идти дальше пешком, а непослушный юнец вынужден был стать его слугой.

Скандинавский лес
Скандинавский лес

Козлы Тора — такие же воскресающие звери, как и вепрь в Вальхалле. Одновременно они являются символом плодородия.

Хороший урожая больше всего зависел от воли норвежского бога Тора. Древние скандинавы даже заплетали ему последний сноп “на бородку”. Козлы являются бородатыми животными — они были символом громовержца.

Тор, бог Асгарда, сам был воплощением плодородного дождя. В одном древнеанглийском заговоре Тора называют “Громом благодатным, вечным для народа”.

Тор был воителем-громовержцем. Это было главное божество, которое обеспечивало жизнь людей и богов-асов. Тор был единственным защитником от великанов, которые символизировали собой в частности первобытный холод и мрак, а также зиму, которая отступала под ударами первого грома.

Есть большое количество мифов о боге Торе. Вот некоторые из них.

Мифодрама «путешествие тора и локи в утгард: осознание ограничений»

Мифодрама «Путешествие Тора и Локи в Утгард: осознание ограничений»

Настоящая глава описывает путешествие двух богов в край великанов, Утгард.

Скандинавское мироустройство описывается двояко: в «вертикальной» и «горизонтальной» проекциях. Вертикальной опорой мира является Мировое Древо Иггдрасиль. В горизонтальной проекции земля была обустроена богами так:

«Она снаружи округлая, а кругом нее лежит глубокий океан. По берегам океана они отвели земли великанам, а весь мир в глубине суши оградили стеною для защиты от великанов. Для этой стены они взяли веки великана Имира и назвали крепость Мидгард».

Мидгард означает «Срединная земля», здесь живут люди. Та земля, что досталась великанам, называется «Ётунхейм» («Дом ётунов») или «Утгард» («То, что находится за оградой»).

Вокруг земли свернулся гигантский Змей Ёрмунганд, отделяющий сушу от воды:

[/url]И когда они пришли к нему (дети Локи – к Одину – ЛО), бросил он того Змея в глубокое море, всю землю окружающее, и так вырос Змей, что посреди моря лежа, всю землю опоясал и кусает себя за хвост.

Еще «центральнее» располагается жилище богов – Асгард:

Вслед за тем они построили себе град в середине мира и назвали его Асгард

Хотя в таком описании Асгард совпадает с Мидгардом (при том, что он также находится «наверху», на небе), это противоречие не должно нас смущать, как и то, что Утгард находится одновременно и со всех сторон, и строго на востоке.

Психологически Утгард –это, во-первых, место, где живут «чужаки», «не наши», а во-вторых, место, где локализуются наши собственные страхи. Для традиционных и архаических культур Утгардом является любое место, находящееся вне ареала оседлости или кочевания. С развитием цивилизации человеку все труднее утверждать, что в за пределами знакомых ему мест обитают шестирукие великаны, но тенденция остается: теперь мы приписываем отдаленным народам черты, которые отрицаем в себе. Вспомним хотя бы рейгановское описание Советского Союза как «империи зла» и фантазии американцев о медведях, которые бродят по московским улицам. Думаю, для подавляющего большинства современных россиян Утгардом сегодня является Чечня.

Психологический смысл путешествия богов в Утгард я понимаю как возможность осознать ограниченность своих возможностей, конфликт между «хочу» и «могу». Если дома, в огороженном и защищенном пространстве Митгарда мы чувствуем, что «все под контролем», то, срываясь с насиженных мест, мы обнаруживаем, что в мире существуют и другие законы, нам неподвластные. Отношения Митгарда и Утгарда подобны отношению бодрствования и сна – мало кто умеет контролировать свои сновидения. Зато есть много людей, убежденных, что они умеют, или полагающих, что сновидения не имеют никакого значения для их психической жизни.

В юнгианстве существует представление об архетипе мана-личности, о котором подозрительно редко вспоминают современные психотерапевты. Под маной Юнг понимал сверхъестественные силы, психическую энергию, которой обладает бессознательное. Попытка Я отождествить себя с этой силой равносильна претензии на победу над бессознательным или объявлению себя богом: «Когда Я кичится своей властью над бессознательным, то бессознательное реагирует едва заметным выпадом, в данном случае доминантой мана-личности, чей чрезвычайный престиж захватывает Я в свои сети. От этого можно защититься только полным признанием собственной слабости в отношении сил бессознательного. Тем самым мы не противопоставляем бессознательному никакую силу, а потому и не провоцируем его» (К.Г. Юнг “Отношения между “Я” (Эго) и бессознательным”).

На мой взгляд, именно такую ситуацию иллюстрирует миф о походе Локи и Тора в Утгард, хотя Тор, кажется, не делает соответствующих Юнгу выводов.

Сюжет мифа и психологический анализ

Вот характеристика, которую дает Тору Снорри:

Тогда сказал Ганглери:“А как зовут других богов? И каковы их деяния? И чем они прославлены?”. Высокий отвечает: “Во главе их стоит Тор, который зовется также Аса-Тор или Эку-Тор. Он сильнейший изо всех богов и людей. Трудвангар зовутся его владения, а чертог его называется Бильскирнир. В этом чертоге пять сотен покоев и еще сорок. Он больше всех домов, что когда-либо строили люди. У Тора есть два козла – Скрежещущий Зубами и Скрипящий Зубами и колесница, на которой он ездит; козлы же везут эту колесницу. Потому-то он зовется он Эку-Тор. Есть у него и еще три сокровища. Одно из них – молот Мьёлльнир. Инеистые великаны и горные исполины чуют молот, лишь только он занесен. И не диво: он проломил череп многим их предкам и родичам. И другим бесценным сокровищем владеет Тор – Поясом Силы.
Лишь только он им опояшется, вдвое прибудет божественной силы. Третье его сокровище – это железные рукавицы. Не обойтись ему без них, когда хватается он за молот! И нет такого мудреца, чтобы смог перечесть все его великие подвиги. И столько всего могу я тебе о нем порассказать, что утечет немало времени, прежде чем будет поведано все, что я знаю”.

Тор – защитник людей и богов, страж. Он постоянно находится в состоянии войны с великанами, защищая Асгард и Митгард (сознание) от разрушения их великанами (силами бессознательного). В отличие от Одина, который если и отправляется к великанам с недобрыми намерениями, то действует хитростью, Тор олицетворяет собой грубую силу. Функции Тора оправданы до тех пор, пока он использует оборонительную стратегию. Когда он переходит в наступление, как в нашем мифе, ему отводится роль сказочного Ивана-дурака, который, правда, так дураком и остается. В этом смысле примечателен диалог между Гюльви (Ганглери) и Высоким, которым Снорри предваряет свой рассказ:

[/url]

Тогда Ганглери сказал: “…А не приходилось ли Тору встречать на пути превосходящую его силу? Не ввергала ли его в беду чья-либо телесная мощь или колдовство?”. Тогда Высокий молвил: “Мало кто, думаю, сможет рассказать о таком. Все же многое стоило ему великого труда. Но хоть бы и случилось Тору встречаться с силой, которой он не мог одолеть, негоже о таком рассказывать, ибо примеров тому немало, а всем надлежит верить, что нет никого сильнее Тора”. 

Локи – до определенного срока (до гибели богов) – является посредником между богами и великанами, поскольку живет между асов, но род свой ведет от великанов.

[/url]К асам причисляют и еще одного, которого многие называют зачинщиком распрь между асами, сеятелем лжи и позорищем богов и людей. Имя его Локи или Лофт. Он сын великана Фарбаути, а мать его зовут Лаувейя или Надь. Братья его – Бюлейст и Хельблинди. Локи пригож и красив собою, но злобен нравом и очень переменчив. Он превзошел всех людей тою мудростью, что зовется коварством, и хитер он на всякие уловки. Асы не раз попадали из-за него в беду, но часто он же выручал их своею изворотливостью. Жену его зовут Сигюн, а сына их – Нари или Нарви.

Он часто путешествует в Ётунхейм, порождает там чудовищ, и в то же время помогает асам, тому же Тору, сохранять существующее положение вещей. В мифе Локи играет роль «серого кардинала», он во многом управляет течением событий, оставаясь при этом в тени.

Об отношениях Тора и Локи известно из «Старшей Эдды». Тор выступает как главный преследователь Локи, Локи часто провоцирует Тора на агрессию, спит с его женой Сив, тем не менее они часто путешествуют вместе с делом и без. В частности, Тор обязан Локи обретением своего главного оружия – молота Мьёлльнира и возвращением его после того как молот украли великаны.

Тандем Тора и Локи – это сочетание двух очень разных психологических сил, силы и коварства, которое редко бывает устойчивым. В мифах, где они эффективно сотрудничают, у них есть четко сформулированная цель (например, вернуть молот Тора) и схема действий: сначала Локи втирается в доверие к супостату, а затем Тор его убивает. Во время Путешествия в Утгард они ни разу не сотрудничают, каждый действует сам по себе.

Еще про Тора:  Молот Тора. Супероружие скандинавской мифологии. | Пикабу

Если, беря с собой Локи, Тор рассчитывал на его помощь, он сильно ошибался. Первым деянием Локи было лишение Тора его средства передвижения, а заодно и неисчерпаемого источника пищи – козлов Тора.

Обычно Тор путешествовал в колеснице, запряженной двумя козлами по имени Скрежещущий зубами и Скрипящий зубами. Способ передвижения быстрый и очень шумный, как и пристало богу-громовнику. Одно из имен Тора – Хлориди – как раз и означает «Едущий в шуме». Именно таким образом Тор и начал путешествие в Утгард, о чем свидетельствует другое упоминаемое в начале повествования имя – Эку-Тор (Тор-Колесничий). Во время ночевки в «одном доме» в Митгарде Локи, вижимо, решил, что для путешествия в стан врагов такой выезд слишком помпезен и лучше будет не устрашать великанов грохотом колесницы, а пробраться в Утгард тихой сапой. Для этого он вывел из строя одного из козлов (как водится, чужими руками) и дальнейшее путешествие продолжалось пешком.

Кроме как тягловая сила, козлы использовались и как провиант – будучи съеденными, они могли воскреснуть при условии, что кости оставались в неприкосновенности. После того, как козлов пришлось оставить, еды у путешественников стало мало.

Вместо козлов Тор и Локи приобрели двух слуг – брата и сестру Тьяльви и Рёскву. Тьяльви оказался самым быстрым человеком на земле. Он таскал мешок Тора и участвовал в одном из испытаний в Утгарде. Зачем понадобилась Рёсква, остается только догадываться.

Если снова прибегнуть к юнгианской интерпретации мифа, то обнаружится, что проделка Локи привела к тому, что число путешественников увеличилось до сакрального числа 4, символизирующего целостность:

«Чтобы сориентироваться, мы должны обладать функцией, которая утверждает, что имеется нечто (ощущение): далее, другой функцией, устанавливающей что это – которое нечто – (мышление): третья функция устанавливает, подходит нам это нечто или нет, желаем ли мы его для себя или нет (чувство): И наконец, четвертая функция определяет источник, из которою возникло это нечто и его направление (интуиция)».

С определенной натяжкой по характеру испытаний, которые предстоит пройти путешественникам, можно сказать, что Тор здесь символизирует «ощущение», Тьяльви – «мышление», а Локи – «эмоции». Состав группы имеет структуру 3 1 (трое мужчин, одна женщина). На долю бездействующей в мифе Рёсквы остается подавленная «интуиция»: «В аналитической психологии очень часто “подчиненная” функция” (функция, находящаяся вне сознательного контроля субъекта) представляет “четвертую”, и ее интеграция в сознание является одной из главных задач процесса индивидуации».

Психологический смысл смены способа путешествия обусловлен характером взаимоотношений сознания и бессознательного. Путешествие в Утгард, прежде всего, характеризуется ситуацией неопределенности: «пойди туда, не знаю куда, принеси то, не знаю что». У Тора и Локи нет ни цели путешествия, ни плана действий, они выходят в путь навстречу приключениям, полагаясь исключительно на собственную спонтанность. Нагрянуть в гости к великанам в облике бога-громовника означало бы спровоцировать их агрессию и усилить сопротивление.

Таким образом, в результате проделки Локи характер путешествия изменился – вместо увеселительной прогулки богам и людям пришлось преодолевать тернистую дорогу в Утгард.

Дорога эта лежала на восток, через глубокое море и темный лес – широко распространенные в мифологии символы бессознательного. Встреча с первым великаном состоялась ночью. Описание встречи подчеркивает превосходство великана: «И вот посреди ночи случилось сильное землетрясение, заходила вся земля под ними ходуном, а дом так и затрясся. Тор поднялся и позвал своих товарищей, и, пробираясь вперед, они обнаружили пристройку по правую сторону дома, как раз посредине. Они вошли туда, Тор встал у входа, а остальные забились вглубь. Все были напуганы, но Тор сжимал рукоять молота и был готов защищаться. Вскоре они услышали сильный шум и грохот. А с приходом дня вышел Тор и видит: лежит человек в лесу неподалеку и росту немалого. Он спал и громко храпел. Тут Тор уразумел, что это грохотало ночью. Опоясывается он Поясом Силы, и прибыло у него силы божественной. И тут же проснулся человек и сразу встал на ноги. И, как сказывают, впервые Тору не хватило духу ударить молотом, и он спросил того об имени. Тот назвался Скрюмиром. “А мне,- сказал он, – нужды нет спрашивать, как тебя звать. Знаю я, что ты Аса-Тор. Не ты ль уволок куда-то мою рукавицу?”. Потянулся рукою Скрюмир и поднял рукавицу, и Тор видит, что ее-то он и принял ночью за дом, а большой палец рукавицы – за пристройку.» Это первый случай нерешительности Тора, первое признание мощи бессознательного.

Далее сюжет разворачивается в том же ключе – Тор оказывается неспособным развязать котомку великана, а после – убить его. Удары молота спящий Скрюмир воспринимает то как листок, упавший с дерева, то как желудь, то как ветку. На прощание Скрюмир дает совет в Утгарде не заноситься, а еще лучше, повернуть назад. «Не сказано, чтобы асы пожелали скоро с ним свидеться».

[/url]Сцена со Скрюмиром (что означает «Хвастун», имя вымышленное) окрашена двумя эмоциями Тора: страхом и яростью. Ситуация развивается непредсказуемым для Тора образом, неопределенность увеличивается: Тор не знает имени великана, а тот его знает; верное оружие трижды дает осечку. Чувства Тора характерны для «конфликта нереализованного желания», конфликта между «хочу» и «могу», когда действительность не дает возможности реализовать потребности. В результате такого конфликта снижается самооценка, что может привести к комплексу неполноценности. Роль «самого сильного» не выдерживает испытания действительностью. Перед тем, как расстаться, Скрюмир «добивает» Тора: «Я слышал, вы перешептывались, что человек я росту немалого: так увидите вы людей и повыше, если попадете в Утгард. Примите теперь мой добрый совет: не слишком там заноситесь. Люди Утгарда-Локи не потерпят насмешек от какой-то мелюзги». (Сравни, у Эрика Эриксона: «На данной же стадии развития любой ребенок склонен демонстрировать возросшую нетерпимость к попыткам ограничить свободу его передвижения и возможность постоянно задавать вопросы. Резкий рост инициативы в поступках и фантазиях делает проходящего эту стадию ребенка особенно уязвимым в отношении принципа талиона, – и вот он уже неутешительно близок к расплате по правилу “око за око, зуб за зуб”. В таком возрасте (3-4 года – ЛО) маленькому мальчику нравится притворяться великаном, ибо он боится великанов, поскольку отлично знает, что его ноги слишком малы для башмаков, которые он носит в своих фантазиях.»)

Далее ничтожность богов и людей по сравнению с великанами подчеркивается описанием размеров города, городских стен и замка на воротах, который Тор открыть не смог, так что путешественникам пришлось протискиваться между прутьями решетки.

[/url]Прием, оказанный конунгом Утгард-Локи, оскорбителен: «Того, кто так далеко забрел, нечего спрашивать о новостях. Или ошибся я, приняв этого коротышку за Эку-Тора»?

Совпадение имен правителя Утгарда и спутника Тора говорит о многом. В комментариях к «Младшей Эдде» есть ссылка на Саксона Грамматика, где говорится, что в более ранней форме мифа Утгард-Локи – это Локи, изгнанный из Асгарда в Утгард. В этом случае миф приобрел бы вид состязания между Тором и Локи, в котором Локи победил бы. Такая трактовка, конечно, дала бы нам возможность выстроить стройную психологическую интерпретацию: все «теневое», неугодное, вытесненное в бессознательное никуда не девается, и на своей территории побеждает. Однако «раздвоение» Локи дает дополнительные преимущества для интерпретатора, поскольку подчеркивает условность разделения на «своих» и «чужих». «Наш» Локи пытается помочь Тору, «чужой» – противостоит ему, и все это происходит одновременно, такова двойственная природа трикстера. Если зайти еще дальше (а участники групп на обсуждении к этому приходили), то можно предположить, что вся операция по заманиванию Тора в Утгард с последующим его посрамлением была изначально спланирована единым Локи. Это подтверждается и тем, что Скрюмир, издевавшийся над Тором и одновременно служивший ему проводником, в конце-концов оказывается правителем Утгарда, и зовут его Утгард-Локи.

Вернемся к мифу. Первое испытание, назначенное конунгом, приходится проходить Локи – ему нужно съесть свою доли еды быстрее, чем противнику. Его противником оказывается человек по имени Логи, и Локи проигрывает.

Второе испытание проходит Тьяльви, которому нужно обогнать юношу по имени Хуги. Тьяльви проигрывает в трех попытках, каждый раз отставая все больше, однако удостаивается похвалы Утгард-Локи.

Следующие испытания проходит уже сам Тор и последовательно проигрывает целых три: он не может выпить штрафного рога великанов, поднять кошку и побороть старуху по имени Элли. Каждая неудача Тора сопровождается оскорбительными комментариями Утгард-Локи.

После испытаний Утгард-Локи принял путешественников гостеприимно, а поутру после завтрака отправился их провожать. Здесь он признает силу Тора и рассказывает об обмане: накануне им повстречался не Скрюмир, а сам Утгард-Локи, Логи – это огонь, Хуги – мысль, рог другим концом присоединен к морю, кошкой прикинулся сам Мировой Змей Ёрмунганд, а старуха Элли – сама старость. После этого признания и конунг, и город попадают.

На мой взгляд, испытания, которые Утгард-Локи предлагает путниками, демонстрируют различные аспекты бессознательного, неподвластные сознанию. Смысл испытаний – не в унижении, они несут в себе предметный урок. Все они характеризуются тем, что с виду они легко выполнимы, а на самом деле – невыполнимы в принципе.

Испытание, которое проходит Локи, состоит в скорости поедания пищи: «Тут принесли корыто и, наполнив его мясом, поставили на пол. Локи уселся с одного конца, а Логи – с другого, и принялись они есть кто скорее, и встретились посреди корыта. Локи обглодал дочиста все кости, а Логи съел мясо, да вместе с костями, а с ним и корыто. И всякому стало видно, что Локи игру проиграл». Его противником оказывается Логи, имя которого переводится как «Огонь». Забавно, что Локи единственный из путешественников сам предлагает продемонстрировать свое искусство. Если принять как предположение точку зрения исследователей, считающих Локи богом огня (в рунической письменности звуки «к» и «г» обозначались одной руной), то оказывается, что Локи соревнуется сам с собой.

Интерпретировать это состязание (как и остальные) можно по-разному. Я выделяю в нем как принципиальный аспект уничтожения чего-либо угрожающего путем поглощения (присвоения). Психологически такой механизм восходит к самым ранним этапам развития ребенка, когда голод ассоциируется с абсолютным несчастьем, сытость – с абсолютным счастьем, а процесс поглощения пищи (сосание материнской груди) является единственным способом стать счастливым. Самым очевидным аналогом такого поведения во взрослой жизни являются пищевые расстройства, например, переедание как способ снять тревогу. Другими способом реализации этого механизма является неизбывное стремление к обладанию: нужно заработать все деньги на земле, «поиметь» всех женщин (мужчин), получить самую дорогую машину, построить самый большой дом, посадить самое красивое дерево и вырастить самого талантливого сына. Однако на другом конце этого «корыта» непременно находится всепожирающий огонь. И здесь не важно, воспринимается ли он как внешний противник, отнимающий у нас ограниченный ресурс, или как внутреннее пламя, которое уничтожит все, что мы бросаем в эту топку. Поскольку от успеха этого безнадежного соревнования зависит самооценка, перед нами все тот же конфликт между «хочу» и «могу».

Следующее состязание – состязание в скорости – проходит Тьяльви. Его противником является Хуги – «Мысль», причем это «мысль Утгард-Локи». Тьяльви, быстрее которого на земле человека нет, трижды проигрывает Хуги состязание в беге.

Похожая немецкая сказка повествует о двух хитрых ежах, обманувших быстроногого, но глупого зайца. Один из ежей оставался в начале дистанции, второй становился на финише, в итоге, как бы быстро не бежал заяц, он всегда проигрывал. Сказка, с моей точки зрения, лучше мифа поясняет суть происходящего: нематериальная «мысль» может находиться в двух точках одновременно. В Утгарде – бессознательном география изменена по сравнению с привычной нам картографией сознания, представленной словом.

Слово hugr в древнеисландском языке означало «дух, душа», а так же «ум, настроение». В мифе подчеркивается, что речь идет о мысли Утгард-Локи, и это уже не привычное нам мышление в форме логических построений, а первобытное мышление в форме образов. И такое мышление всегда обгоняет слово.

Приведу такой пример: представьте себе широко известную картину, пусть это будет «Купание красного коня». Степень детализации, отчетливости разных элементов зависит, конечно, от вашего воображения, однако картину вы, скорее всего, увидели мысленным взором всю одновременно. Однако для того, чтобы объяснить, что изображено на картине, вам необходимо ее описать элемент за элементом, устанавливая приоритеты – фигура, фон, детали. Сознание диахронно, бессознательное – синхронно, поэтому Тьяльви никогда не догонит Хуги.

Поведенческим аналогом приведенного примера может служить автоматизация навыка – в начале обучения вождению автомобиля вы целиком сосредоточены на ваших руках и ногах, а также на последовательности действий; приобретя опыт, вы можете вести автомобиль, слушать музыку и любоваться окружающим пейзажем одновременно.

Еще один пример из области психоанализа, касается замечания Фрейда о безвременьи бессознательного: «процессы системы бессознательного протекают вне времени, т.е. они не упорядочены во времени, не меняются с течением времени и вообще совершенно не связаны со временем…». То есть влечение, существовавшее, когда вам было три года, «догонит» вас и в тридцать, какое бы блестящее образование вы за это время не получили. В этом смысле, задачей психотерапии является сделать так, чтобы оно за вами не «бегало». Вопрос о том, от чего бегает Тьяльви, прояснить трудно, поскольку по мифам о нем мало известно. Поэтому решать этот вопрос лучше с исполнителем роли.

Далее за дело берется Тор и проходит целых три испытания.

Первое – выпить рог. «А Утгарда-Локи говорит: “Считается, что тот горазд пить из этого рога, кто осушит его с одного глотка. Другим на то надобно два глотка, и не найдется такого, у кого не достало бы силы опорожнить его с третьего разу”». Наглая ложь состоит в том, что рог другим концом опущен в море. Тор сделал три глотка, отхлебнул порядочно, но осушить рог так и не сумел.

Еще про Тора:  ОБЗОР: Смартфон Vernee Thor — новый фаворит в бюджетном сегменте

Комментарий к этому испытанию давно уже сделан Козьмой Прутковым: «нельзя объять необъятное». Море – один из основных символов бессознательного, и попытка осушить его в три глотка равносильна заявлению о том, что «все хтонические силы бессознательного мне подвластны». Тору как защитнику Асгарда по роду деятельности приходится иметь дело с агрессивными импульсами бессознательного и, вероятно, надежда взять извечного соперника под контроль должна быть очень для него соблазнительной. Комментарий Тора к своей неудаче трогателен: «Можно попробовать и другую игру. Но дома, среди асов, показалось бы мне странным, если бы такие глотки назвали там маленькими». В психотерапии мне добрый десяток раз приходилось на процесс-анализе вступать с клиентами в дискуссию на тему «а вы мне докажите, что бессознательное существует». Увы, мои объяснения не всегда столь же эффективно противостоят торовскому напору клиентов, как Утгард-Локи – Тору.

Второе испытание Тора – поднять кошку, которой прикинулся Мировой Змей Ёрмунганд. Это, на мой взгляд, основное испытание Тора. Ёрмунганд – сын Локи – главный противник Тора в скандинавских мифах. Брошенный асами в океан, он так разросся, что кусает собственный хвост. Тор трижды встречается с Ёрмунгандом. Здесь описана первая встреча. Вторая встреча – это «рыбная ловля Тора», которая закончилась тем, что Тор почти уже выловил Мирового Змея, но тот все же ушел в пучину, благодаря помощи великанов. Третья встреча состоится во время последней битвы и закончится гибелью противников.

Битва бога-громовника с хтоническим змеем – очень распространенный мифологический сюжет, обычно он заканчивается гибелью гада и наступлением затем эры плодородия. Однако у скандинавов Ёрмунганд имеет другие функции, что определяет и иное развитие сюжета.

Имя Ёрмунганд – означает «Великий Посох», что может обозначать опору мира, идентичную Иггдрасилю. Другое его имя – Мидгардорм – означает «змей Мидгарда», и в этой ипостаси его функции сродни функциям стены, отгораживающей Мидгард от Утгарда, он представляет собой границу миров. Тор также охраняет границу, и его противостояние с Ёрмундгандом – это противостояние двух пограничников. Если использовать военную метафору, то функции пограничной службы состоят в противостоянии диверсиям на границе, сборе информации о предполагаемом противнике и, в редких случаях, в диверсионных вылазках. Сама граница установлена Локи (Утгард-Локи) и Одином, которые в нашей метафоре символизируют президентов суверенных государств, и не дело погранслужбы нарушать эту границу. Серьезное нарушение границы предполагает полномасштабную войну и требует мобилизации всей военной мощи государства – это Рагнарек.

Если говорить об отношении сознания и бессознательного, то аналогом такой границы служат защитные механизмы личности, вырабатываемые в течение всей жизни. Защитные механизмы, согласно одной из школ психоанализа, Эго-психологии, не просто защищают Эго от влияния бессознательного, но и определяют саму личность. Используя нашу метафору, очертания границ определяют очертания государств, а их проницаемость говорит о межгосударственных отношениях. Личность с негибкими, жесткими границами можно сравнить с тоталитарным государством, окруженным «железным занавесом». Слишком проницаемые границы говорят о слабости государства, неспособности защититься от соседа. Зрелая личность способна договариваться о границах и, в зависимости от политической ситуации, контролировать их проницаемость. Отсутствие границы означает, что государство перестало существовать как суверенная единица, в психиатрии такое нарушение называется психозом. Если бы Тор преуспел в своей борьбе со змеем, Митгард и Асгард перестали бы существовать, что и происходит в Рагнарек.

Психотерапевт всегда оказывается в роли пограничника, и от его умения обращаться с защитными механизмами клиента (которые в ситуации психотерапии называются «сопротивлением лечению) зависит эффективность лечения. 

Третье испытание Тора – борьба со старухой по имени Элли («Старость»). «И тут же в палату вошла старуха. Тогда приказал ей Удгарда-Локи схватиться с Тором. Сказано – сделано. И началась борьба, да такая, что чем больше силился Тор повалить старуху, тем крепче она стояла. Тут стала наступать старуха, и Тор еле удержался на ногах. Жестокою была схватка, да недолгою: упал Тор на одно колено».

[/url]Схватку со старостью я понимаю как работу, направленную на осознание и принятие неизбежности смерти. В этой связи мне кажутся вполне искренними слова Утгард-Локи, которые он говорит Тору на прощание: «Великое чудо удалось тебе и тогда, когда ты так долго сопротивлялся, сражаясь с Элли, старостью, и упал только на одно колено. Ведь не бывало еще человека, которого не свалила бы старость, если он вообще доживет до преклонных лет».

Страх смерти – часто встречающаяся проблема наших клиентов. Бессознательный страх смерти лежит в основе большого числа психологических проблем (по мнению некоторых психоаналитиков, в основе всех невротических нарушений). Идея конечности нашего существования невыносима для сознания, и сознание реагирует на него отрицанием смерти, выдвижением идеи личного бессмертия и бессмертия близких. Схватка со старостью, в которой Тор не победил, но и не был побежден, означает победу над страхом смерти и признание ее неизбежности.

Сейчас мне пришла в голову ассоциация испытаний Тора с этапами рождения «человека знания» по Карлосу Кастанеде.

Согласно Кастанеде, воин на пути к тому, чтобы стать «человеком знания», встречается с четырьмя врагами. Первый из них – страх, если человек не поддается ему, он обретает ясность, но именно онаи становится вторым его врагом. Поняв, что ясность – это тоже иллюзия, человек обретает силу. Теперь его задачей становится осознание того, что сила, которую он считает своей, на самом деле ему не принадлежит. Если это удалось, воин «достигнет такой точки, где все находятся в подчинении. Тут он будет знать, когда и как использовать свою силу». И тогда он встречается с четвертым врагом – старостью. Победить его невозможно, но если человек «разобьет свою усталость и проживет свою судьбу полностью, то тогда он может быть назван человеком знания, хотя бы на один короткий момент, когда он отгонит своего непобедимого врага. Этого одного момента ясности, силы и знания уже достаточно».

Четыре (включая встречу с Утгрард-Локи) испытания Тора вполне соотносятся с этими четырьмя этапами развития безупречного воина. Встреча с великаном, которого невозможно убить, помогает преодолеть страх; неосушаемый рог может навести на мысль об иллюзорности видимого мира; неподъемная кошка намекает на то, что источник твоих сил может быть тебе и неизвестен; мощная старуха призывает тебя осознать конечность отведенного тебе времени.

Все испытания происходят как бы в разных плоскостях – есть видимый, осознаваемый пласт явлений (человек по имени Логи, человек по имени Хуги, рог, кошка, старуха по имени Элли) и невидимый, неосознаваемый пласт (огонь, мысль, море, Ермунганд, старость). В мифе герои не соотносят между собой эти плоскости (Тор знает, например, что существует рог, знает, что существует море, но не видит между ними связи). Для того, что бы увидеть, осознать второй пласт и увидеть событие целиком, необходима та психологическая функция, которую Юнг называл интуицией. В зависимости от способности осознать связь «видимого» и «невидимого», человек принимает решение о том, разрешима ли задача. Вряд ли Тьяльви побежал бы наперегонки с Хуги, если бы понял, что перед ним – нематериальная мысль. (С другой стороны, Тор в дальнейшем все равно пытался добыть Ёрмунганда).

Заключительной, очень важной сценой мифа, является «саморазоблачение Утгард-Локи». Наутро после испытаний конунг выводит Тора и его спутников за околицу и рассказывает, с кем они соревновались на самом деле. При этом он, в отличие от вчерашнего вечера, отдает должное всем состязавшимся. На прощание он говорит: «А теперь, правду сказать, мы распрощаемся, и для обеих сторон будет лучше, чтобы вы больше ко мне не приходили: я и в другой раз сумею оборонить мой город, такими же или какими другими хитростями, и уж никакой силой вам до меня не добраться».

В целом, пафос сюжета о путешествии Тора в Утгард, можно выразить молитвой: «Боже! Дай мне разум и душевный покой принять то, что я не в силах изменить, мужество изменить то, что могу, и мудрость отличить одно от другого».

Драматическая инсценизация и психотерапевтическое применение мифа

Поскольку вопрос о драматической постановке мифа зависит от терапевтических целей, я решил объединить эти две подглавки. В любом случае, для драматической постановки мифа необходимо обозначить действующих лиц, топографию местности и последовательность сцен.

Действующие лица (курсивом выделены необязательные персонажи):

Один, верховный бог пантеона

Тор, бог – громовник

Локи, покровитель обмана и коварства

Утгард-Локи, он же Скрюмир, конунг в Утгарде

Козлы Тора

Хозяин дома в Митгарде и его жена – родители Тьяльви и Рёсквы

Тьяльви, сын хозяина

Ресква, дочь хозяина

Логи (Огонь), обитатель Утгарда, едок

Хуги (Мысль), обитатель Утгарда, бегун

Рог

Кошка (Ёрмундганд), тяжелоатлетический снаряд.

Элли (Старость), старуха-борец

Великаны

Сцены и топография местности:

Отправка из Асгарда (Асгард)

Ночевка в Митгарде (Митгард)

Переход в Утгард, встреча с Утгард-Локи (Утгард)

Встреча с конунгом (Утгард)

Испытание Локи (Утгард)

Испытание Тьяльви (Утгард)

1-е испытание Тора (Утгард)

2-е испытание Тора (Утгард)

3-е испытание Тора (Утгард)

Возвращение в Асгард (Митгард, Асгард)

Способ постановки мифа определяется тем фактом, что герои до последней сцены не понимают смысла происходящего. Полной информацией обладает только Утгард-Локи и, возможно, великаны. Поэтому перед началом действия нужно разделить участников на две подгруппы. Пока асы обсуждают цели своего путешествия, великанам нужно сообщить информацию об испытаниях и их сути. Таким образом великанам изначально дается преимущество.

Другой способ требует от ведущего тщательной подготовки. Нужно сделать карточки для каждого персонажа, каждая карточка содержит ту информацию, располагает персонаж согласно сюжету. Участникам дается время на то, чтобы понять роль, затем разыгрывается сюжет.

Испытания можно инсценировать различными способами. Ведущий может описать ситуацию («…и как ни старался Тьяльви, обогнать Хуги он не мог») и затем устроить диалог между участниками состязания. Содержание диалога и наводящие вопросы ведущего зависят от его собственного понимания мифа и состязаний.

Другой способ (более интересный для меня) состоит в том, чтобы действительно устроить состязания, поставив перед героями с виду простые, но по сути невыполнимые задачи, причем внутренняя структура испытания должна соответствовать смыслу состязания. Вот несколько «обманных» упражнений, большинство из которых сконструировано на материале из книги Я.И. Перельмана «Занимательная физика» (разумеется, их можно видоизменять. Конечно, среди участников могут оказаться знатоки этой книжки, но опыт показывает, что обычно этого не случается).

Состязание Локи и Логи. В плошку наливается немного воды, участникам вручается несколько предметов, среди которых обязательно должны присутствовать стакан, кусок бумаги и зажигалка. Остальные предметы должны отвлекать внимание исполнителя роли Локи. Для того, чтобы спровоцировать его на неверное решение, можно подсунуть ему ложку. Задача: как можно быстрее собрать воду в стакан. Самый быстрый способ – поджечь бумажку, бросить ее в стакан и, перевернув стакан, опустить его в воду (так же, как вы ставите банки). За счет образовавшегося при сгорании воздуха вакуума вода из плошки соберется в стакан. Совет по опыту: воды в плошке должно быть не более пятой части объема стакана, иначе вся она не соберется. Структурно это испытание подобно моей интерпретации мифического состязания, поскольку в нем фигурирует огонь и вакуум (пустота, который нужно заполнить).

Испытание Тора на предмет его способности много выпить. Здесь понадобится не всегда доступный реквизит в виде кувшина с дырочками в верхней части и полой ручкой, соединенной с носиком (можно купить в магазине «приколов»). Если просто попробовать выпить из такого кувшина, вода будет проливаться. Для того, чтобы действительно напиться, нужно заткнуть потайную дырку в ручке и высосать воду. Для усиления фрустрирующего эффекта можно скрыть, что сосуд дырявый, неплотно обернув его бумагой или тканью. Задача, в принципе, решаемая, но если задать временной лимит (например, одну минуту), то решить ее очень сложно.

Тор и кошка, Тор и Элли. «Перетягивание каната». Рекизит: веревка и шест. Веревка один раз накручивается вокруг шеста таким образом, чтобы длинный конец оказался у Тора, а короткий – у Элли. Силу Тора можно увеличить с помощью других участников, временно выведя их из роли. Суть состоит в том, что как бы ни был силен человек, в такой ситуации он не сможет перетянуть канат, хотя задача кажется очень простой.

Для других испытаний я заданий не придумал, предоставляю это изобретательности читателя.

Ключевой сценой является прощание Утгард-Локи с путниками, здесь им сообщается полная информация.

В психодраматической мифодраме и индивидуальной терапии я использовал структурированное упражнение, основанное на этом мифе. 4 стула устанавливаются «крестом»: длинная ось – это ось Удгард-Локи – Один, 2 оставшихся стула предназначены для персонажей, проходящих испытания. Клиенту сразу сообщается истинное значение испытания: перегнать мысль, победить старость и т.д. Противоборства проходят в виде словопрений участников, Один и Утгард-Локи комментируют содержание спора. Технику можно выполнять как в контексте заявленной клиентом проблемы, так и без него. Техника полезна в тех случаях, когда в мышлении или поведении клиента явно или подспудно звучит уверенность в том, что «я все могу» или «я должен быть всесилен».

В заключение приведу пример психотерапевтической работы, основанной на этом мифе. Начну со сновидения, записанного моим клиентом:

«Я нахожусь на балконе в доме родителей моей жены. Для того, чтобы попасть вкомнату, мне нужно забраться по пологой поверхности, похожей на козырек деревнеского крыльца, состоящей из реек, стоя спиной к пропасти. Я пытаюсь, но рейки обламываются. Теща, смотря их окна сверху, говорит, что мы должны отправиться на поминки их давно умершего друга, которого я не знаю. Мы – это моя жена, ее родители, моя мама и я. Я возражаю, что неудобно, она говорит – не хочешь, не ходи. Но пойти очень хочется.

Еще про Тора:  Бог Тор - скандинавское божество, оружие молот мьельнер, сила грома

Я поднимаю голову, и вижу, что на следующем балконе находится женщина в таком же положении, она вот-вот упадет… Потом я стою на земле и смотрю, куда упадет женщина, чтобы ее поймать.

Позади меня – лабиринт из железной сетки, напоминает садовые участки. Есть калитки, но они закрыты. Подхожу ближе и вижу, что замки открыты. Прохожу лабиринтом и оказываюсь в редком лесу, здесь много зверей. Сначала бегут лани, потом появляется кто-то вроде быка, но очень большой и шерстяной. Он странно передвигается – сначала крутится как собака, которая садится по нужде или если ловит свой хвост, потом вдруг делает прыжок, траектория его совершенно непредсказуемая. Он не охотится, но может задавить весом. Я пытаюсь предсказать, где он окажется, и начинаю прятаться от него за очень большим и старым деревом. Мы бегаем вокруг дерева».

Состояние по пробуждении – возбужденно-радостное, но и опасливое.

Пять лет назад жена Игоря совершила попытку самоубийства, бросившись на землю с большой высоты, он был свидетелем этого. Жена осталась жива, но больше он ее не видел, они развелись, и в их разводе большую роль сыграла теща.

Ко мне Игорь обратился с жалобой на то, что ему становится не интересна его работа, хотя он занимается тем, чем всегда хотел заниматься, и, в целом, достиг успеха в своей области. Однако последние несколько месяцев его постигло несколько неудач, пошатнулось финансовое положение, и он переживал депрессию по этому поводу. Терапия проводилась как форме психодрамы, так и в форме индивидуального консультирования..

Мы довольно быстро установили связь между его депрессией и попыткой самоубийства жены, поскольку каждый год, приблизительно тогда, когда это случилось, его постигала какая-нибудь неудача. (В психотерапии это называется «юбилейным синдромом»).

Сон, который приснился Игорю на следующую ночь после постановки мифа о путешествии Тора в Утгард (Игорь играл роль Тора) и положил конец его депрессии, помогает пояснить характер этой связи. Анализ мы проводили в рамках индивидуальной терапии, с использованием элементов психодрамы.

Чувства, которые Игорь испытывает во сне, пытаясь вскарабкаться по рейкам, это гнев и обида – те же чувства, которые он испытывает по отношению к своей жене, те же чувства, которые он испытывал, когда у него что-то не получалось, те же чувства, которые испытывал Тор, встретившись со Скрюмиром. Игорь пытается подняться вверх (повысить свой социальный статус), это кажется не трудным делом, но у него не получается. Наверху, как ему кажется, находится единственный выход из создавшегося положения. Следующий эпизод объясняет, в каком положении он находится.

Женщина, которой грозит опасность упасть – это его жена. Оказавшись на земле, он пытается поймать ее, спасти, что помогло бы ему избавиться от чувства вины («этого не случилось»). Чувство вины – с одной стороны, гнев и обида («как она могла так со мной поступить?») – с другой – это часто встречающиеся в терапии посттравматического стресса чувства. Попытки взобраться по социальной лестнице ассоциируются у Игоря с желанием быть прощенным, снова принятым в семье своей жены. С другой стороны, он понимает, что, каких бы успехов он ни достиг, прощения ему не будет. (Постановка недостижимой цели – это еще более ранняя проблема Игоря, в сновидении она символизируется присутствием родной матери). Сам Игорь находит здесь параллель с состязанием Тьяльви и Хуги. Сколько бы он ни пытался убедить себя, что он может прожить и без жены и не нуждается в прощении, у него ничего не получится, поскольку в глубине души он чувствует себя виноватым и жаждет прощения. Ситуация кажется безвыходной, но сновидение подсказывает, что выход есть – он чувствует под ногами землю, замки оказываются сломанными, лабиринт – иллюзорным, и сновидец уходит от желания оплакивать давно умершего незнакомого человека.

Следующий эпизод демонстрирует Игорю течение его жизни. Способ передвижения быка (Игорь по гороскопу – бык) абсолютно бесцелен. Он крутится вокруг своей оси, потом совершает прыжок – именно так и протекает жизнь Игоря в то время, когда он находится в депрессии. Если вы попробуйте несколько раз быстро повернуться вокруг своей оси и прыгнуть, и так, не останавливаясь, несколько раз (только выберите для этого достаточно большое помещение), вы не будете знать, где вы окажетесь. А если вы побудете поблизости от человека, который это проделывает, вы поймете страх, который я испытал, когда Игорь мне это демонстрировал. Кружение вокруг себя в случае Игоря по смыслу аналогично попытке влезть на козырек в первой части сновидения, а прыжок символизирует хаотичную попытку отказаться от непродуктивной, не доставляющей удовольствия деятельности. Вместе с тем, сам бык, животное сильное, символизирует интерес Игоря к своей профессии. Однако энергия этого интереса пропадает втуне, поскольку руководит ею несбыточная цель (ее в сновидении символизирует сам сновидец).

В сновидении две части личности Игоря встречаются, и их движение становится упорядоченным. И что самое для меня интересное – упорядочивает его внутренний стержень, Мировое Древо, Иггдрасиль. Когда Игорь, благодаря обмену ролями осознал, что и он, видящий сон, и он, бесцельно прыгающий бык – это части его личности, образ погони трансформировался в образ змея, обвившего дерево кольцами, и поднимающегося по стволу. Мы нарисовали этот образ, и придумали упражнение: сидя на корточках, с закрытыми глазами, покрутиться вокруг своей оси, потом медленно вставать, продолжая крутиться, пока не распрямишься во весь рост. Это упражнение, созданное на основе его сновидения, помогает Игорю, когда он теряет вкус к работе.

С точки зрения скандинавской мифологии, Мировой Змей Ёрмунганд, и Мировое Древо Иггдрасиль являются опорами мира. Их слияние в одном образе означает для данного клиента отказ от попытки решить проблему «в лоб» (вскарабкаться на вершину) и заключение нового договора между сознанием и бессознательным. Психодраматическому Тору удалось то, что не получилось у мифологического.

Тор у утгарда-локи

Скандинавские божества
Скандинавские божества

Оставшись без своих волшебных козлов, Тор вместе с Локи и слугами переправился через море и углубился в лес. там он и был вынужден сделать очередную остановку.

Путники нашли достаточно большое жилище, но стоило только им разместиться там с возможным комфортом, как началось землетрясение. дом начал содрогаться так сильно, что Тор и его спутники бросились с небольшую пристройку. Взяв в руки свой молот, Тор встал в дверях, готовый защищаться. Но никто на них не нападал.

Древние надписи на камне
Древние надписи на камне

Забрезжили сумерки, и Тор, выйдя из своего укрытия, обнаружил великана, который лежал неподалеку и храпел во всю мощь.

Тор опоясался своим поясом силы и поднял было Мьелльнир, но тут великан проснулся, сел и заговорил.

Бог Тор в скандинавских мифах — существо решительное, особенно в отношении своих злейших врагов — великанов. Но он почему-то никак не мог решиться нанести удар. Он спросил великана, как его зовут. Тот Назвался Скрюмниром, что означало “Хвастун”. Это было явно ненастоящее имя гиганта.

Древний памятник с рунами
Древний памятник с рунами

Скрюмнир прекрасно знал, с кем имеет дело, и спросил Тора, не он ли уволок его рукавицу. Тут Тор понял, что за дом он принял огромную рукавицу, а отдел для пальца — за пристройку.

Скрюмнир вел себя достаточно добродушно и дружелюбно. Он поинтересовался, куда идут путники, и предложил пойти с ними. Всю еду он свалил в свой мешок.

Когда сгустились сумерки, великан отправился спать, и попросил разбудить его к ужину. Тор попробовал развязать мешок великана, но у него ничего не получилось.

Старинная культовая надпись на камне
Старинная культовая надпись на камне

Разъярившись, Тор изо всех сил ударил спавшего великана молотом по голове. Тот проснулся и спросил, не листок ли упал с дерева. Тор ничего не сказал, и боги и их слуги вынуждены были лечь спать голодными.

Тор не мог уснуть. Он ворочался с бока на бок и все ломал голову: почему великан не погиб? Наконец, он встал, подхватил свой молот, подкрался к спящему великану, и еще сильнее ударил его по голове. Так сильно, что молот глубоко ушел в великанью голову.

Спящий Тор
Спящий Тор

Тот пробудился и поинтересовался, не желудь ли упал с дерева. Посрамленный Тор дождался, когда спутник уснет, и снова хватил его молотом по голове. Тот пробудился и спросил, не сучок ли упал с дерева. Не дожидаясь ответа, он пошел спать в другое место.

Наутро великан предложил своим спутникам продолжить путь, и как бы невзначай сказал, что он еще не настолько огромен. Вот когда они войдут в Утгард, то встретят великанов и повыше.

Тор и Ёрмунганд
Тор и Ёрмунганд

Он добродушно предупредил их, чтобы вели себя там скромнее, потому что Утгардские великаны не выносят мелюзги. А потом он пошел на север, в горы. Тор мрачно проводил его взглядом. Он точно знал, что ни за что на свете не пожелает встретиться с этим великаном снова.

Громовник продолжил свой путь, и вскоре перед ним вырос город среди поля, окруженный огромными стенами.

Открыть закрытые ворота путники не смогли, зато прошли прямо сквозь решетку. Они увидели людей, которые были воистину гигантского роста — настолько гигантского, что давешний спутник показался им не настолько огромным. Правил этим городом конунг Утгарда-Локи. Это имя интересно тем, что оно совмещает в себе имена всех противников божественного мира.

Тор идет вброд
Тор идет вброд

Путники вежливо поздоровались с конунгом, а тот, ответив на приветствие, тут же предложил им посостязаться.

Тут вышел вперед Локи, и сказал, что в его мире никто не смог бы сравниться с ним в прожорливости. На это конунг вызвал человека по имени Логи, и между двумя противниками поставили огромное корыто, до краев наполненное мясом. Они начали есть, и встретились посередине.

Тор осматривает свою колесницу
Тор осматривает свою колесницу

Сконфуженный, Локи предпочел спрятаться за широкую спину Тора, а поучаствовать в состязании вызвался слуга Тора, тот самый мальчик, по воле которого громовник лишился своей повозки с козлами. Юноша сказал, что во всем мире нет такого бегуна, как она.

Трижды пытался слуга Тора обогнать Хуги, но это ему не удалось, хотя сам конунг нехотя признал, что не было еще в Утгарде такого бегуна. Этот проигрыш тоже понятен: Хуги означает “мысль”.

Тор прогоняет Локи
Тор прогоняет Локи

Наступил черед самому Тору показать, на что он способен. Он сказал, что нет на свете никого, кто мог бы потягаться с ним в питье. На это конунг велел принести рог, и сказал, что даже юнец сможет осушить этот рог с одного глотка, а уж зрелый муж — и подавно.

Тор очень сильно хотел пить, и полагал, что справится в полглотка. Но не тут-то было. Только с третьего раза удалось ему отпить заметную часть воды. Тор с досады бросил рог и насупился. Он чувствовал, что во всем этом есть какой-то подвох, но понять, в чем дело, не мог.

Переодетый Тор
Переодетый Тор

Тогда конунг предложил громовнику пустячное состязание: он должен был оторвать от земли кошку. Громовник поднатужился и поднял ее так высоко, как мог, но тут животное выгнулось, и у бога грома получилось оторвать от земли только одну его лапку.

Утгарда-Локи смотрел на громовника с лукавым прищуром, и тот, расправив плечи, сказал, что теперь он готов помериться силами с любым, кто только пожелает. Конунг на это вызвал древнюю старуху Элли, и сказал, что если Тор одолеет ее, то он большой молодец.

Началась борьба, но чем больше сил прилагал Тор, чтобы свалить старуху с ног, тем крепче она стояла на земле. В конце-концов, обессилевший громовник упал на одно колено, и конунг прекратил поединок. В том, что Тор проиграл бой, не было ничего удивительного: настоящее имя старухи было Старость.

Тор и Сив
Тор и Сив

Конунг проявил гостеприимство, и предоставил путникам ночлег. Наутро, провожая гостей, он признался в обмане: именно он встретил Тора в лесу. И одного удара легендарного молота скандинавского бога Тора хватило бы, чтобы убить его, но он подсунул вместо себя скалу.

Кошкой, которую он попытался оторвать от земли, был мировой змей, опоясавший землю.

Разъяренный Тор хотел было ударить конунга молотом, то тот вдруг исчез, а вместе с ним исчез и весь город.

Тор отправился к себе, и думы его были невеселыми: Мировой змей, с которым ему еще предстояло встретиться, не мог исчезнуть, как Утгарда-Локи…

Вот, что написано об этом в книге “Прорицание вёльвы”:

“Тут славный приходит

Хлодюн потомок,

со змеем идет

биться сын Одина,

в гневе разит

Мидгарда страж,

все люди должны

с жизнью расстаться, —

на девять шагов

отступает сын Фьёргюн,

змеем сраженный —

достоин он славы.”

А вот так говорится в книге “Речи Гримнира”:

“Кермт и Эрмт

и Керлауг обе

Тор вброд переходит

в те дни, когда асы

вершат правосудье

у ясеня Иггдрасиль;

в ту пору священные

воды кипят,

пламенеет мост асов.”

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Adblock
detector