Глава 37. Междупланетный шахматный конгресс / Двенадцать стульев

§ 3. однородные члены предложения – речевые ошибки и их предупреждение пособие для учителей


Подборка по базе: ТИПИЧНЫЕ ОШИБКИ сочинений.docx, Практическое задание Речевые ошибки указанного типа.doc, Разработка родительского собрания _Агрессия детей, ее причины и , Презентация _Типичные ошибки ВПР по истории.pptx, Занятие Ошибки в выборе профессии.pdf, типичные ошибки.docx, Эссе по дисциплине Речевые практики Трубникова О.А..docx, Задание Речевые практики 1.docx, Анализ старославянизмов в деловом и худ-ом стилях.Речевые ошибки, лексические ошибки.docx


§ 3. ОДНОРОДНЫЕ ЧЛЕНЫ ПРЕДЛОЖЕНИЯ
Речевые недочеты, связанные с использованием в предложении однородных членов, разнообразны. Можно выделить следующие их разновидности: 1) объединение сочинительной связью слов, обозначающих логически несопоставимые понятия; 2) неодинаковое морфологическое оформление однородных членов предложения; 3) нарушение правил сочетаемости при подключении второго компонента; 4) не соответствующее норме употребление союзов; 5) чрезмерное удлинение ряда однородных членов; 6) объединение сочинительной связью разнотипных синтаксических единиц.
I. Объединение сочинительной связью слов, обозначающих логически несопоставимые понятия

Главное правило построения предложения с однородными членами заключается в том, что сочинительной связью объединяются компоненты, обозначающие логически сопоставимые понятия. В речи детей эта закономерность иногда нарушается. Причины нарушения имеют не собственно лингвистический, а скорее психологический характер и связаны с особенностями перехода от внутренней речи к внешней67.

а) Объединение слов, обозначающих родовые и видо-
вые понятия, в нормативном языке недопустимо (за исклю-
чением нескольких сочетаний слов, узаконенных речевой практи-
кой, например: пионеры и школьники, комсомольцы и молодежь).
В речи школьников оно встречается достаточно часто: «Люди и
дети будут радостные ходить по улицам» (анкета, 2); «Листья в ле-
су пахнут ягодами, зеленью, природой и грибами» (соч., 5). Очевид-
но, возникновение таких сочетаний является следствием лексико-
семантических ошибок: слово люди понимается здесь в суженном
значении — «взрослые люди», в специфическом значении употре-
блено и слово природа.

б) Объединение слов, далеких друг от друга по
семантике, — обычная ошибка школьников.

Распространены случаи объединения в качестве однородных членов конкретных и абстрактных существительных: «Для полного счастья мне не хватает хорошей учебы, дисциплины, дедушки и папы» (анкета, 3); «Больше всего я люблю бананы, субботу и гимнастику» (анкета, 2); «Его удивляли ее глаза, скромность, почти детская доверчивость» (соч., 7).

Иногда детьми в качестве однородных используются компоненты, обозначающие неравноправные по своей значимости явления, например: «Я вбежал туда и”увидел, что мама стояла посреди кухни и закрыла лицо руками» (соч., 4) — гораздо уместнее было бы обозначить второстепенное действие с помощью деепричастного оборота — закрыв лицо руками; «Голодного зверя вели по коридору в большую комнату, привязывали на длинную веревку и оставляли только один свободный угол, до которого не мог дотянуться медведь» (изл., 5)—лучше было, бы оставляя только один свободный угол.

В ряде случаев возникновение ненормативных сочинительных рядов бывает спровоцировано омонимией синтаксических форм. Ср.: «У девочки стройная фигура» и «У девочки бодрое настроение», предложения различны по семантике: в первом речь идет о внешних качествах, во втором — о психическом состоянии субъекта. Однако то обстоятельство, что их формальные структуры совпадают, может привести к слиянию их в одно предложение: «У Марины стройная фигура и бодрое настроение» (соч., 5). Аналогичные примеры проявления синтаксической омонимии:. «Это был мальчишка в спортивной куртке и в веснушках» (соч., 7); «После праздника мы шли домой с подарками и отличным настроением» (соч., 3); «Дюшка с открытой душой и с кирпичом в руках идет на Саньку Ерахова» (соч., 8); «Я вас поздравляю от всего класса и от всей души» (устн., 6).

Провоцирующим моментом может служить и наличие у слова, выступающего по отношению к однородным членам в качестве главного, не одного, а нескольких значений. Каждое из зависимых слов может соотноситься с подчиняющим словом в одном из его значений, объединение их в составе сложного словосочетания создает не предусмотренный автором комический эффект1. Ср.: «играть на гуслях» и «играть в шахматы». В результате объединения этих сочетании возникает ненормативное сложное словосочетание: «Доб-рыня прекрасно играет на гуслях и в шахматы» (соч., 5); «Когда хозяин был пьян, он бил посуду в доме и мальчика» (соч., 5).
2. Неодинаковое морфологическое оформление однородных

членов предложения

Разнотипность морфологического оформления однородных членов предложения встречается в нормативном языке (например: «Случалось ли, чтоб вы, смеясь или в печали, ошибкою добро о ком-нибудь сказали?»). Исследователями, однако, отмечается, что предпочтительным в речевой практике является выражение однородных членов предложения однотипными морфологическими формами. В ряде случаев необходимость одинакового морфологического выражения прямо предписывается языковой нормой. Именно в этих случаях и возможно возникновение речевых ошибок. Так, не могут объединяться сочинительной связью существительное и инфинитив. В речи детей такие конструкции встречаются часто: «Девочка любит чистоту, декоративную посуду и читать книги» (соч., 5). Норма не допускает объединения в качестве однородных именных частей сказуемого кратких и полных форм прилагательных.

Неудачно построенными являются поэтому предложения: «Дон Кихот был высок и худой» (соч., 6); «Он был тоненький, худенький и несколько глуповат» (соч., 7). Не соответствует норме* использование в качестве именной части сказуемого связанных сочинительной связью существительного и прилагательного: «Во всех своих рассказах Чехов высмеивал тех, кто был хамелеоном и тщеславен» (соч., 5). Не разрешенными с точки зрения языковой нормы являются сочинительные сочетания наречий и деепричастий (если в последних не наметился переход в наречия): «Они шли по улице быстро и разговаривая о чем-то своем» (соч., 6).

3. Нарушение правил сочетаемости при подключении

второго компонента
Недочеты такого рода объясняются не столько незнанием правил лексической и синтаксической сочетаемости, сколько недостаточно развитым объемом оперативной памяти, неумением планировать текст. В результате подключения второго компонента может возникнуть ненормативное сочетание, которого говорящий (пишущий) не замечает. Как показывают наблюдения, дети в большинстве случаев могут правильно соединить с главным словом как первый, так и второй компонент по отдельности. Составляя предложение, они не учитывают того обстоятельства, что однородные члены предложения должны не только быть связаны сочинительной связью друг с другом, но и одинаково относиться к некоему третьему элементу, составляя с ним нормальные с точки зрения грамматических и лексических норм сочетания.

Можно выделить два вида речевых неправильностей в данной области.

а) Нарушение норм лексической сочетаемости.
Ненормативное сочетание «прислушиваться к интересам» возни-
кает в предложении «Если бы я была учителем, я бы больше прислу-
шивалась к мнению ребят и их интересам» (заметка, 5); ненорматив-
ное сочетание «не слышно стенгазет» образуется в предложении:
«Школа была пустая, не было слышно веселых голосов ребят и яр-
ких стенгазет» (соч., 5). Это явление возможно и в тех случаях,
когда хотя бы один из объединяемых сочинительной связью ком-
понентов характеризуется несвободной сочетаемостью (имеет фра-
зеологически связанное значение). Так, например, слово радость
сочетается с глаголом охватывает, но не сочетается с глаголом
разбирает, а слово любопытство может сочетаться как с первым, так
и со вторым глаголом. При образовании предложения на базе этих
сочетаний получается такое ненормативное их объединение: «Меня
разбирали любопытство и радость» (соч., 6), при котором возни-
кает неверное сочетание «разбирала радость».

б) Нарушение норм синтаксической сочетаемо-
сти, например: «Софья, чтобы досадить и оскорбить Чацкого.
распускает сплетню» (соч., 8). В этом предложении возникает не предусмотренное автором сочетание «досадить Чацкого». Восьмиклассник, употребивший данное предложение, на уроке, посвященном анализу сочинений, правильно составил два изолированных сочетания «досадить Чацкому» и «оскорбить Чацкого». Значит, дело не в том, что он не знает норм управления, а в том, что не умеет в достаточной степени планировать текст. Аналогичные ошибки: «Художник восхищается и любит щедрую и богатую природу» (соч., 4); «В стихах Пушкина выражается уверенность и любовь к будущему России» (соч., 8). Как правило, избирается форма, требуемая ближайшим из ряда сооднородных членов.
4. Не соответствующее норме употребление союзов

Правильным считается такой порядок слов, при котором части двойного союза стоят непосредственно переД однородными членами68. В речи школьников это правило нарушается чрезвычайно часто: «На бале были не только снежинки из этого сугроба, но и из других» (соч., 4); «Этот человек может не только подвести своего друга, но и всех товарищей, которые знают его с самого детства» (соч., 7). Причина этого недочета — недостаточное владение композиционными навыками: при конструировании подобных структур перед говорящим (пишущим) стоит трудная задача: не только добиться лексического и грамматического «согласования» используемых компонентов предложения, но и избрать единственно возможный порядок их расположения. Трудность связана и с переходом от устной речи к письменной — в устной речи ненормативный порядок слов мог бы быть вполне приемлемым при условии правильного интонационного выделения сочиненных членов; при переводе устной речи в письменную роль интонации утрачивается, однако пишущий продолжает подсознательно на нее опираться.

Еще про Тора:  Как правильно вышивать обереги, какой символ выбрать.

Иногда вторая часть двойного союза не только … но и заменяется: вместо но используется а. Возникает ненормативный союз «не только … а и»: «Автор говорит не только о ее внешней красоте, а и о внутренней» (соч., 7).
5. Чрезмерное удлинение ряда однородных членов
Теоретически ряд однородных членов может быть бесконечно длинным. Однако практически он ограничен возможностями восприятия: слушающий (читающий) не способен воспринять слишком длинного ряда. В речи школьников (особенно в письменной ее форме) встречаются иногда такие чрезмерно «утяжеленные» ряды. В ряде случаев оказываются объединенными далекие друг от друга признаки. Особенно часто такие «утяжеленные» ряды встречаются в характеристике: «В характере Гаврика особенно проявились хитрость, осторожность, зоркость, смелость, большая сила воли настоящая рыбацкая гордость, выносливость, терпеливость, сдержанность, заботливость» (соч., 5); «Добрыня был честным, умным, благородным, мужественным и порядочным» (соч., 5)1
6. Объединение сочинительной связью разнотипных синтаксических единиц

Сочинение — способ связи не только членов (в том числе и обособленных) простого предложения, но и самих простых предложений как элементов сложного предложения. Нормы языка диктуют правила «сочинения» синтаксических единиц, определяя возможности такого соединения на основании не только значения, но и грамматической формы. Известно, что отношениями сочинения может быть связан необособленный член предложения с другим необособленным членом, обособленный член — с другим одноименным обособленным членом (например, обособленное обстоятельство — с обособленным обстоятельством и т. п.), простое предложение с простым предложением.

В речи школьников наблюдаются многочисленные случаи нарушения этой закономерности. При этом функциональная общность синтаксических единиц как бы преодолевает существенные формально-грамматические различия между ними. Можно выделить несколько основных типов речевых ошибок в данной области.

а) Объединение сочинительной связью члена простого
предложения и придаточного предложения:
«Я не люблю воину, дым, разруху и когда я получаю двойку» (ан-
кета, 2); «Я не люблю болеть и когда ругают» (анкета, 2) — как
в первом, так и во втором случае сочинительной связью соедине-
ны дополнения и придаточные изъяснительные предложения,
имеющие объектное значение; «Я бы хотел завести собаку для’ин-
тереса и чтобы было весело» (соч., 4) — в этом случае сочинитель-
ной связью объединены обстоятельство цели и придаточное пред-
ложение с аналогичным значением; «В повести «Капитанская доч-
ка» Пушкин показал людей с совершенно разными характерами, но
которые имеют такие качества, как мужество и благородство»
(соч., 7) — отношениями сочинения связаны несогласованное опре-
деление и определительное придаточное предложение.

б) Объединение сочинительной связью обособленного
определения и определительного придаточ-
ного предложения: «Он увидел молодую девушку-гру-
зинку, пришедшую за водой и которая поразила его своей красотой»
(соч., 7); «Снова рядом с Гриневым оказывается Пугачев, только
теперь это не тот бродяга, встретившийся Петру во время бурана
и которого тот отблагодарил стаканом вина, а мужицкий царь,
поднявший народ против своих господ» (соч., 7).

в) Объединение сочинительной связью обособленного
обстоятельства и обстоятельственного придаточного предложения: «Когда гулял по город;/ и увидев несчастных детей-сирот, он задумал написать картину*» (соч., 6) — общей функцией, победившей формально-граммати ческпе различия, здесь является функция выражения времени. Таким же образом выражаются в речи учащихся и другие обстоятельственные значения, например значение условия: «Гуляя с утрадо вечера и если не заниматься, экзаменов не сдашь» (заметка, 7).

г) Объединение сочинительной связью обособленного определения и обособленного обстоятельства: «Изменивший присяге и общаясь с Пугачевым, Швабрип показал свой характер и плохие черты» (соч., 7). Такого рода объединение обычно происходит в тех случаях, когда обособленное определение имеет оттенок добавочного обстоятельственного значения.
§ 4. ПРИЧАСТНЫЕ ОБОРОТЫ
Ошибки, связанные с употреблением причастных оборотов, разнообразны. Шире всего распространены следующие неправильности: 1) нарушение согласования причастия с определяемым словом; 2) нарушение порядка взаимного расположения причастного оборота и определяемого слова; 3) включение в состав причастного оборота союзов и относительных местоимений (союзных слов).
1. Нарушение согласования причастия с определяемым словом

Нарушение согласования встречается чаще всего при расположении причастия после определяемого слова и представляет собой ошибку прежде всего «композиционную», сг язанную с несовершенством оперативной памяти учащегося. Говорящему (пишущему) бывает нелегко удержать в памяти форму определяемого слова, особенно если оно отделено от определения рядом других слов. Еще сложнее задача, если требуется предвидеть («упредить») форму еще не названного определяемого слова. Такие ошибки широко распространены: «В поэме «Мцыри» рассказывается о судьбе грузинского мальчика, отданного на воспитание монахам и тосковавшем по свободной жизни» (соч., 7). Форма предложного падежа причастия не является случайной — она повторяет форму падежа слова о судьбе, употребленного в изъяснительном значении. Выбор формы причастия в большинстве случаев не является произвольным —форма причастия уподобляется либо форме зависимого от причастия слова («заря, окрасившее в пурпур хмурое небо»), либо форме подлежащего («От ледяного панциря, прикрывающие Антарктиду, откалываются огромные айсберги»69)-

2. Нарушение порядка взаимного расположения причастного оборота и определяемого слова
а) Нормой языка предусматривается расположение причастного
оборота непосредственно перед определяемым им словом или после
него. В речи учащихся встречаются многочисленные случаи нару-
шения этого правила. Чаще всего причастный оборот, расположен-
ный после определяемого слова, отделяется О т него
другими словами. Очевидно, это связано с изменением
первоначального замысла построения предложения: предполага-
лось построить предложение без данного определения, затем оно
было введено на правах дополнительного сообщения: «Пионеры
спешат к реке, приехавшие в лагерь» (соч., 4); «Этой пятерке я
очень обрадовался, полученной мной впервые в жизни» (заметка, 5).
Если в предложении имеется еще одно существительное, может
возникнуть не предусмотренная автором двусмысленность:
«Вошедший был одет в крестьянский армяк, обросший бородой»
(соч., 6).

б) Включение определяемого слова в се-
редину причастного оборота также представляет
собой, по-видимому, результат нарушения первоначального за-
мысла построения предложения, в соответствии с которым прича-
стие сначала было лишено зависимых от него слов. Затем они были
введены для конкретизации сообщения, но причастный оборот
при этом оказался разорванным: «Разожженное лицо морозом го-
рело» (соч., 5); «Солнечный луч освещал падающие листья с де-
ревьев» (соч., 4). В таких случаях проявляется взаимодействие двух
разнонаправленных тенденций: в соответствии с первой опреде-
ление должно непосредственно предшествовать определяемому сло-
ву (типичный для русского языка порядок слов), в соответствии
сс второй зависимое (управляемое или примыкающее) слово должно
непосредственно следовать за тем словом, к которому оно относит-
ся. Первая тенденция оказывается более сильной.
3. Включение в состав причастного оборота союзов и относительных местоимений (союзных слов)

В этих случаях происходит наложение структуры простого предложения на структуру сложноподчиненного70. Основанием для такого объединения структур, разного уровня служит функциональная близость причастного оборота и придаточного предложения. Чаще всего используется относительное местоимение (союзное слово) который: «Плющ, который вьющийся по стене, украшает комнату, радует глаз» (соч., 5) — в этом случае причастный оборот, являющийся определением, объединяется с определительным

придаточным предложением. Встречаются также случаи включения в состав причастных оборотов союзов так как, если: «Так как кот удивленный случившимся, перестал с этого дня красть» (изл., 5) — в этом случае причастный оборот, имеющий добавочным оттенок причинности, объединяется с причинным придаточным предложением. Аналогичный пример объединения причастного оборота и условного придаточного предложения: «Если человек хорошо знающий местность, он не заблудится» (соч., 4). Семантические союзы выступают в таких случаях как средство передачи различных обстоятельственных значений, которые наслаиваются на определительные в некоторых причастных оборотах.

Глава xxxviiмеждупланетный шахматный конгресс

С утра по Васюкам ходил высокий худой старик в золотом пенсне и в коротких, очень грязных, испачканных клеевыми красками сапогах. Он наклеивал на стены рукописные афиши:

22 июня 1927 г.В помещении клуба «Картонажник»состоитсялекция на тему:«Плодотворная дебютная идея»иСеанс одновременной игры в шахматына 160 доскахгроссмейстера (старший мастер)[*] О. Бендера.

Сам гроссмейстер тоже не терял времени. Заарендовав клуб за три рубля, он перебросился в шахсекцию, которая почему-то помещалась в коридоре управления коннозаводством.

В шахсекции сидел одноглазый человек и читал роман Шпильгагена в пантелеевском издании.[*]

– Гроссмейстер О. Бендер! – заявил Остап, присаживаясь на стол. – Устраиваю у вас сеанс одновременной игры.

Единственный глаз васюкинского шахматиста раскрылся до пределов, дозволенных природой.

– Сию минуточку, товарищ гроссмейстер! – крикнул одноглазый. – Присядьте, пожалуйста. Я сейчас.

И одноглазый убежал. Остап осмотрел помещение шахматной секции. На стенах висели фотографии беговых лошадей, а на столе лежала запыленная конторская книга с заголовком: «Достижения Васюкинской шахсекции за 1925 год».

Одноглазый вернулся с дюжиной граждан разного возраста. Все они по очереди подходили знакомиться, называли фамилии и почтительно жали руку гроссмейстера.

– Проездом в Казань, – говорил Остап отрывисто, – да, да, сеанс сегодня вечером, приходите. А сейчас, простите, не в форме, устал после Карлсбадского турнира.[*]

Васюкинские шахматисты внимали Остапу с сыновьей любовью. Остапа несло. Он почувствовал прилив новых сил и шахматных идей.

– Вы не поверите, – говорил он, – как далеко двинулась шахматная мысль. Вы знаете, Ласкер[*] дошел до пошлых вещей, с ним стало невозможно играть. Он обкуривает своих противников сигарами. И нарочно курит дешевые, чтобы дым противней был. Шахматный мир в беспокойстве.

Гроссмейстер перешел на местные темы.

– Почему в провинции нет никакой игры мысли! Например, вот ваша шахсекция. Так она и называется – шахсекция. Скучно, девушки! Почему бы вам, в самом деле, не назвать ее как-нибудь красиво, истинно по-шахматному. Это вовлекло бы в секцию союзную массу.

Идея имела успех.

– И в самом деле, – сказали васюкинцы, – почему бы не переименовать нашу секцию в клуб четырех коней?

Так как бюро шахсекции было тут же, Остап организовал под своим почетным председательством минутное заседание, на котором секцию единогласно переименовали в шахклуб четырех коней. Гроссмейстер собственноручно, пользуясь уроками «Скрябина», художественно выполнил на листе картона вывеску с четырьмя конями и соответствующей надписью.

Это важное мероприятие сулило расцвет шахматной мысли в Васюках.

– Шахматы! – говорил Остап. – Знаете ли вы, что такое шахматы? Они двигают вперед не только культуру, но и экономику! Знаете ли вы, что шахматный клуб четырех коней при правильной постановке дела сможет совершенно преобразить город Васюки?

Остап со вчерашнего дня еще ничего не ел. Поэтому красноречие его было необыкновенно.

– Да! – кричал он. – Шахматы обогащают страну! Если вы согласитесь на мой проект, то спускаться из города на пристань вы будете по мраморным лестницам! Васюки станут центром десяти губерний! Что вы раньше слышали о городе Земмеринге?[*] Ничего!

– Как? – закричали все.

– Вполне реальная вещь, – ответил гроссмейстер, – мои личные связи и ваша самодеятельность – вот все необходимое и достаточное для организации международного Васюкинского турнира. Подумайте над тем, как красиво будет звучать – «Международный Васюкинский турнир 1927 года».

– Но деньги! – застонали васюкинцы. – Им же всем деньги нужно платить! Много тысяч денег! Где же их взять?

– Все учтено могучим ураганом![*] – сказал О. Бендер. – Деньги дадут сборы!

– Кто же у нас будет платить такие бешеные деньги? Васюкинцы…

https://www.youtube.com/watch?v=TbJX8A1DZGk

– Какие там васюкинцы! Васюкинцы денег платить не будут. Они будут их по-лу-чать! Это же все чрезвычайно просто. Ведь на турнир с участием таких величайших вельтмейстеров съедутся любители шахмат всего мира. Сотни тысяч людей, богато обеспеченных людей, будут стремиться в Васюки.

Во-первых, речной транспорт такого количества людей поднять не сможет. Следовательно, НКПС построит железнодорожную магистраль Москва – Васюки. Это – раз. Два – это гостиницы и небоскребы для размещения гостей. Три – это поднятие сельского хозяйства в радиусе на тысячу километров: гостей нужно снабжать – овощи, фрукты, икра, шоколадные конфекты.

Дворец, в котором будет происходить турнир, – четыре. Пять – постройка гаражей для гостевого автотранспорта. Для передачи всему миру сенсационных результатов турнира придется построить сверхмощную радиостанцию. Это – в-шестых. Теперь относительно железнодорожной магистрали Москва – Васюки.

Несомненно, таковая не будет обладать такой пропускной способностью, чтобы перевезти в Васюки всех желающих. Отсюда вытекает аэропорт «Большие Васюки» – регулярное отправление почтовых самолетов и дирижаблей во все концы света, включая Лос-Анжелос и Мельбурн.

Ослепительные перспективы развернулись перед васюкинскими любителями. Пределы комнаты расширились. Гнилые стены коннозаводского гнезда рухнули, и вместо них в голубое небо ушел стеклянный тридцатитрехэтажный дворец шахматной мысли. В каждом его зале, в каждой комнате и даже в проносящихся пулей лифтах сидели вдумчивые люди и играли в шахматы на инкрустированных малахитом досках.

Мраморные лестницы действительно ниспадали в синюю Волгу. На реке стояли океанские пароходы. По фуникулерам подымались в город мордатые иностранцы, шахматные леди, австралийские поклонники индийской защиты, индусы в белых тюрбанах – приверженцы испанской партии, немцы, французы, новозеландцы, жители бассейна реки Амазонки и, завидующие васюкинцам, – москвичи, ленинградцы, киевляне, сибиряки и одесситы.

Автомобили конвейером двигались среди мраморных отелей. Но вот – все остановилось. Из фешенебельной гостиницы «Проходная пешка» вышел чемпион мира Хозе-Рауль Капабланка-и-Граупера. Его окружали дамы. Милиционер, одетый в специальную шахматную форму (галифе в клетку и слоны на петлицах), вежливо откозырял.

К чемпиону с достоинством подошел одноглазый председатель васюкинского клуба четырех коней. Беседа двух светил, ведшаяся на английском языке, была прервана прилетом доктора Григорьева и будущего чемпиона мира Алехина. Приветственные клики потрясли город.

Хозе-Рауль Капабланка-и-Граупера поморщился. По мановению руки одноглазого к аэроплану была подана мраморная лестница. Доктор Григорьев сбежал по ней, приветственно размахивая новой шляпой и комментируя на ходу возможную ошибку Капабланки в предстоящем матче с Алехиным.

Вдруг на горизонте была усмотрена черная точка. Она быстро приближалась и росла, превратившись в большой изумрудный парашют. Как большая редька, висел на парашютном кольце человек с чемоданчиком.

– Это он! – закричал одноглазый. – Ура! Ура! Ура! Я узнаю великого философа-шахматиста, старичину Ласкера. Только он один во всем мире носит такие зеленые носочки.

Хозе-Рауль Капабланка-и-Граупера снова поморщился.

Ласкеру проворно подставили мраморную лестницу, и бодрый экс-чемпион, сдувая с левого рукава пылинку, севшую на него во время полета над Силезией, упал в объятия одноглазого. Одноглазый взял Ласкера за талию, подвел его к чемпиону и сказал:

– Помиритесь! Прошу вас об этом от имени широких васюкинских масс! Помиритесь!

Хозе-Рауль шумно вздохнул и, потрясая руку старого ветерана, сказал:

https://www.youtube.com/watch?v=eh7ktQs_Uxc

– Я всегда преклонялся перед вашей идеей перевода слона в испанской партии с b5 на c4!

– Ура! – воскликнул одноглазый. – Просто и убедительно, в стиле чемпиона!

И вся необозримая толпа подхватила:

– Ура! Виват! Банзай! Просто и убедительно, в стиле чемпиона!!!

Энтузиазм дошел до апогея. Завидя маэстро Дуза-Хотимирского[*] и маэстро Перекатова[*] , плывших над городом в яйцевидном оранжевом дирижабле, одноглазый взмахнул рукой. Два с половиной миллиона человек в одном воодушевленном порыве запели:

Чудесен шахматный закон и непреложен:Кто перевес хотя б ничтожный получилВ пространстве, массе, времени, напоре силЛишь для того прямой к победе путь возможен.

Экспрессы подкатывали к двенадцати васюкинским вокзалам, высаживая все новые и новые толпы шахматных любителей.

К одноглазому подбежал скороход.

– Смятение на сверхмощной радиостанции. Требуется ваша помощь.

На радиостанции инженеры встретили одноглазого криками:

– Сигналы о бедствии! Сигналы о бедствии!

Одноглазый нахлобучил радионаушники и прислушался.

– Уау! Уау, уау! – неслись отчаянные крики в эфире. – SOS! SOS! SOS! Спасите наши души!

– Кто ты, умоляющий о спасении? – сурово крикнул в эфир одноглазый.

– Я молодой мексиканец! – сообщили воздушные волны. – Спасите мою душу!

– Что вы имеете к шахматному клубу четырех коней?

– Нижайшая просьба!..

– А в чем дело?

– Я молодой мексиканец Торре! Я только что выписался из сумасшедшего дома. Пустите меня на турнир! Пустите меня!

– Ах! Мне так некогда! – ответил одноглазый.

– SOS! SOS! SOS! – заверещал эфир.

– Ну хорошо! Прилетайте уже!

– У меня нет де-е-нег! – донеслось с берегов Мексиканского залива.

– Ох! Уж эти мне молодые шахматисты! – вздохнул одноглазый. – Пошлите за ним уже мотовоздушную дрезину.[*] Пусть едет!

Уже небо запылало от светящихся реклам, когда по улицам города провели белую лошадь. Это была единственная лошадь, уцелевшая после механизации васюкинского транспорта. Особым постановлением она была переименована в коня, хотя и считалась всю жизнь кобылой. Почитатели шахмат приветствовали ее, размахивая пальмовыми ветвями и шахматными досками…

– Не беспокойтесь, – сказал Остап, – мой проект гарантирует вашему городу неслыханный расцвет производительных сил. Подумайте, что будет, когда турнир окончится и когда уедут все гости. Жители Москвы, стесненные жилищным кризисом, бросятся в ваш великолепный город.

Столица автоматически переходит в Васюки. Сюда переезжает правительство. Васюки переименовываются в Нью-Москву, а Москва – в Старые Васюки. Ленинградцы и харьковчане скрежещут зубами, но ничего не могут поделать. Нью-Москва становится элегантнейшим центром Европы, а скоро и всего мира.

– Всего мира!!! – застонали оглушенные васюкинцы.

– Да! А впоследствии и вселенной. Шахматная мысль, превратившая уездный город в столицу земного шара, превратится в прикладную науку и изобретет способы междупланетного сообщения. Из Васюков полетят сигналы на Марс, Юпитер и Нептун. Сообщение с Венерой сделается таким же легким, как переезд из Рыбинска в Ярославль.

Остап вытер свой благородный лоб. Ему хотелось есть до такой степени, что он охотно съел бы зажаренного шахматного коня.

Еще про Тора:  Сила Теилим

– Да-а, – выдавил из себя одноглазый, обводя пыльное помещение сумасшедшим взором, – но как же практически провести мероприятие в жизнь, подвести, так сказать, базу?..

Присутствующие напряженно смотрели на гроссмейстера.

– Повторяю, что практически дело зависит только от вашей самодеятельности. Всю организацию, повторяю, я беру на себя. Материальных затрат никаких, если не считать расходов на телеграммы.

Одноглазый подталкивал своих соратников.

– Ну? – спрашивал он. – Что вы скажете?

– Устроим! Устроим! – галдели васюкинцы.

– Сколько же нужно денег на… это… телеграммы?

– Смешная цифра, – сказал Остап, – сто рублей.

– У нас в кассе только двадцать один рубль шестнадцать копеек. Этого, конечно, мы понимаем, далеко не достаточно…

Но гроссмейстер оказался покладистым организатором.

– Ладно, – сказал он, – давайте ваши двадцать рублей.

– А хватит? – спросил одноглазый.

– На первичные телеграммы хватит. А потом начнется приток пожертвований, и денег некуда будет девать!..

Упрятав деньги в зеленый походный пиджак, гроссмейстер напомнил собравшимся о своей лекции и сеансе одновременной игры на 160 досках, любезно распрощался до вечера и отправился в клуб «Картонажник» на свидание с Ипполитом Матвеевичем.

– Я голодаю! – сказал Воробьянинов трескучим голосом.

Он уже сидел за кассовым окошечком, но не собрал еще ни одной копейки и не мог купить даже фунта хлеба. Перед ним лежала проволочная зеленая корзиночка, предназначенная для сбора. В такие корзиночки в домах средней руки кладут ножи и вилки.

– Слушайте, Воробьянинов, – закричал Остап, – прекратите часа на полтора кассовые операции. Идем обедать в Нарпит. По дороге обрисую ситуацию. Кстати, вам нужно побриться и почиститься. У вас просто босяцкий вид. У гроссмейстера не может быть таких подозрительных знакомых.

– Ни одного билета не продал, – сообщил Ипполит Матвеевич.

– Не беда. К вечеру набегут. Город мне уже пожертвовал двадцать рублей на организацию международного шахматного турнира.

– Так зачем же нам сеанс одновременной игры? – зашептал администратор. – Ведь побить могут. А с двадцатью рублями мы сейчас же можем сесть на пароход, как раз «Карл Либкнехт» сверху пришел, спокойно ехать в Сталинград и ждать там приезда театра. Авось в Сталинграде удастся вскрыть стулья. Тогда мы – богачи, и все принадлежит нам.

– На голодный желудок нельзя говорить такие глупые вещи. Это отрицательно влияет на мозг. За двадцать рублей мы, может быть, до Сталинграда и доедем. А питаться на какие деньги? Витамины, дорогой товарищ предводитель, даром никому не даются. Зато с экспансивных васюкинцев можно будет сорвать за лекцию и сеанс рублей тридцать.

– Побьют! – горько сказал Воробьянинов.

– Конечно, риск есть. Могут баки набить. Впрочем, у меня есть одна мыслишка, которая вас-то обезопасит, во всяком случае. Но об этом после. Пока что идем вкусить от местных блюд.

К шести часам вечера сытый, выбритый и пахнущий одеколоном гроссмейстер вошел в кассу клуба «Картонажник». Сытый и выбритый Воробьянинов бойко торговал билетами.

– Ну, как? – тихо спросил гроссмейстер.

– Входных тридцать и для игры – двадцать, – ответил администратор.

– Шестнадцать рублей. Слабо, слабо!

– Что вы, Бендер, смотрите, какая очередь стоит! Неминуемо побьют!

– Об этом не думайте. Когда будут бить – будете плакать, а пока что не задерживайтесь! Учитесь торговать![*]

Через час в кассе было тридцать пять рублей. Публика волновалась в зале.

– Закрывайте окошечко! Давайте деньги! – сказал Остап. – Теперь вот что. Нате вам пять рублей, идите на пристань, наймите лодку часа на два и ждите меня на берегу пониже амбара. Мы с вами совершим вечернюю прогулку. Обо мне не беспокойтесь. Я сегодня в форме.

Гроссмейстер вошел в зал. Он чувствовал себя бодрым и твердо знал, что первый ход e2 – e4 не грозит ему никакими осложнениями. Остальные ходы, правда, рисовались в совершенном уже тумане, но это нисколько не смущало великого комбинатора. У него был приготовлен совершенно неожиданный выход для спасения даже самой безнадежной партии.

Гроссмейстер был встречен рукоплесканиями. Небольшой клубный зал был увешан разноцветными бумажными флажками. Неделю тому назад был вечер «Общества спасания на водах», о чем свидетельствовал также лозунг на стене: «Дело помощи утопающим – дело рук самих утопающих».[*]

Остап поклонился, протянул вперед руки, как бы отвергая не заслуженные им аплодисменты, и взошел на эстраду.

– Товарищи! – сказал он прекрасным голосом. – Товарищи и братья по шахматам, предметом моей сегодняшней лекции служит то, о чем я читал и, должен признаться, не без успеха в Нижнем Новгороде неделю тому назад. Предмет моей лекции – плодотворная дебютная идея.

Что такое, товарищи, дебют и что такое, товарищи, идея?[*] Дебют, товарищи, это quasi una fantasia. А что такое, товарищи, значит идея? Идея, товарищи, – это человеческая мысль, облеченная в логическую шахматную форму. Даже с ничтожными силами можно овладеть всей доской. Все зависит от каждого индивидуума в отдельности. Например, вон тот блондинчик в третьем ряду. Положим, он играет хорошо…

Блондин в третьем ряду зарделся.

– А вон тот брюнет, допустим, хуже.

Все повернулись и осмотрели также брюнета.

– Что же мы видим, товарищи? Мы видим, что блондин играет хорошо, а брюнет играет плохо. И никакие лекции не изменят этого соотношения сил, если каждый индивидуум в отдельности не будет постоянно тренироваться в шашк… то есть я хотел сказать – в шахматы… А теперь, товарищи, я расскажу вам несколько поучительных историй из практики наших уважаемых гипермодернистов Капабланки, Ласкера и доктора Григорьева.[*]

Остап рассказал аудитории несколько ветхозаветных анекдотов, почерпнутых еще в детстве из «Синего журнала», и этим закончил интермедию.

Краткостью лекции все были слегка удивлены. И одноглазый не сводил своего единственного ока с гроссмейстеровой обуви.[*]

Однако начавшийся сеанс одновременной игры задержал растущее подозрение одноглазого шахматиста. Вместе со всеми он расставлял столы покоем. Всего против гроссмейстера сели играть тридцать любителей. Многие из них были совершенно растеряны и поминутно глядели в шахматные учебники, освежая в памяти сложные варианты, при помощи которых надеялись сдаться гроссмейстеру хотя бы после двадцать второго хода.

Остап скользнул взглядом по шеренгам «черных», которые окружали его со всех сторон, по закрытой двери и неустрашимо принялся за работу. Он подошел к одноглазому, сидевшему за первой доской, и передвинул королевскую пешку с клетки е2 на клетку е4.

Одноглазый сейчас же схватил свои уши руками и стал напряженно думать. По рядам любителей прошелестело:

– Гроссмейстер сыграл е2 – е4.

Остап не баловал своих противников разнообразием дебютов. На остальных двадцати девяти досках он проделал ту же операцию: перетащил королевскую пешку с е2 на е4. Один за другим любители хватались за волосы и погружались в лихорадочные рассуждения. Неиграющие переводили взоры за гроссмейстером.

– Уберите фотографа! Он мешает моей шахматной мысли!

«С какой стати оставлять свою фотографию в этом жалком городишке. Я не люблю иметь дело с милицией», – решил он про себя.

Негодующее шиканье любителей заставило фотографа отказаться от своей попытки. Возмущение было так велико, что фотографа даже выперли из помещения.

На третьем ходу выяснилось, что гроссмейстер играет восемнадцать испанских партий. В остальных двенадцати черные применили хотя и устаревшую, но довольно верную защиту Филидора.[*] Если б Остап узнал, что он играет такие мудреные партии и сталкивается с такой испытанной защитой, он крайне бы удивился. Дело в том, что великий комбинатор играл в шахматы второй раз в жизни.

Сперва любители, и первый среди них – одноглазый, пришли в ужас. Коварство гроссмейстера было несомненно. С необычайной легкостью и, безусловно, ехидничая в душе над отсталыми любителями города Васюки, гроссмейстер жертвовал пешки, тяжелые и легкие фигуры направо и налево.

Гром среди ясного неба раздался через пять минут.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Adblock
detector