Мифодрама «Рагнарёк: переоценка ценностей»

Мифодрама «рагнарёк: переоценка ценностей»

Мифодрама «Рагнарёк: переоценка ценностей»

Мы переходим к мифу, завершающему скандинавский цикл, к мифу о Последней Битве, Рагнарёке, и возрождении мира. Этот миф излагается в «Младшей Эдде» и в «Прорицании вёльвы».

Краткое содержание мифа таково. Рагнареку предшествуют три зимы, не сменяющиеся летом, а перед ними были три зимы, в течение которых были попраны самые священные устои – брат будет убивать брата, отец – сына, войны и кровосмешение царили на земле. Против Асгарда выступают великаны (ётуны), обитатели Хель и хтонические чудовища – Волк Фенрир, Пес Гарм и Мировой Змей Ёрмунганд. Их предводитель – Локи. Отдельным войском выступают обитатели Муспелльхейма. После того как Хеймдалль трубит в рог, начинается битва. Один сражается против Волка и погибает, но его сын Видар разрывает пасть Волку. Тор и Ёрмунганд, Хеймдалль и Локи, а так же Тюр и Гарм сражают друг друга в бою. Фрейр погибает в поединке с Суртом, после чего Сурт сжигает весь мир.

После этого оставшиеся в живых (младшее поколение богов) строят свой собственный мир, а оставшиеся в живых люди – Лив и Ливтрасир – дают начало новому поколению людей.

Рагнареку предшествуют два события, нарушающих баланс между асами, олицетворяющими космос, порядок и силами хаоса. Речь идет о смерти Бальдра, нарушающей равновесие в пользу хаоса, и заточении Локи. Смерти Бальдра посвящена предыдущая глава. История о заточении Локи изложена в стихотворной «Перебранке Локи» («Старшая Эдда»), я перескажу ее здесь.

Для удобства анализа мифа я выделил три группы существ, противостоящих в Рагнарек асам: обитатели Хель, сражающиеся с эйнхериями; великаны и хтонические чудовища, сражающиеся с богами; Сурт и сыны Муспелля, уничтожающие мир. С моей точки зрения, мотивы развязать Последнюю Битву сильно разнятся для каждой из этих групп. Соответственно, и психологическая интерпретация противостояния будет различной.

Поскольку миф о Рагнарёке является развязкой всего скандинавского цикла, для его понимания я привлеку материал, заимствованный из мифов и саг, до сих пор не использованных в книге.

Психологическая интерпретация

Перебранка Локи

С моей точки зрения, ключом к пониманию Рагнарёка и всего мифологического цикла является «Перебранка Локи”. Хотя большинство исследователей считают его поздней христианской вставкой в «Старшую Эдду», призванной высмеять языческих богов, я не могу не использовать «Перебранку», поскольку здесь собираются воедино нити смысла большей части скандинавских мифов.

На пир к Эгиру собрались асы (перечисляются: Один, Браги, Тюр, Ньёрд, Фрейр, Видар, а так же слуга Фрейра Брюггвир) и асиньи (Фригг, Сив, Идун, Скади, Фрейр и Фрейя, а так же служанка Фрейра Бейла). Локи не смог стерпеть похвал в адрес слуги Эгира и убил его. За это он был изгнан в лес, но возвратился с намерением внести раздор. Его появление вызвало возмущение асов.

Войдя, Локи ставит асов перед выбором, принять его или прогнать. Ему отвечает Браги, говоря, что его не пустят. Локи обращается к Одину и напоминает ему, что они побратимы. Один усаживает Локи на место своего сына Видара.

Видар уступает Локи свое место и подносит ему кубок. Локи поднимает здравницу за всех асов и асинь, но отказывается пить за Браги.

Браги предлагает Локи откупиться конем, мечом и драгоценностями, лишь бы тот не начинал с ним ссоры, и грозит гневом богов. Локи не верит в то, что Браги готов откупиться, и называет его самым трусливым из присутствующих. Браги говорит, что если бы дело происходило не на пиру богов, он снял бы Локи голову. Локи отвечает, что такой трус может только грозиться.

Идунн, жена Браги обращается к Браги и просит не затевать ссоры, указывая на то, что ссора между родными и приемными братьями неуместна.. Локи прерывает заступничество Идунн (слова «ты, (имярек), молчи» повторяются рефреном по отношению к каждому, вступающему в разгоаор), обвиняет ее в том, что она более всех жадна до мужчин и обнимала убийцу брата. Идунн говорит, что она не оскорбляла Локи и только пыталась успокоить хмельного Браги.

Гевьон пеняет обоим в том, что они ссорятся, и говорит, что асы любят и ценят Локи как шутника.. Локи обвиняет Гевьон в связи с каким-то юнцом.

Один советует Локи не гневить Гевьон, поскольку ей ведомы судьбы людей и богов, так же, как и самому Одину. Локи обвиняет Одина в том, что тот нечестно делил удачу в бою и присуждал победу трусам. Один соглашается (!) с обвинением Локи, но обвиняет того в женовидности, вспоминая случай, когда Локи доил коров. Локи также обвиняет Одина в женовидности и вспоминает, что тот колдовал, как женщина.

Фригг высказывается в дом духе, что нечего ворошить прошлое. Локи обвиняет ее в том, что она изменила Одину с его братьями Вили и Вё. Фригг отвечает, что, если бы Бальдр был жив, Локи не ушел бы с пира живым. Локи, сам отмечая свою дерзость, говорит, что именно благодаря ему и погиб Бальдр.

Фрейя удивлена дерзостью Локи, рассказывающего Фригг о своем злодействе, ведь ей известны все судьбы людей и богов. Локи отмечает тот факт, что Фрейя переспала со всеми богами. Фрейя обвиняет его лжи и угрожает гневом богов и богинь. Локи напоминает ей, что ее однажды застали в постели с ее братом.

Ньёрд оправдывает свою дочь Фрейю в том духе, что не беда, если женщина спит с мужчиной, а беда если на пир достойных людей является «муж женовидный». Локи напоминает, что Ньёрд был отдал асам в заложники (не понятно, что тут обидного, возможно, то, что он не ас родом) и объявляет, что некие дочери Хюмира мочились ему в рот. Ньёрд признает, что он, действительно, заложник, но зато он родил сына, который «первый из асов». Локи велит ему не хвалиться и говорит, что Ньёрд прижил сына с родной сестрой.

Тюр выступает в поддержку Ньёрда и говорит, что Фрейр, действительно, самый лучший всадник, никогда не обижал женщин и отпускал пленных. Локи обвиняет Тюра в том, что тот не умел мирить врагов и потерял руку, обманывая Волка Фенрира. Тюр отвечает, что они оба потеряли в этом деле: у Тюра нет руки, но и сын Локи, Фенрир, скован. Локи говорит, что прижил сына с женой Тюра и тот стерпел оскорбление.

Вступает сын Ньёрда Фрейр и говорит, что Волк должен быть скован, а если Локи не заткнется, то закуют и его. Локи напоминает, что Фрейр отдал свой меч, чтобы получить жену, и ему нечем будет биться с сынами Муспелля.

Брюггвир сетует, что он не равен Фрейру и не может поэтому растерзать Локи в клочья. Локи обзывает его мелочью, которая виляет хвостом при разговоре сильных и просит подачек у Фрейра. Брюггвир называет себя и говорит, что он прослыл «быстрым» (хорошим слугой?) и ему почетно быть в одной компании с детьми Одина. Локи говорит, что он плохой слуга и трусливый воин.

Хеймдалль констатирует, что Локи пьян и поэтому несет всякую ахинею. Локи парирует, что Хеймдалль аж вспотел, защищая богов.

Скади пророчествует, что Локи прикуют к скале кишками сына. Локи ставит себе в заслугу гибель ее отца, великана Тьяцци. Скади обещает ему отомстить. Локи призывает ее вспомнить, что когда-то они были любовниками.

Сив подносит хрустальный кубок меда и просто просит его выпить. Локи выпивает и говорит, что не стал бы порочить Сив, если бы доподлинно не знал, что однажды она изменила мужу с ним самим.

Бейла (служанка Фрейра) отмечает, что прибыл Тор.

Входит Тор и требует, чтобы Локи не порочил его и богов, обещая пустить в дело Мьёлльнир.

Локи обращается к Бейле (!), говорит, что она – грязная скотница, и своим присутствием позорит почтенное собрание, и обещает снести ей голову с плеч.

Потом «замечает» присутствие Тора и говорит, что тот не будет так смел в битве с Ёрмунгандом. Тор обещает забросить Локи в страну великанов. Локи вспоминает, как Тор прятался там в рукавице великана. Тор неизобретательно грозит Мьёлльниром. Локи вспоминает, как Тор голодал, но не мог развязать котомку великана. Тор опять грозит. Локи говорит, что высказал все, что хотел, и теперь может уйти.Финальный аккорд:

Пива ты, Эгир,

немало припас,

но напрасно старался;

пусть все, чем владеешь,

в пламени сгинет,

пусть опалит

огонь тебе спину!

После этого Локи, в образе лосося, спрятался в водопаде фьорда Франангр. Там асы поймали его. Он был связан кишками сына своего Нарви, а сын его Вали превратился в волка. Скади взяла ядовитую змею и повесила ее над лицом Локи. Из змеи капал яд. Сигюн, жена Локи, сидела там и подставляла чашу под капающий яд. А когда чаша наполнялась, она ее выносила, и в это время яд из змеи капал на Локи. Тогда он корчился так сильно, что вся земля дрожала. Теперь это называется землетрясением.

Локи приходит на пир с целью устроить дебош, возможно, внести разлад в спаянные ряды асов. Зачем это нужно? Локи является посредником, между богами и обитателями Хель, с одной стороны, и между асами и ётунами – с другой, и с моей точки зрения, он – единственный, кто способен предотвратить Рагнарёк. Асы предстают как единый коллектив, который объединяют в первую очередь родственные связи, при этом каждый участник пира олицетворяет ту или иную силу, на которой основывается власть асов. Своими обвинениями, большинство из которых асы не пытаются опровергнуть, трикстер Локи демонстрирует зыбкость существующего миропорядка.

Кажется, что оскорбления Локи не балуют нас разнообразием, мужчин он обвиняет в основном в трусости, женщин – в распутстве, однако присмотревшись повнимательнее, можно обнаружить, что это не так.

Каждое обвинение Локи индивидуально, он апеллирует к конкретным событиям, некоторые из которых нам известны из мифов. Кроме того, тут важно не столько само обвинение, сколько факт дискредитации того или иного бога. К примеру, давайте разберем, как Локи разделывается с Браги.

Перебранка начинается с того, что Браги берет на себя труд от имени асов объявить Локи персоной nongrata. Локи игнорирует его, обращается к Одину и напоминает ему, что они побратимы. Один признает этот факт, принимает сторону Локи и отводит ему место, которое раньше занимал его сын Видар. Браги, таким образом, лишен права говорить от имени асов – локальная победа Локи, если его целью действительно является внести разлад в ряды асов. Тут же следует атака на Браги, заканчивающаяся победой Локи – Браги сначала пытается откупиться от Локи, затем капитулирует, поскольку ему нечего возразить на обвинение в трусости, вступить в поединок с Локи он опасается.

На защиту Браги выступает его жена, Идунн. Она, с одной стороны, пытается поднять самооценку Браги, с другой – апеллирует к единству асов. Локи разрушает этот союз, обвиняя Идунн в связи с убийцей брата. Идунн отступает. Таким образом, посрамлены бог поэзии и хранительница молодости асов.

Из мифа о Меде Поэзии мы знаем, что Мед, которым теперь распоряжается покровитель поэзии Браги, был добыт Одином у великанов незаконно – Один попросту выкрал его. Унижение Браги может служить указанием на то, что баланс сил здесь нарушен, что Мед Поэзии находится в руках недостойного и может быть утрачен. То же относится и к Идунн, хранящей яблоки, дарующие асам молодость – унижая ее, Локи предрекает асам скорую утрату молодости (в мифе о похищении Идунн Локи уже продемонстрировал асам зыбкость их благополучия, поучаствовав как в похищении, так и в возвращении сокровища). Нужно так же отметить, что Локи обвиняет Идунн не просто в измене мужу (хотя и это важно, таким образом Локи вбивает клин между Идунн и Браги), а в связи с убийцей брата, что является непростительным посягательством на родовые ценности.

Следующей жертвой Локи оказывается Гевьон, о которой известно, что она «юная дева, и ей прислуживают те, кто умирают девушками». Смысл обвинений Локи о ее связях с неким «юнцом» не ясен, возможно, он обвиняет Гевьон в том, что она не девственница.

Выступившего на защиту Гевьон Одина Локи обвиняет в том, что тот

… удачи в боях

не делил справедливо:

не воинам храбрым,

но трусам победу

нередко дарил ты

Обвинение принципиальное, поскольку тем самым Локи обвиняет верховного бога в нарушении им же самим установленных правил. Как мы увидим в дальнейшем, это служит причиной выступления обитателей Хель против асов. После этого следуют взаимные обвинения в «женовидности», подкрепленные примерами из прошлого.

Фригг пытается успокоить спорщиков и получает обвинение в измене Одину с двумя его братьями. В «Саге об Инглингах» действительно есть такой эпизод: «У Одина было два брата. Одного из них звали Be, а другого Вили. Они правили державой, когда Один был в отлучке. Однажды, когда Один отправился далеко и долго был в отлучке, асы потеряли надежду, что он вернется. Тогда братья стали делить его наследство, и оба поженились на его жене, Фригг. Но вскоре после этого Один возвратился домой, и он тогда вернул себе свою жену». Такое обвинение в адрес богини семейного очага, подтверждающееся фактами, подрывает веру в институт брака.

А далее Локи признается Фригг в том, что это он погубил Бальдра. Если вспомнить о том, что Бальдр – самый значимый для Фригг персонаж и о том, сколько сил она положила на то, чтобы вернуть его из Хель, то признание Локи надо расценивать как прямое указание: «вы, асы, не всесильны, есть вещи, которые вы не можете изменить. Процесс распада созданной вами системы уже начался. Если погиб Бальдр, то может погибнуть и каждый из вас».

Подобным образом Локи дискредитирует Фрейю (богиню любви), Фрейра (бога богатства), Тюра (бога справедливой войны), Ньёрда (покровителя рыбаков и мореходов). Таким образом, Локи указывает, что патронаж над всеми значимыми для человека сферами жизни находится в руках богов недостойных.

Психологическое значение заточения Локи состоит в искусственной изоляции фактора, угрожающего душевному спокойствию.

После заточения Локи Рагнарёк неизбежен. Когда Локи освобождается, против Асгарда единым фронтом выступают обитатели Хель и великаны. Обитатели Хель выступают непосредственно под руководством Локи, им противостоят эйнхерии Одина. Великанов с Локи связывает тот факт, что их «ударная сила» – хтонические чудовища являются детьми Локи.

Эйнхерии и обитателиХель

В скандинавской мифологии описано три посмертия: воинов, погибших в битве с оружием в руках делят между собой Один и Фрейя, остальные отправляются в Хель. Поскольку из текста не ясно, будут ли сражаться воины, принадлежащие Фрейе, я ограничусь анализом противостояния эйнхериев и обитателей Хель.

И те, и другие были когда-то людьми, жили в Мидгарде, однако их посмертное существование сделало их врагами. Эйнхерии:

Эйнхерии все

рубятся вечно

в чертоге у Одина;

в схватки вступают,

а кончив сраженье,

мирно пируют.

Необходимые ресурсы – пища, алкогольные напитки и женщины (валькирии) – всегда под рукой, им не нужно думать о хлебе насущном. Их единственное дело – оттачивать свое мастерство в ожидании Рагнарёка. Из текста «Старшей Эдды» даже можно вывести точное число эйнхерикев, которые примут участие в последней Битве:

Пять сотен дверей

и сорок еще

в Вальгалле верно;

восемьсот воинов

выйдут из каждой

для схватки с Волком

То есть в Рагнарёке примут участие 540х800 – 432000 эйнхериев.

[/url]Обитатели Хель («это люди, умершие от болезней или от старости») живут безрадостно. Вот как описаны в «Младшей Эдде» владения Хель: «Там у нее большие селенья, и на диво высоки ее ограды и крепки решетки. Мокрая Морось зовутся ее палаты, Голод – ее блюдо. Истощение – ее нож, Лежебока – слуга. Соня-служанка, Напасть – падающая на порог решетка. Одр Болезни – постель. Злая Кручина – полог ее».

Попробуем разобраться в том, какими критериями руководствуется Один при отборе эйнхериев и в том, зависит ли существование после смерти от того, как прожита жизнь. Для ответа на этот вопрос обратимся к «Речам Высокого» из и сагам.

Для современных людей, так или иначе испытывающих на себе влияние мировых религий, вопрос о посмертном существовании решается в зависимости от того, насколько человек придерживался ценностей при жизни. В «Речах Высокого» («Старшая Эдда») Один в форме житейских советов излагает «этический кодекс» скандинавов.

Советы Одина весьма разнообразны и касаются самых разных областей жизни. Один советует соблюдать осторожность, когда приходишь в гости; быть скромным и не похваляться умом; опасаться проявить глупость; воздерживаться от пьянства и обжорства; не смеяться над другими; опасаться предательства; принимать подарки от друзей и отдаривать их; не доверять речам девы; мстить за дурные поступки немедленно и т.п. В целом, за советами Одина можно увидеть две группы базовых ценностей, которые я обозначу как «Личное достоинство» и «Добрые отношения с людьми». Для реализации каждой из этих базовых ценностей существуют «инструментальные» ценности.

К группе ценностей, призванных не уронить личное достоинство, относятся:

Ум надобен тем,

кто далёко забрел,-

дома все тебе ведомо;

насмешливо будут

глядеть на невежду,

средь мудрых сидящего.

Излишняя болтовня, пьянство или обжорство могут нанести урон достоинству. Однако излишний ум так же вреден:

Следует мужу

в меру быть умным,

не мудрствуя много;

лучше живется

тем людям, чьи знанья

не слишком обширны.

Следует мужу

в меру быть умным,

не мудрствуя много;

ибо редка

радость в сердцах,

если разум велик.

Глупый надеется

смерти не встретить,

коль битв избегает;

но старость настанет –

никто от нее

не сыщет защиты.

Однако и в демонстрации своей силы нужно быть умеренным:

Силу свою

должен мудрец

осторожно показывать;

в том убедится

бившийся часто,

что есть и сильнейшие.

Пусть невелик

твой дом, но твой он,

и в нем ты владыка;

пусть крыша из прутьев

и две лишь козы,-

это лучше подачек.

Пусть невелик

твой дом, но твой он,

и в нем ты владыка;

кровью исходит

сердце у тех,

кто просит подачек.

Гибнут стада,

родня умирает,

и смертен ты сам;

но смерти не ведает

громкая слава

деяний достойных.

Гибнут стада,

родня умирает,

и смертен ты сам;

но знаю одно,

что вечно бессмертно:

умершего слава.

Добрые отношения с людьми ценнее жизни:

Сосна, у дома

возросшая, сохнет,

корой не укрыта;

и человек,

что людям не люб,-

зачем ему жить!

Они обеспечиваются:

Гостю вода

нужна и ручник,

приглашенье учтивое,

надо приветливо

речь повести

и выслушать гостя.

Доволен глумливый,

коль, гостя обидев,

удрать ухитрился;

насмешник такой

не знает, что нажил

гневных врагов.

Гость не должен

назойливым быть

и сидеть бесконечно;

даже приятель

станет противен,

коль долго гостит он.

Не знаю радушных

и щедрых, что стали б

дары отвергать;

ни таких, что, в ответ

на подарок врученный,

подарка б не приняли.

Оружье друзьям

и одежду дари –

то тешит их взоры;

друзей одаряя,

ты дружбу крепишь,

коль судьба благосклонна.

Если дружбу ведешь

и в друге уверен

и добра ждешь от друга,-

открывай ему душу,

дары приноси,

навещай его часто.

Однако доверять нужно осторожно:

Но если другому

поверил оплошно,

добра ожидая,

сладкою речью

скрой злые мысли

и лги, если лжет он.

Так же и с теми,

в ком усомнишься,

в ком видишь коварство,-

улыбайся в ответ,

скрывай свои мысли,-

тем же отплачивай.

Обе группы базовых ценностей связаны между собой, поскольку уронить свое достоинство можно в том случае, если окружающие тебе не расположены. Особой ценностью в мире Одина является осторожность, доходящая до паранойи:

Не доверяй

ни девы речам,

ни жены разговорам –

на колесе

их слеплено сердце,

коварство в груди их.

Непрочному луку,

жаркому пламени,

голодному волку,

горластой вороне,

визжащей свинье,

стволу без корней,

встающему валу,

котлу, что кипит,

летящей стреле,

отходящему валу,

тонкому льду,

змее, что свилась,

жены объясненьям,

с изъяном мечу,

медведя проделкам,

и конунга сыну,

скотине больной,

рабу своевольному,

лести колдуньи,

врагу, что сражен,

всходам ранним

не должно нам верить,

ни сыну до срока:

погоде для сева

и сына уму

доверять не дерзай.

Брата убийце,

коль встречен он будет,

горящему дому,

коню слишком резвому,-

конь захромает –

куда он годится,-

всему, что назвал я,

верить не надо!

Одинические базовые ценности (достоинство и расположение окружающих) могут вступать в конфликт между собой. Такой конфликт лежит в основе одного из самых распространенных в скандинавских сагах мотивов. Герой получает несерьезное оскорбление и готов о нем забыть ради того, чтобы сохранить добрые отношения. Однако в дело вступает подстрекатель (жена, рабы), который объявляет, что достоинству героя нанесен ущерб. Против своей воли герой вынужден отомстить обидчику (или, чаще, его домочадцам, например, убить раба), после чего согласен выплатить виру. Тот, кто теперь обижен, согласен замять дело, однако у него есть свой подстрекатель. Конфликт, который может развиваться и на фоне взаимного уважения протагонистов друг к другу, разрастается как снежный ком, пока не приводит к гибели одного или обоих героев со всеми домочадцами.

Такие взаимоотношения между героями, разумеется, выгодны Одину с точки зрения пополнения людских ресурсов Вальгаллы, хотя погибшие не обязательно туда отправляются – они могут погибнуть и в результате предательского убийства, например, будучи сожженными ночью в собственном доме. Видимо, в виду возможности такого развития событий, Высокий предостерегает:

Муж не должен

хотя бы на миг

отходить от оружья;

ибо как знать,

когда на пути

копье пригодится.

Еще яснее выражает эту мысль валькирия Брюнхильд («Сага о Вёльсунгах»): «Лучше сразиться с врагами, чем быть сожженным».

Один из самых ярких примеров того, как Один пополняет свою рать, приведен в «саге о Хедине и Хёгни».

Сага начинается с «пряди о Сёрли», которая повествует о том, как Один приказал Локи украсть у Фрейи доставшееся ей нелегким трудом ожерелье Брисингов. Возмущенная Фрейя набрасывается на Одина с упреками, и Один ставит условие возвращения ожерелья: Фрейя должна развязать войну между двумя многосильными конунгами, каждому из которых присягнули по двадцать конунгов. Выбор Фрейи падает на конунгов Хедина и Хёгни.

Сначала Фрейя уговаривает Хедина узнать, существует ли на свете конунг, равный ему по достоинству. Хедин и Хёгни соревнуются между собой в разных воинских искусствах, но победу не удается одержать ни одному из них. Они дают друг другу клятву побратимства.

Тогда Фрейя приступает к реализации второй части своего плана: она опаивает Хедина зельем и тот забывает данные им клятвы. После этого Фрейя уговаривает Хедина убить жену Хёгни и украсть его дочь. Хедин выполняет этот план. Разгневанный Хёгни бросается в погоню и нагоняет Хедина на острове Высокого (одно из имен Одина). Тут они и их товарищи вступили в битву, и «как достоверно сказывают, на них было наложено такое сильное заклинание и злое волшебство, что даже если они рассекали друг друга вниз от плечей, то они вставали и сражались как до этого». Так они бились, по версии саги, до прихода христианина конунга Олава, который положил конец их страданиям. Согласно языческой версии «Младшей Эдды», они будут биться до Рагнарека.

Помимо того, что эта история воссоздает забавы эйнхериев в Вальгалле, в ней интересен еще один момент: нарушение клятвы побратимства.

«Вступление в побратимство сопровождалось обрядом: вырезали длинный кусок дерна, так чтобы оба конца его соединялись с землей, подпирали его копьем с нанесенными на нем тайными знаками, и вступавшие в побратимство проходили под нависшим дерном. Затем они должны были смешать собственную кровь с землей, выкопанной из-под дерна, и на коленях поклясться, призывая всех богов в свидетели, мстить друг за друга» (А.Я. Гуревич).

Воины, принесшие друг другу клятву побратимства, становились друг для друга ближе, чем родственники, они не должны были каким-либо способом вредить друг другу. Нарушение такой клятвы – одно из самых страшных преступлений, обращенное непосредственно против власти покровителя воинских союзов Одина. Однако, похоже на то, что нарушение такой клятвы в глазах самого Одина в определенных условиях было не только простительно, но и являлось немаловажным условием вступления в ряды эйнхериев. Так, Старкаду, герою, которому он покровительствует, Один поручает принести ему в жертву побратима Старкада, Викара. Стракад исполняет волю Одина и со словами «Теперь я дарю тебя Одину» убивает Викара камышовым копьем. Примечательно, что для того, чтобы попасть в Вальгаллу самому, престарелый Старкад вынужден искать смерти от меча – он привязывает на шею мешочек с золотом, чтобы спровоцировать убийцу.

В «Книге Плоского острова» конунг Эйрик посвящает Одину целое войско противника ради того, чтобы попасть в Вальгаллу.

Судьба героев зависит также от капризов богов. Так, из предисловия к «Речам Гримнира» мы узнаем о конфликте между Одином и Фригг. Один похваляется своим воспитанником, конунгом Гейррёдом, Фригг оговаривает Гейррёда, обвиняя того в скупости. Как мы видим, здесь человеческие ценности оказываются важным аргументом в споре богов. К слову сказать, служение Гейррёда Одину начинается с предательства – он предает своего брата Агнара.

Один отправляется к Гейрреду, тот принимает его за колдуна и подвергает пытке. Один лишает его своего расположения:

Пьян ты, Гейррёд!

Еще про Тора:  Молот тора наколка

Пил ты не в меру,

отныне лишен ты

подмоги моей,

эйнхериев помощи,

милости Одина.

(Забавный повод для лишения расположения!). Однако, лишая Гейррёда своего покровительства в мире людей, Один не лишает его посмертного существования в Вальгалле:

Игг получит

мечом пораженного,

конец твой настал;

Услыхав, что Один тут, он встал, чтобы оградить его от огня. Меч выскользнул у него рукоятью вниз. Конунг споткнулся и упал ничком, а меч пронзил его, и он умер.

Такая смерть – смерть жертвенная, обеспечивающая попадание в ряды эйнхериев.

Подобным образом обходится Один и с отцом Сигурда, Сигмундом («Сага о Вёльсунгах»). Во время битвы «явился на поле том человек в нахлобученной шляпе и синем плаще; был он крив на один глаз, и в руке у него — копье. Этот человек выступил навстречу Сигмунду-конунгу и замахнулся на него копьем. А когда Сигмунд-конунг ударил со всей силы, столкнулся меч с копьем тем и сломался пополам на две части. Тут Сигмунда-конунга покинули Удачи, и многие пали из его дружины». Тяжело раненый Сигмунд отказывается от дальнейших битв и от лечения:

«Многие живы,
от малой надежды;
Меня же бросили боги,

так что не позволю я себя лечить, не хочет Один, чтоб мы обнажали меч, раз сам он его разбил; бился я в битвах, пока ему было угодно». За свою дальнейшую судьбу он спокоен: «и отойду я теперь к родичам нашим ушедшим».

Итак, чтобы попасть в Вальгаллу, нужно соблюдение следующих условий:

Принадлежать к воинской дружине.

Придерживаться этических принципов.

Чутко относиться к политической конъюнктуре, своевременно нарушая этические принципы.

Иметь личное расположение Одина, приносить ему жертвы.

Погибнуть с оружием в руках.

Соблюдение этих условий само по себе не гарантирует попадание в Вальгаллу, но лишь увеличивает шансы соискателя. Окончательное решение все равно остается за Одином, одним из хейти которого является Глапсвинн – «Мудрый Обманщик».

Система ценностей и поведение Одина по отношению к своим героям, то, как он принимает решение о судьбе героя, напоминает поведение ссорящихся родителей по отношению к ребенку или систему ценностей, которую устанавливает для своего ребенка весьма неуравновешенный родитель.

Вне зависимости от того, насколько гуманным является воспитание, в нем всегда присутствует система наказаний. Эта система призвана прививать ребенку правила поведения, за нарушение которых и следует наказание. Для того, чтобы такая система была действенна, необходимо, чтобы ребенок знал, за какие проступки ему положены наказания, и за какие именно проступки – какие именно наказания.

Возьмем для примера наказания телесные, к сожалению, слишком часто встречающиеся в детстве наших клиентов. Предположим, что за проступок положена порка, за хорошее поведение – мороженное. Если четко определено, какие поступки ребенок должен совершать (поощрение), а какие не должен (наказание), то порка сама по себе не станет сильным психотравмирующим фактором для ребенка. Он заранее знает, что за драку понесет наказание, и либо не совершит проступка (если это в его власти), либо совершит его и примет наказание, которое будет считать справедливым. Так же он будет знать, что за вымытую посуду ему полагается мороженое, и либо вымоет посуду и получит мороженое, либо не станет ее мыть и обойдется без лакомства.

Предположим, что родитель – тиран и деспот, ребенка никогда не приласкает, а вместо этого ежедневно в 8 вечера лупит его для профилактики. Единственным поощрением для такого ребенка будет отсутствие наказания. Ребенок постарается в 8 вечера оказаться где-то в другом месте, будет огрызаться, пытаться оказать сопротивление или забиваться в угол в надежде, что его не заметят, у него разовьется чувство вины и страх преследования, но он будет точно знать, что добра от родителя ждать не следует и будет готов к действиям.

Теперь предположим, что чадолюбивые родители очень редко наказывают своего ребенка, предпочитая поощрительные меры воспитания. Ребенок в этом случае может вырасти избалованным, капризным, самовлюбленным, он может научиться помыкать своими родителями и попытается применить такой стиль поведения в будущем, однако он точно будет знать, что ему ничего не грозит, поведение родителей для него предсказуемо.

В случае с таким родителем, как Один, у ребенка нет шансов угадать, получит ли он в следующий момент затрещину или мороженное. Вне зависимости от того, как себя ведет ребенок, придерживается ли он установленных правил (если такие правила вообще установлены), распределение наград и наказаний никак не зависит от него самого, оно зависит от каприза или настроения родителя. Такая ситуация характерна, например, для детей алкоголиков – придет папа пьяный или трезвый, будет он злой или добрый. Одна из моих клиенток рассказывала, что ее отец-алкоголик мог придти домой и принести ей какое-нибудь лакомство. Через 10 минут после этого она получала пощечину за то, что прошла мимо экрана телевизора, помешав папе увидеть завершение футбольной атаки. Папа тут же бросался утешать плачущую девочку, называя себя старым идиотом, а еще через какое-то время расслабившаяся девочка получала шлепок по попе за новую провинность, и так продолжалось весь вечер. Девизом этой женщины в отношениях с мужчинами было «любите меня постоянно или отстаньте от меня», отношений с мужчинами не было.

Еще про Тора:  Молот тора амулет, талисман: описание, значение для мужчин и женщин

(Если вам не приходилось испытывать такой стиль поведения на себе, проделайте следующий эксперимент. Сообщите кому-нибудь из ваших друзей слово или фразу, которые вас оскорбляют, а так же слово или фразу, которые могут вас поддержать, и попросите его в разговоре с вами использовать эти фразы в зависимости от того, орлом или решеткой будет падать монета).

Судьба конунга Гейррёда напоминает семейную ситуацию, которую в психотерапии называют «конфликт лояльности». В этой ситуации ребенок может быть наказан одним родителем за тот же самый поступок, за который его поощряет другой родитель. Фригг наказывает Гейррёда за его предательство по отношению к брату, хотя это предательство Гейррёд совершил по приказу Одина.

Если рассматривать Вальгаллу как конечное поощрение за достойно прожитую жизнь, а Хель – как наказание за жизнь недостойную, становится ясно, что на таких условиях попадание в чертоги Одина являлось желанным не для всех. В язычестве отношение с богом строилось на принципах обмена – я приношу тебе жертвы, ты обеспечиваешь мне удачу при жизни и достойное существование после смерти. Не удивительно, что годи Храфнкель, после того как был обманут своим небесным покровителем, «сказал: «Я думаю, это вздор — верить в богов» — и с тех пор никогда в них не верил и не совершал жертвоприношений». Тем самым Храфнкель обретал относительную независимость от воли богов (при этом он вернул себе утраченное влияние) и обрекал себя на посмертное путешествие в Хель. Сигмунд, по воле Одина отказавшийся от продолжения жизни, получил пропуск в Вальгаллу.

Таким образом, в Хель попадали не только «дурные люди», но все те, кто отказался от выполнения условий, необходимых для пополнения рядов эйнхериев, а так же те, кто был предан Одином.

В свете вышесказанного становится понятным бунтарское настроение обитателей Хель, целью выступления которых является изменение существующего порядка вещей. Причины этого рельефно выступают при инсценизации отношений обитателей Хель и эйнхериев в форме монодрамы.

Их противостояние, как правило, превращается в конфликт между стремлением протагониста разорвать связывающие его узы, дать свободу своим желаниям, и сохранить лояльность по отношению к богам. Находясь в Хель, протагонист обычно говорит о чувстве безысходности, отчаянии, обвиняет Одина в совершенной по отношению к нему несправедливости. Типичные образы этого состояния: тюремное заключение, наказание постановкой в угол. В Вальгалле протагонист обычно чувствует себя расслабленным, удовлетворенным, защищенным, ему хочется, чтобы так продолжалось вечно. Если спросить протагониста, что из жизни напоминает ему пребывание в Хель, типичными воспоминаниями являются отдых с родителями, медовый месяц, свадебное путешествие. (Примечательно, что если мифодрама проводится в группе, то чувства участников, находящихся в Вальгалле, совершенное иные, в них преобладает скука и раздражение).

Однако бунт обитателей Хель – это бессильный бунт, поскольку власть Одина (родительских запретов) для них слишком сильна. Этим объясняется их союз с великанами и хтоническими чудовищами.

Асы и великаны

У великанов (ётунов) есть свои причины быть недовольными существующим порядком вещей. Для того, чтобы вникнуть в эти причины, давайте рассмотрим историю развития взаимоотношений между асами и великанами.

  1. Один, Вили и Вё убивают первопредка великанов Имира и из его век создают ограду, за которую помещают великанов. До этого они жили вместе, напряжения не было: «Тогда спросил Ганглери: “Каковы же были деяния его до того, как он сделал землю и небо?”. И ответил Высокий: “Тогда он жил с инеистыми великанами”.». С убийством Имира появляется разделение, создающее изначальное напряжение. Власть переходит к асам, властители сущего, великаны попадают в оппозицию.

  2. Асы нарушают клятву, данную каменщику-великану при постройке стены Асгарда.

Поскольку этот миф не вошел в число инсценируемых мною в мифодраматическом цикле, я перескажу его здесь.

Когда Асгард еще только строился, к асам пришел некий каменщик, и предложил возвести стену в короткий срок. За это он потребовал Фрейю, солнце и месяц. Асы, по совету Локи, согласились. У каменщика был конь, благодаря которому ему удалось построить стену – до срока оставалось три дня, не хватало только ворот. Обеспокоенные асы обвинили во всем Локи и пригрозили ему смертью, если он не избавит их от напасти. Локи превратился в кобылу и отвлек коня каменщика, в результате чего стена не была достроена в срок. Каменщик впал в ярость, асы распознали в нем великана, и Тор разбил ему череп. Через некоторое время Локи родил восьминогого коня Слейпнира.

Требования каменщика: владение Фрейей (любовь, сексуальность, размножение, плодородие), а так же солнцем и месяцем (счет времени, плодородие). Сама по себе стена – символ разделенности, и то, что великан строит эту стену, может символизировать согласие великанов жить отдельно. С другой стороны существовал обман и со стороны великанов: каменщик был закамуфлирован и наверняка подослан, иначе вряд ли асы, зная, что каменщик – великан, позволили бы потенциальному противнику возводить фортификационные сооружения.

  • Путешествие Тора и Локи в Утгард. Чего хотят асы – непонятно, но границу они нарушают, и получают по носу от Утгарда-Локи, убеждаясь, что не все в этом мире им подвластно.

  • Рыбалка Тора.

  • Тор вместе с великаном Хюмиром отправился ловить рыбу. Между ними разгорелся спор о том, кто из них более хладоустойчив и не побоится уйти подальше в море. Тор отгреб так далеко от берега, что Хюмир испугался, что им повстречается Мировой Змей, Ёрмунганд. Тор насадил на крючок бычью голову и поймал Ёрмунганда. Тот рванулся так сильно, что ноги Тора пробили днище лодки и он встал на дно океана. Торжествующий Тор уже занес свой молот над головой Змея, когда испуганный Хюмир перерезал леску, за что схлопотал по уху.

    Второе (после путешествия в Утгард) столкновение Тора с Мировым Змеем, почти окончившееся победой, которую предотвратил великан. Это уже попытка асов изменить соотношение сил в свою пользу, хотя, если бы она удалась, Тор просто получил бы всемирный потоп – Ёрмунганд отделяет границу обитаемых земель от океана.

  • Похищение Идунн и ее молодильных яблок великаном Тьяцци. Попытка ётунов прибрать к рукам бессмертие асов, получить контроль над временем и старостью. Равновесие восстанавливается, за гибель Тьяцци выплачивается вира.

  • Похищение Одином Меда Поэзии у великана Суттунга и его дочери Гуннлед. С законодательной точки зрения, не прав Один, поскольку Мед великаном получен честно как выкуп за смерть родителей. Однако великаны прячут от людей способность к поэзии и к познанию мира, который символизирует Мед, а это уже нарушение равновесия в пользу великанов. К слову сказать, это единственная в цикле мифов конфронтация самого Одина с великанами.

  • Стычка Тора с великаном Хрунгниром – самым сильным из великанов.

  • Однажды Один отправился путешествовать в Ётунхейм и поспорил там с великаном Хрунгниром о том, чей конь лучше. Разгневанный ётун погнался за Одином и они вместе ворвались в Асгард. Испугавшиеся асы, пытаясь утихомирить разбушевавшегося великана, предложили ему пива из посуды Тора. Пьяный Хрунгнир похвалялся, что разрушит Асгард, поубивает всех асов, а Фрейю и Сив возьмет в наложницы. Тут появился Тор, возмутился, что без него ввели моду поить великанов, и собрался размозжить ему голову. Хрунгнир сказал, что не будет Тору чести убить его безоружным, и они договорились о поединке.

    Великаны забеспокоились, поскольку Хрунгнир был сильнейшим из них, и слепили ему в подмогу глиняного человека. Хрунгнир был вооружен точилом и щитом.

    Сопровождавший Тора Тьяльви опередил его и сказал Хрунгниру, что Тор собирается напасть из-под земли. Хрунгнир положил щит на землю и встал на него. Тор же напал сверху и бросил в Хрунгнира свой молот. В ответ Хрунгнир бросил в Тора свое точило. Орудия встретились и точило разлетелось на куски, один из которых попал Тору в голову. Молот Тора раскрошил великану голову, а Тьяльви убил глиняного человека. Все попытки извлечь точило из головы Тора оказались напрасными, и с тех пор людям не рекомендуется бросать точило поперек пола: тогда точило шевелится в голове у Тора.

    Разобрать, кто прав, кто виноват сложно. Сначала Один забирается во владения Хрунгнира и затевает там нелепый спор, чья лошадь круче. Проиграв спор, он вынужден спасаться бегством, и теперь уже Хрунгнир врывается в Асгард, напивается и обещает всех асов порешить, а Фрейю и Сив забрать себе в наложницы. Вовремя появившийся Тор вступает с Хрунгниром в честный поединок, в результате которого Хрунгнир погибает, а у Тор навсегда в голове застревает осколок точила, то есть обе стороны понесли ущерб. К слову сказать, это единственная стычка с великанами «стенка на стенку».

  • Тор убивает Гейррёда за похвальбу.

  • Локи, летавший для забавы в соколином оперенье Фрейи, попал в плен к великану Гейррёду, и был вынужден пообещать привести к нему Тора без Пояса Силы и рукавиц. По дороге к Гейррёду Тор остановился у великанши Грид, и та одолжила ему свой Пояс Силы, рукавицы и посох. Далее путь Тора пролегал через реку, в которй он чуть не утонул, поскольку в него мочилась дочь Гейррёда. Со словами «Будет в устье запруда», Тор метнул камень и попал в цель. Две другие дочери Гейррёда попытались погубить Тора в доме. Они влезли под скамью, на которой он сидел, и хотели раздавить его о крышу, но он переломал им хребты. Гейррёд вызвал Тора на состязания, бросил в него раскаленным бруском железа, а сам спрятался за железный столб, но Тор поймал брусок железными рукавицами и бросил с такой силой, что пробил и столб, и Гейррёда.

  • Похищение великаном Трюмом молота Тора – открытое посягательство на всемогущество, ослабление асов.

  • Однажды поутру Тор проснулся и обнаружил пропажу своего молота. Он попросил Локи найти похитителя, и тот обнаружил, что молот украл великан Трюм. Ётун затребовал за молот Фрейю в жены. Тор и Локи предложили Фрейе стать женой великана, но та в гневе отказалась. Хеймдалль предложил одеть Тора в женскую одежду и выдать за Фрейю. Тор отнекивался, но Хеймдалля поддержал Локи, согласившийся отправиться с Тором в качестве служанки.

    Тор в обличье Фрейи и Локи в обличье его (ее) служанки прибыли на двор Трюма. Великан обрадовался и велел закатить пир горой, но во время пира его терзали смутные сомненья: невеста была ненасытна, пила много пива и глаза ее сверкали слишком яростно. Однако присутствовавшая на пиру служанка все это объяснила нетерпением невесты: так, мол, стремилась Фрейя в объятья Трюма, что проголодалась, ее мучит жажда, а глаза сверкают от вожделения. Успокоенный Трюм вынес, наконец, молот Тора, за что и поплатился жизнью сам и погибил весь свой род.

    Я здесь привожу примеры конкуренции между асами и великанами, примеры, демонстрирующие, как в тут или иную сторону нарушалось и вновь восстанавливалось равновесие.

    Однако асы и великаны, случалось, даже сотрудничали (браки, помощь великанш Тору (Пояс Силы великанши) и Тюру (в добывании котла), Хюррокин, сталкивающая в воду людью с Бальдром, поездка Фрейи к Хюндле и проч).

    В общем виде, задача великанов – восстановление былой власти, миропорядка, существовавшего при Имире, что предполагает истребление асов и людей, времени и пространства и возврат к «бессознательному состоянию».

    Тактический союз великанов и обитателей Хель определяется общим врагом – асами, но цели у них различные. Если обитатели Хель стремятся изменить существующую структуру взаимоотношений между людьми и богами, то задачей великанов является полное истребление асов. Политической аналогией может служить альянс революционных сил и внешнего врага с целью свержения правящего режима. Вопрос о том, сохранится ли в случае победы само государство, при заключении союза откладывается до лучших времен.

    Битва великанов с асами описана в мифах как ряд поединков между богами и представляющими великанов хтоническимими чудовищами. При этом Один вступает в схватку с Волком Фенриром, Тюр – с Псом Гармом, Хеймдалль – с Локи, Тор – с Мировым Змеем Ёрмунгандом.

    Поединок Одина и Фенрира

    Поединки Одина с Фенриром и Тюра с Гармом (которого я, вслед за многими исследователями, рассматриваю как двойника Фенрира) имеет предысторию. Когда великанша Ангрбода родила от Локи трех чудовищ, Волка Фенрира боги оставили в Асгарде. Однако позже, увидев, что он становится опасен, асы обманом сковали Фенрира, при этом Тюр, выступавший гарантом справедливости, потерял руку. Одним из мотивов освободившегося Фенрира, соответственно, является месть – он хочет разделаться с инициатором обмана Одином и непосредственным «исполнителем» Тюром. Этот мотив, однако, не главный.

    Как я уже говорил, мироустройство скандинавских мифов находится в неустойчивом равновесии изначально – в противостоянии асов и великанов то одни, то другие получают временное преимущество. Когда «империя» асов усилилась, великаны в лице Локи и Ангрбоды создали в противовес трех хтонических чудовищ. Фенрир, таким образом, изначально нацелен на уничтожение Одина и всего, что тот создал. Его задача, как и задача великанов вообще – вернуть мир в состояние недифференцированной целостности, как это было при Имире. Эта борьба структуры и хаоса протекает с переменным успехом до тех пор, пока асы не сковывают посредника между мирами, Локи. С этого момента равновесие нарушено необратимо и Фенрир разрывает сковывавшие его волшебные путы.

    Психологическим аналогом взаимоотношений хаоса, символизируемого Фенриром и порядка, символизируемого Одином, является, разумеется, взаимоотношения бессознательного и сознания. С появлением у ребенка сознания бессознательное, как известно, никуда не девается, задачей личности с этой точки зрения, является поддержание баланса между ними. «Работой» сознания становится создание ценностей и убеждений, позволяющих сдерживать бессознательные влечения. Однако, чем более ригидной становится система ценностей, тем сильнее давление бессознательных импульсов, под влиянием которых личность в конечном итоге вынуждена менять систему ценностей и убеждений. В мифе такая смена символизируется гибелью Одина.

    Если бы миф ограничивался гибелью верховного бога («Волк проглатывает Одина, и тому приходит смерть»), то в психологическом плане это дало бы нам картину психоза – границ между сознанием и бессознательным больше нет, нет стержня, структурирующего хаос. Однако миф повествует о том, что сын Одина, Видар «Рукою хватает Волка за верхнюю челюсть и разрывает ему пасть» и тем самым устанавливает новый порядок.

    Поединок Тора и Ёрмунганда

    У Снорри этот поединок описан кратко: «Тор умертвил Мирового Змея, но, отойдя на девять шагов, он падает наземь мертвым, отравленный ядом Змея», однако его значение, как мифологическое, так и психологическое, велико. Как я уже говорил, оба – и Тор, и Мировой Змей, – символизируют границу между хаосом и порядком. Мировой Змей лежит в океане, обернувшись вокруг суши и кусая себя за хвост – он отделяет землю от воды, стихию от упорядоченного, являясь при этом существом хтоничским, порождением хаоса. Тор занят истреблением великанов, его задача – не пустить их за ограду, отделяющую мир людей и богов (Асгард и Мидгард) от мира ётунов (Утгард).

    Еще про Тора:  Молот Тора (Мьельнир): Значение амулета и как носить (Фото)

    Встреча Тора и Ёрмунганда в Рагнарёк – третья по счету. Тор уже пытался поднять Мирового Змея в образе кошки. В другой раз он едва не поймал его на рыбалке, но Змей ушел с помощью великана. С мифологической точки зрения борьба бога-громовника со змеем (драконом) – распространенный мотив, как правило, эта борьба заканчивается потопом. С психологической точки зрения маниакальное стремление Тора уничтожить охраняемую им границу нужно понимать как описанную Юнгом «инфляцию Эго» («расширение личности за пределы границ индивидуального в результате идентификации с архетипом»). Так или иначе, Тор добивается своего и уничтожает существующие границы. Как и в случае с Одином, это означало бы психоз, если бы сыновья Тора Моди и Магни не подняли молот Мьёлльнир, тем самым обеспечивая возможность установить новые границы.

    Поединок Хеймдалля и Локи.

    Описание этого поединка также очень кратко: «Локи сражается с Хеймдаллем, и они убивают друг друга». Попробуем разобраться, что означает это противоборство.

    Хеймдалль – страж богов и людей, он охраняет мост Биврест, соединяющий небо и землю. Под именем Рига он ввел классовые различия между людьми. Как «сын девяти матерей» (девяти миров Иггдрасиля) Хеймдалль является персонификацией Мирового Древа. Однако эти его функции не противопоставляют Хеймдалля Локи.

    Это противопоставление станет понятнее, если рассматривать Хеймдалля как «светлую» ипостась Одина (один из его кеннингов – «белый ас»), а Локи – как «теневую» ипостась верховного бога. В этом смысле поединок Локи и Хеймдалля – это логическое продолжение перебранки Локи с богами, когда Локи пытался расшатать единство сообщества асов, указывая на противоречивость исповедуемых ими ценностей. Если поединки Одина с Волком и Тора со Змеем – это борьба с «внешним» врагом (неосознанными влечениями), то противостояние Хеймдалля и Локи указывает на внутреннюю противоречивость осознанной системы убеждений. После гибели обоих богов не остается их наследников – старая система разрушена, новое поколение богов построит новую систему.

    Приведу пример из рационально-эмотивной терапии (РЭТ) по Альберту Эллису. Согласно РЭТ, психологические проблемы человека возникают под воздействием иррациональных убеждений. Неприятные эмоции вызываются не внешним воздействием, а способом их восприятия. Эти убеждения, во-первых, алогичны, во-вторых, не соотносятся с действительностью, и в-третьих, противоречат собственным целям человека. Задачей терапевта является выявить эти убеждения (они не всегда явны) и преобразовать их в рациональные (логичные, реальные, целесообразные). Если новое убеждение принимается на эмоциональном уровне, то задача терапии считается выполненной. Рагнарёк (разрушение иррациональных убеждений) и возрождение мира (переход к рациональным убеждениям) в исполнении РЭТ выглядит примерно так. В любом иррациональном убеждении в том или ином виде содержится долженствование: «Я (ты, они) должен…., а иначе…….(катастрофа)». Терапевт выявляет это убеждение и с помощью конфронтирующих вопросов приводит клиента к тому, что «должен» заменяется на «хочу»: «Мне хотелось бы, чтобы….., если этого не произойдет, будет неприятно, но жить можно». РЭТ-терапевт не интересуется бессознательным клиента, он занят только его убеждениями, которые либо осознаны, либо могут быть осознаны в ходе сократического диалога. Именно таким способом и пытается действовать Локи.

    Сыны Муспелля

    “Творение наоборот”, как называл Рагнарек Е.М. Мелетинский, завершает появление “сынов Муспелля” и их предводителя Сурта.

    Если обитатели Хель и великаны выступают относительно единым фронтом (об этом свидетельствует хотя бы тот факт, что и теми и другими предводительствует Локи), то третья сила, выступающая против асов, сыны Муспелля, действует самостоятельно. Это обстоятельство подчеркивается в “Младшей Эдде”: “В этом грохоте раскалывается небо, и несутся сверху сыны Муспелля. Сурт скачет первым, а впереди и позади него полыхает пламя. Славный у него меч: ярче свет от того меча, чем от солнца. Когда они скачут по Биврёсту, рушится этот мост, как уже говорилось. Сыны Муспелля достигают поля, что зовется Вигрид. Туда же прибывают и Фенрир Волк с Мировым Змеем. Локи тоже там, и Хрюм, а с ним все инеистые великаны. За Локи же следуют спутники Хель. Но сыны Муспелля стоят особым войском, и на диво светло то войско“.

    Отдельное положение войска сынов Муспелля можно объяснить их особой задачей – уничтожить не только асов, но само мироздание. Хаос для них – не недифференцированное единство, как для великанов, но пустота, подобная Зияющей Бездне, существовавшей до начала творения.

    Нам мало известно о сынах Муспелля, мы не знаем даже, кто такой Муспелль. Нам известно, что Муспелльхейм – это огненный мир, где “все горит и пылает” и что туда нет входа никому, кто не оттуда родом. Деяния сынов Муспелля в Рагнарек исчерпываются обрушением моста Биврест, тем самым разрывается связь между небом и землей. Кроме того, предводитель огненных великанов Сурт вступает в поединок с Фрейром.

    Поединок Фрейра и Сурта

    “Фрейр бьется в жестокой схватке с Суртом, пока не падает мертвым”. А погубило его то, что нет при нем доброго меча, отданного Скирниру”. В “Поездке Скирнира” (“Ст.Эдда”) рассказывается о том, как Фрейр с престола Одина увидел прекрасную великаншу Герд, и так возжелал обладать ею, что отдал свой меч Скирниру, который доставил к нему прелестницу. Один, комментируя схватку Фрейра с великаном Бели, так отзывается о потере меча: “Невелико дело была та схватка с Бели, Фрейр мог убить его и кулаком. Но настанет час, пойдут войною сыны Муспелля, и тогда вот бедою покажется Фрейру, что нету у него меча”.

    Итак, исход схватки Фрейра и Сурта предрешен с самого начала, он обусловлен авантюрными приключениями самого Фрейра. Променяв свою боеспособность на эротическое наслаждение, Фрейр выходит на битву безоружным. Примечателен тот факт, что именно Фрейр выходит на поединок с Суртом. Фрейр, которому “подвластны дожди и солнечный свет, а значит, и плоды земные”, и которого “хорошо молить об урожае и о мире“, является богом плодородия и мужской сексуальности (его изображали с огромным фаллосом). Казалось бы, безоружный бог, променявший меч на жену, бог, которого “хорошо молить о мире” меньше всего подходит на роль спасителя мироздания в битве с огненным великаном.

    Действительно, на роль спасителя Фрейр не годится. Но если представить Фрейра как жертву, приносимую богами неподвластным им силам ради возрождения мира, то все становится на свои места.

    Поединок иссушающего солнца (огненный великан) и беззащитной земли (Фрейр родом из ванов, богов земли, ему подвластны “плоды земные”) может закончиться засухой. Однако если земля сохранила семена растений, они возродятся и вновь дадут плоды. Вот как Елена Прудиус описывает руну, посвященную Фрейру: «Получая руну, мы можем быть уверены, что завершается некий важный период, нечто уходит в прошлое, как прошлогодний лист в землю при весенней пахоте. Важно без сожаления и с благодарностью отпустить это нечто. И у вас есть карт-бланш для начала нового периода. Вы можете начать жизнь с чистого листа, освободив место от всего старого».

    С психологической точки зрения, Сурт символизирует угрозу потери смысла, а в пределе – угрозу полного распада личности. Встретившись с такой угрозой, человек имеет единственную возможность сохранить себя – измениться, пожертвовав “плодами” предшествующей кризису жизни. Известная актриса, неожиданно уходящая в монахини; успешный бизнесмен, бросающий свой бизнес ради занятий живописью; подросток, отказывающийся от материальной поддержки родителей ради свободы, – все эти люди приносят жертву, необходимую для того, чтобы обрести утраченный смысл существования. (Согласно советским учебникам, Н.В. Гоголь сжег второй том “Мертвых душ”, находясь в состоянии умопомрачения. На самом деле, это был тяжелый религиозный опыт – приобщаясь к церкви, Николай Васильевич был вынужден отказаться от самоидентификации “я – писатель”).

    Вернемся к мифу. Победив Фрейра, Сурт “мечет огонь на землю и сжигает весь мир”. Этой короткой фразой Снорри завершает повествование о приключениях богов скандинавского пантеона и переходит к описанию возрожденного мира. Прежде чем перейти к нему вслед за Снорри, мне хотелось бы проиллюстрировать гибель мира собственным сновидением:

    Я лежу на спине в траве и гляжу на звезды. Одно из созвездий медленно вращается вокруг невидимой оси. Вдруг белая звездочка (она выглядит просто как точка) отрывается от других звезд и стремительно падает куда-то вправо и вниз. Я хочу загадать желание, но не успеваю – звездочка превращается в ослепительный белый конус немного неправильной формы, и этот конус с огромной силой бьет в землю примерно в полукилометре от меня. Я вскакиваю на ноги и вижу, что пышущая жаром волна земли или магмы накрывает меня. Просыпаюсь в страхе, задыхаясь.

    (Ср. этот сон со строфой 57 “Прорицания вельвы”:

    Солнце померкло,
    земля тонет в море,
    срываются с неба
    светлые звезды,
    пламя бушует
    питателя жизни,
    жар нестерпимый
    до неба доходит.)

    Я не стану здесь интерпретировать это сновидение, скажу только, что оно приснилось мне в период кризиса, требующего принятия жизненно важного решения.

    Возрождение мира

    Возрождение мира – это важнейшая сцена в мифодраме, однако ее описание и интерпретация будут вынужденно краткими. Дело в том, что группа и каждый из ее участников должны сами наполнить ее смыслом. Мифологическая канва выглядит следующим образом:

    Поднимется из моря земля, зеленая и прекрасная. Поля, незасеянные, покроются всходами. Живы Видар и Вали, ибо не погубили их море и пламя Сурта. Они селятся на Идавёлль-поле, где прежде был Асгард. Туда приходят и сыновья Тора – Моди и Магни и приносят с собою молот Мьёлльнир. Вскоре возвращаются из Хель Бальдр с Хёдом. Все садятся, рядом и ведут разговор, вспоминая свои тайны и беседуя о минувших событиях, о Мировом Змее и о Фенрире Волке. Находят они в траве золотые тавлеи, которыми владели асы.

    Более тщательное расследование позволяет предположить, что в Рагнарек выживают: Бальдр, Хед, Нанна, Вали, Видар, Ньерд, Фрейя, Форсети, Моди, Магни, Труд. Ньерд и Фрейя возвращаются в Ванахейм – договор ванов и асов аннулирован в связи с гибелью последних. Остальным богам (новому поколению богов) предстоит строить свой мир, который по определению будет отличаться от старого. Что касается людей:

    А в роще Ходдмимир от пламени Сурта укрылись два человека – Лив и Ливтрасир.  Утренняя роса служит им едою. И от них-то пойдет столь великое потомство, что заселит оно весь мир

    Имя женщины – Лив – означает “Жизнь”, имя мужчины – Ливтрасир – “Пышущий жизнью”. Для людей важнейшее отличие нового мироустройства от старого состоит в том, что они больше не являются креатурой богов, новое поколение богов не имеет отношения к их созданию. Людям и богам предстоит теперь выстраивать новую систему взаимоотношений.

    Подытожим сказанное.

    Два события – гибель Бальдра и заточение Локи – необратимо нарушают равновесие мира, приводя его к ситуации, в которой необходимы изменения.

    В сложившейся революционной ситуации находятся две силы – обитатели Хель и великаны, выступающие против асов.

    В ходе кровопролитных боев погибает правящая верхушка, и огненный великан Сурт уничтожает весь мир.

    Власть в свои руки берет новое поколение богов, люди также возрождаются.

    Психологическая интерпретация этих событий, в которых я вижу описание развития кризиса и выхода из него, выглядит так.

    Из жизни уходит ощущение радости, перспективы.

    Внутренний критик указывает на противоречивость убеждений и ценностей как на причину минорного настроения. Критик изолируется.

    Напряжение нарастает. До сих пор вытесненные, бессильные бессознательные желания заявляют о своих правах и тем самым ослабляют защитные механизмы сознания.

    На сцену врываются ночные кошмары. Размываются существующие границы сознания и бессознательного (“можно” – “нельзя”). Обостряются противоречия системы убеждений и ценностей, под грузом этих противоречий она перестает существовать как система. Человек задается, например, запретным доселе вопросом, а точно ли, если я буду заниматься мастурбацией, то заболею раком мозга – убеждение разрушено, а вместе с ним – и отрицательная ценность мастурбации. Вытесненное сексуальное желание освободилось.

    Появляется угроза утраты смысла отдельной деятельности (“и для кого я пишу эту книжку?”), а в предельном случае – существования в целом (“а если я не писатель, зачем мне жить?”).

    Для сохранения самоидентичности (“Несмотря ни на что, я все-таки существую”) возникает необходимость пожертвовать частью былых достижений. На практике такая жертва выглядит как изменение приоритетов в системе ценностей, в пределе (если Сурт все же “мечет огонь”) – как полное разрушение системы и построение новой.

    Радость жизни постепенно возвращается (находятся золотые тавлеи)

    В моем изложении переживание кризиса выглядит катастрофично. Отчасти это оправдано содержанием мифа – он действительно повествует о некоем “предельном переходе”, сопровождающимся всевозможными природными катаклизмами. Однако в психотерапевтической практике не так часто встречаются случаи, когда для решения проблемы клиента требуется коренное изменение его жизненных устоев. Чаще речь о локальном переосмыслении жизненной ситуации, которое также описывается мифом о Последней Битве.

    Инсценизация и психотерапевтическое применение мифа.

    Изобилие сюжетных линий мифа о Последней Битве позволяет варьировать его драматическую постановку в зависимости от групповой динамики. В общем виде инсценизация мифа предполагает следующие сцены:

    1. Перебранка и заточение Локи

    2. Освобождение Локи и выступление обитателей Хель

    3. Эйнхерии

    4. Освобождение Фенрира и выступление великанов

    5. Поединок Локи и Хеймдалля

    6. Поединок Тора и Ёрмунганда

    7. Поединок Одина и Фенрира

    8. Выступление сынов Муспелля

    9. Поединок Фрейра и Сурта

    10. Гибель мира

    11. Возрождение мира

    Соответственно, список действующих лиц выглядит так:

    1. Локи

    2. Асы и асиньи (как минимум – Один, Тор, Фрейр, Тюр, Хеймдалль, Фригг, Фрейя, Скади).

    3. Хель и обитатели Хель

    4. Великаны и хтонические чудовища (Фенрир, Ёрмунганд)

    5. Сурт и сыны Муспелля

    6. Люди

    7. Асы и люди, остающиеся в живых после Рагнарёка (асы: Бальдр, Хед, Нанна, Вали, Видар, Ньерд, Фрейя, Форсети, Моди, Магни, Труд; люди: Лив и Ливтрасиль).

    Пространство организовано в соответствии со схемой миров. В инсценизации мифа задействованы: Асгард, Мидгард, Хель, Етунхейм, Муспелльхейм. Битвы и поединки происходят на специально отведенном для этого пространстве, обозначенном как поле Вигрид.

    Поскольку я интерпретирую миф о Рагнарёке как смену ценностных ориентаций и убеждений, мне кажется целесообразным выявить и изучить ценности участников группы до и после мифодрамы. Для этого в психодиагностике и психотерапии существует несколько техник, наиболее известной является методика ценностных ориентаций по М. Рокичу.

    Каждый из участников группы получает набор карточек и таблицу с наименованием ценностей. Каждый участник должен проранжировать ценности в соответствии с их значимостью в его жизни. Ранжирование производится с помощью карточек, результат записывается в таблицу. Время выполнения задания – 15 минут.

  • жизненная мудрость (зрелость суждений и здравый смысл, достигаемые жизненным опытом);

  • Инструкция: “Сейчас Вам будет предъявлен набор из 18 карточек с обозначением ценностей. Ваша задача – разложить их по порядку значимости для Вас как принципов, которыми Вы руководствуетесь в Вашей жизни.

    Терминальные ценности

    1. активная деятельная жизнь (полнота и эмоциональная насыщенность жизни);

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

    Adblock
    detector