Славянские избы

Одним из самых уважаемых ремесел в прошлом считалось плотницкое дело. До конца XVII столетия наши предки строили преимущественно деревянные дома. Причем само слово «строить» использовали редко, говорили – «срубить избу». Считалось, что опытный плотник справится с этой задачей, имея в своем распоряжении один топор. На самом деле все было несколько сложнее: перед началом строительства долго искали место для будущей избы, тщательно выбирали самые крепкие деревья, а также до мелочей продумывали облик жилища.

На поиски материала

Избы чаще всего делались из ели, сосны и лиственницы. Они хорошо укладывались в сруб, могли подолгу сохранять тепло и не прогнивали. Из дуба изготавливали те части жилища, которые могли прийти в негодность быстрее всего – это двери и окна. Выбор «правильного» дерева был настоящей наукой. На поиски подходящего материала шли в спокойный и тихий лес, расположенный вдалеке от дорог и перекрестков. Старые и больные деревья не трогали, причем связано это было не только с чисто практическими соображениями. Наши предки полагали, что такие деревья принесут жителям будущего дома несчастье. Деревья, росшие на дорогах, называли буйными. Их строители тоже избегали: считалось, что буйное дерево может выпасть из стены и придавить хозяина дома.

Славянские избы

Заготовка материала начиналась в середине зимы. В это время древесина была самой прочной. Сруб готовили в марте и выстаивали на протяжении нескольких месяцев (а порой и нескольких лет), чтобы он дал усадку. За это время подбирали место для избы: сухое, светлое и чистое. Будущие хозяева дома узнавали, не было ли на приглянувшемся им месте захоронений или бань – оба варианта являлись неприемлемыми и «нечистыми». Наши предки зачастую прибегали к массе хитростей и суеверий, чтобы отыскать хорошую площадку для избы. Крестьяне пекли три небольших каравая и прятали их за пазуху. Затем они приходили на выбранное место и сбрасывали этот «груз», внимательно наблюдая за его приземлением. Если любой из трех караваев падал коркой вниз, хозяева могли всерьез засомневаться в пригодности места. Когда с территорией наконец определялись, наступало время закладки фундамента. Впрочем, в некоторых регионах избы строились и без него. Закладывая фундамент, рыли траншеи и клали в них каменные валуны. Поверье гласило: положи в каждый уголок фундамента клок овечьей шерсти и горсть зерна – и в доме всегда будут тепло и достаток.

Еще про Тора:  Камни Водолея

Местные особенности

Дольше всего деревянное зодчество просуществовало на севере России. Причина заключалась в обилии лесов, и, как следствие, в дешевизне стройматериала. Древесина хорошо защищала жилище от холода благодаря своим природным свойствам. Главным украшением таких домов была художественная резьба по дереву как внутри помещения, так и снаружи. Жители южных регионов предпочитали глинобитные хаты или саманные избы из кирпича-сырца. Дома на юге были, как правило, меньше северных. Самая распространенная конструкция называлась «четырехстенок», а крыши были четырех- или двухскатными. На Дальнем Востоке и в Сибири избы рубили из хвойных деревьев, а к началу XIX века одними из первых в Российской империи начали строить так называемые «шестистенки». Большие дома могли позволить себе люди зажиточные или несколько семей, проживавших вместе под одной крышей. Такая практика получила распространение среди рабочих – они старались найти жилье неподалеку от предприятия, на котором трудились.

Славянские избы

Внутреннее убранство изб на Руси не отличалось разнообразием. Главной задачей было разместить в жилище большую семью. Освободить место в основной части избы старались, вынося печь в сени. «Переходной» частью между жилым помещением и сенями была клеть – подобие кладовой. Там наши предки хранили домашнюю утварь и некоторые ценные вещи, в том числе и одежду, чтобы она не пострадала от печного дыма. Летом в клети спали, чтобы спрятаться от жары. Сени были единственным местом в доме, куда почти не проникал свет. В этом нежилом помещении оставляли обувь и верхнюю одежду, держали корыта и ведра, могли в сильные холода перевести туда домашний скот. Согласно «Толковому словарю живого великорусского языка» Владимира Даля, слово «сени» является производным от «сень» – защита, покров, убежище. Окна в избе закрывались деревянными задвижками изнутри, а вот стекол на них не существовало вплоть до середины XVIII-XIX веков. Вместо стекла на раму натягивался бычий пузырь. Более обеспеченные хозяева вместо него могли использовать слюду и ее производные – материалы с прекрасными теплоизоляционными свойствами.

Еще про Тора:  Древнеславянские руны значение описание и их толкование и Что такое русские рунические символы

«Избушка на курьих ножках»

Зловещий образ избы на курьих ножках, в которой проживает нечистая сила, встречается во многих русских сказках. Почему же именно на курьи ноги поставили сказочники эту необычную постройку, при чем здесь вообще куры? На самом деле, безобидные домашние птицы никак не связаны со строительством. Вновь обратимся к словарю Даля. Итак, «куръ» – это стропила на крестьянских избах (поддерживающие конструкции). Широкое распространение они получили в болотистой местности. Например, даже в Москве одну из церквей XVII века местные называли «Николой на курьих ножках», поскольку она стояла на пеньках. Вторая версия возникновения «избушки на курьих ножках» связана с образом славянского погоста – «домика» для мертвых. Его как раз ставили на столбы или пеньки.

Славянские избы

Однако и эта версия происхождения загадочной избушки – лишь одна из многих. Достаточно вспомнить самый древний вариант жилища на Руси – курную избу, название которой очень созвучно «избушке на курьих ножках». Свое название изба получила потому, что внутри нее устанавливали очаг без дымохода, то есть, топили помещение «по-черному», будто окуривая его. Дым выходил через окна, дверь и специальное отверстие в крыше, называемое дымницей. Проделав путь через сени на чердак, он покидал помещение благодаря дымнице. Курные избы просуществовали на редкость долго: в русских деревнях их можно было найти вплоть до начала прошлого века.

Славянские избы

В этой статье отслеживается развитие устройства русской избы внутри и снаружи. В начале ХХ века, в 1916 году член-корреспондент Императорского археологического общества Михаил Витольдович Красовский составил «Курс истории русской архитектуры», материал из которого и послужил для написания статьи. Автор показал развитие древних традиций исполнения крестьянских домов на территории России.

Мы рассмотрим главнейшие типы изб конца XVII века и первой половины XVIII, которые сохранились до начала прошлого столетия или были зарисованы во второй половине ХIX века академиком Львом Владимировичем Далем и другими исследователями русского деревянного зодчества.

Что такое изба в архитектуре

Современный архитектурный термин «изба» означает русское традиционное крестьянское жилище срубной конструкции. Но у него есть и другие значения:

  • внутреннее помещение деревянного дома;
  • помещение государственного учреждения, орган центрального управления; приказ (на Руси XVI в.).

Происхождение слова «изба» не ясно, но распространено мнение, что это изменённое древнеславянское «истьба». Истьбою, истопкою в летописи называют отапливаемый жилой сруб. Этого же мнения придерживался и М. Красовский. Однако, в других славянских языках (чешский, польский, словацкий) слово «изба» определяет помещение для хранения имущества и продовольствия, т.е. без очага или печи.

2 способа строительства деревянных жилищ

Славяне избы строили из брёвен, которые укладывали горизонтальными рядами — венцами. На углах они врубались с остатком («в обло») или без остатка («в лапу»). Чем больше венцов, тем выше жилище. Длина стены определялась естественными размерами дерева.

Стены избы, срубленные «в обло»

Рубка без остатка, «в лапу»

В Европе же стены бревенчатых домов устраивали из брёвен, расположенных вертикально.

Достоинством данного метода было то, что длина стен могла быть произвольной. Недостатком — то, при усыхании между брёвнами образовывались щели, в которых конопатка (утеплитель: пакля, мох, шерсть) держался плохо.

Метод, практиковавшийся славянами, был лишён этого изъяна. При усадке брёвна опускались одно на другое, что только увеличивало надёжность и плотность швов между брёвнами.

Курная изба

Самый древний вариант жилища — курная изба. Называли её так, потому что внутри устраивали очаг без дымохода.

Дым во время топки окуривал помещение, выходя через дверь, окно и специальное отверстие в крыше — «дымницу». Другие старинные названия этого вида избы — рудная или чёрная. Дымоход появился в XII в.

Славянские избы

Дымовые деревянные трубы (дымницы)

В чёрных избах устраивали деревянные трубы («дымницы», «дымники»), удаляющие дым из-под крыши сеней. Трубы эти делали из досок и иногда их украшали резьбой и стамиками (столбиками).

Окна русской избы

Окна русской избы первоначально были волоковыми, в высоту одного бревна. Они закрывались изнутри деревянными задвижками либо сверху вниз, либо справа налево и имели очень малый просвет (задвижки волочили).

Позднее появились «красные» (или косящатые) окна. Это такие окна, просвет которых закрывается не щитом, а переплетом. Термин «косящатые» указывает на то, что в бревне проём для окна вырубался косо: снаружи он был шире и сужался ко внутренней поверхности стены. Это можно увидеть на первых двух рисунках ниже.

Делали так для того, чтобы рама окна плотно прилегала к проёму в любую погоду (влажной осенью, когда дерево набухает, и сухим летом, когда оно усыхает). Термин «красный» значит красивый.

Каким было косящатое или красное окно

Первоначально переплеты окон поднимались вверх, подобно щитам волоковых окон. Такие красные окна были распространены в избах Рязанской и Архангельской губерний. Высота косящатых окон была не менее трех диаметров бревна в срубе.

Окно русской избы с переплётом

Резной наличник окна

Вариант красного окна русской избы

Окна амбара деревни Шуньги Олонецкой губернии России

Оконные стекла до Петра были редкостью на Руси. Их место заменял бычий пузырь или слюда, высокая цена которой, исключала возможность употребления ее в крестьянских избах.

Что касается художественной обработки резных наличников и наружных ставен, то по мнению М. В. Красовского они могли получить широкое применение опять-таки лишь в послепетровскую эпоху. В это время дорогой тес стал быстро вытесняться более дешёвыми досками, получавшимися путем распиловки бревен.

До этого же времени рама окна («колода») обычно не закрывалась наличником (накладная планка на оконном проёме). Резьба (или порезки) делались непосредственно на ней. Точно так же устраивали и украшали двери.

Полы в русской избе

Полы жилых помещений устраиваются или набивные (из земли или глины), или из досок по лагам («мостить по кладям» или брусьям). Если дом был двухэтажный, то полы второго этажа стлали по балкам («по матицам»). В больших избах их делали две, но обычно клалась одна матица.

Матица — это потолочная балка.Направление матицы всегда параллельно входной двери в избу. В середине, а иногда в двух местах, матицы подпираются стойками.

Полы же таких помещений, как большой сенник (сарай для хранения сена), делали из тонких брёвен («кругляков»), просто притёсанных друг к другу.

Кровля русской избы из тёса

Кровлю делали из двух слоев теса, между которыми прокладывали для устранения течи древесную кору, чаще бересту. Нижние концы тесин упирались в водотечники (№ 9 на левом рисунке ниже, кликните для увеличения), а верхние зажимали по коньку «охлупнем» (№1 на левом рис. ниже).

Охлупень — толстое выдолбленное бревно, заканчивающееся на фасаде корнем, обработанным в виде коня, оленьей головы, птицы и т.п.Водотечник — выдолбленное в виде жёлоба бревно, служащее для отвода воды с кровли.

По верхнему ребру охлупня иногда ставили или решетку, или ряд стамиков (№12 на рис. ниже). Стамики имеют древнее происхождение.

Раскольники очень любили украшать ими свои моленные. Во время гонений полиция узнавала их тайные моленные именно по стамикам. Поэтому их стали избегать и стамики вывелись из употребления.

Чтобы сильный ветер не срывал доски кровли, их придавливали толстыми брёвнами — «гнётами» (№4 на рис.). Концы гнётов на обоих фронтонах скрепляли резными досками — «огнивами» (№2 на рис.).

Если слеги (горизонтальные брусья под кровлей) не имели загнутых концов (правый рисунок ниже), то к ним прибивали доски, очень часто богато украшенные резьбой. Доски эти назывались «причелинами» или «подкрылками» (№ 3 на рис.).

Они оберегали торцы слег от загнивания. Л. В. Даль полагал, что причелины ведут свое начало от соломенных крыш, где они предохраняли солому от сползания на фронтон, и поэтому закладывались за крючья слег.

Тесовая кровля русской избы. 1-охлупень; 2-огнивы; 3-причелина; 4-гнёты; 6-князевая слега; 7-повальная слега; 8-повал; 9-водотечник; 10-курицы; 12-стамики; 14-самцы.

Причелина или подкрылка оберегает торцы от загнивания

Загнутые слеги и причелины соломенной крыши

Для того, чтобы свес крыши над фронтоном был больше, концы бревен верхних венцов постепенно удлиняли один над другим. Эти выступающие вперед концы назывались «повалами» (№ 8 на рис. выше) и зашивались иногда вместе с повальной слегой «малыми подкрылками» (резными досками, защищающими торцы повалов и слеги от загнивания).

Сами фронтоны делали рублеными из бревен, которые тут носят название «самцов» (№ 14 на рис. выше).

Крыльца русской избы

Слово «крыльцо» или «крылец» составитель «Толкового словаря живого великорусского языка» Владимир Иванович Даль (отец архитектора Л.В. Даля, ) выводит от слова «крыло».  Это — наружный вход в дом, лестница с пристроем, навесом, или сама по себе; каменная или дощатая площадка перед домом, со ступенями.

3 основных типа крылец

Приемы композиции крылец очень разнообразны, но все же их можно разделить на 3 основных типа:

  • без лестниц или с двумя-тремя ступенями;
  • с лестницами;
  • крытыми нижними площадками перед маршем лестницы.

Первые устраиваются таким образом, что их свободная от перил сторона находится прямо против двери, и покрываются односкатной или двухскатной кровлей, поддерживаемой обычно двумя столбиками.

Крыльца русской избы по В. Суслову

Крылец русской избы по В. Суслову

Крыльцо русской избы по В. Суслову

Крыльцо по В. Суслову

Марши лестниц, у которых нет нижних площадок, оставляют без крыш, хотя, конечно, встречаются и исключения (последний рисунок).

Устройство древнерусской избы внутри

Начальной формой древнеславянского жилища был прямоугольный в плане сруб, называемый «клетью». Несколько клетей, стоящих рядом и связанных в одно целое, назывались, в зависимости от числа их, «двойней», «тройней» и т.д., или «хороминой».  Так же называлась совокупность двух клетей, поставленных одна на другую. Нижняя клеть называлась «подклетом» или «порубом».

Устройство клети-истопки по существу везде одинаково. Планировка крестьянского дома была очень устойчивой: под одной крышей возводились собственно изба (отапливаемый сруб), клеть (холодная, летняя часть дома) и сени, их соединявшие.

Крестьянская изба в окрестностях города Дерпта (нынешний Тарту в Эстонии)

Пятистенка литовского крестьянина

Планы самых примитивных изб, ещё существовавших на рубеже ХIХ – ХХ веков, привёл историк архитектуры М. В. Красовский. Он отметил, что приёмы строительства жилищ прибалтийских и древнерусских народов совпадают.

«Поэтому мы можем в некоторых случаях найти у них то, что у русских уже исчезло совершенно или в значительной мере изменило свою прежнюю форму.» (М. В Красовский. Энциклопедия древнерусской архитектуры. Деревянное зодчество. С.-П., 1916 г., переизд. 2002, стр. 25)

Внутри избы делали очаг из камней и без трубы (курная изба). Он располагался ближе к двери, чтобы дым выходил через нее в сени. Из сеней дым поднимался на чердак и выходил наружу через дымницы. Около печи и вдоль всей задней стены избы устраивали нары для спанья.

Клеть служила для хранения в ней того домашнего скарба, который может пострадать от дыма, например, сундуков с платьем. В жаркое время года в ней спали.

Как изба, так и клеть, освещались маленькими «волоковыми» окнами, а сени оставались темными. Здание делали «поземным» («на пошве»), то есть ставили непосредственно на земле без фундамента, отчего и полы обычно были из утрамбованной земли или глины.

Что такое сени в избе и зачем они нужны

Сени — это входная часть традиционного русского дома. Это нежилое тёмное помещение, которое служило тепловым барьером между улицей и жилой частью. В сенях могли устраивать чуланы для хранения добра, снимать верхнюю одежду и обувь, держать какую-нибудь утварь (вёдра, корыта и пр.). Играли роль перехода из одной части дома в другую. Слово произошло от «сень» — защита, покров, убежище (по В. Далю).

Устройство русской избы внутри и снаружи в южной части России

По деталям крестьянские избы Малороссии (современная территория Украины) являются следующей ступенью развития, но размещение основных частей такое же. На рисунке хата Волынской губернии состоит из пятистенного сруба, большая часть которого отведена под теплое жилье, а меньшая разделена стеной на сени и чулан; к последним примыкает клеть. Печь, хотя и снабжена трубой, но остается по старой памяти у двери.

Славянские избы

План крестьянской избы на юге России

На этом плане, мы видим, что изба внутри имеет нары (коник), которые начинаются от печи и переходят в лавки для сидения у двух других стен.

Изба снаружи, у ее отапливаемой части, имеет земляную насыпь — завалинку. Её назначение удерживать тепло, поэтому с тех сторон, где нет окон, завалинка поднимается иногда почти под самую крышу. Для той же цели (сохранения тепла), все жилье несколько вкапывали в землю, так что в сени приходилось спускаться по ступеням.

Красный угол в русской избе

Здесь же можно видеть, что по диагонали от печи находится красный угол. На Руси слово «красный» значило «красивый». Это было самое почётное и торжественное место в избе. Его устраивали ещё в дохристианской Руси для почитания предков, хранения культовых символов и сакральных предметов.

Как продолжение этой традиции, со времён христианства в красном углу ставили иконы, сосуд с богоявленской водой, громничные свечи, веточки освящённой вербы, пасхальные яйца и другие религиозные предметы. Стены красного угла в большинстве случаев имели окна, т.к. выходили почти всегда на южную и восточную стороны. Под образами ставили стол. В волынском доме его ножки врыты в земляной пол.

Русская изба на юго-востоке России

Более развитый характер имеют старые избы донских казаков в бассейне нижнего и среднего Дона. Основной сруб здесь низкий и делится продольной капитальной стеной на две равные части. В доме были сени (А), кладовая (Б), чистая комната (В), спальня (Д) и кухня (Е). Три последних помещения отапливались одной печью, кроме которой в кухне имелся очаг для приготовления пищи.

План русской избы на Дону

Изба донских казаков

По берегам рек избы ставили на высоких подвалах, чтобы избегать затопления во время разлива. К крыльцам вели лестницы («ступеницы»). Галерейки («опасании») охватывали жильё с трех сторон и имели навесы.

Окна оформляли снаружи наличниками и снабжали для защиты от жгучих лучей южного солнца ставнями. Внешние стены выравнивали толстым слоем глины и белили известью. Крыши делали соломенные или тесовые.

Особенности древнерусской избы на подклети снаружи и внутри

Следующим по степени развития типом избы является тот, в котором всё здание поставлено на подклет. Делали это для облегчения доступа в избу во время зимы, когда на улице много снега. Подклет использовали для склада различных хозяйственных инструментов, хранения продуктов и содержания для мелкого скота.

При наличии подклета появилась необходимость в наружной лестнице ко входной двери сеней. Лестница почти всегда идет вдоль дворовой стены по направлению к улице и покрывается крышей. Такие лестницы называются «крыльцами». Их появление в русском зодчестве М. В. Красовский относит к Х веку, так как слово «крыльцо», и притом именно в этом значении, впервые встречается в летописном сказании об убиении в Киеве Феодора и Иоанна Варягов (первых христианских мучеников на Руси).

Славянские избы

Крыльцо крестьянской избы в Нижегородской губернии

Первоначально крыльца делались с боков открытыми, как на рисунке выше. Позже их стали иногда закрывать досками и тогда пришлось отказаться от устройства окон в стене, вдоль которой идет крыльцо. Это нововведение привело к тому, что появилась необходимость повернуть печь хайлом (отверстие для выхода дымовых газов) к уличным окнам, иначе было темно готовить еду.

Но если изба устраивалась курной (без дымохода), то при таком повороте печи дым с трудом уходил из нее в сени. По этой причине печи стали выдвигать хайлом в сени и прорезать стену. Однако, в большинстве случаев, печи в таких жилищах имели трубы и это дало возможность отгородить в избе переборкой особое помещение — «стряпущую» (кухню), как на плане избы ниже.

План и рисунок русской избы Владимирской губернии

Рисунок фасада крестьянской избы Владимирской губернии России

В остальном изба внутри остается почти такой же:

  • вокруг избы идут лавки, но коник перешел от печи к противоположной стене;
  • в «красном» углу под образами — стол;

Появляются шкафы, столы и скамьи в стряпущей.

Полати в русской избе

Чтобы спать было теплее, устраивали «полати»  — дощатый настил, который представлял собою продолжение верхней поверхности печи. Занимал половину площади избы (не считая стряпущей). Влезали на полати по ступеням, прилаженным к стенке печи.

Задняя изба или чистая половина

Иногда клеть таких изб обращалась в чистое помещение — в «боковушу», а складами для разного добра служили чуланчики в сенях с маленькими оконцами. В боковуше же делали коники, скамьи и ставили в красном углу стол. При дальнейшем развитии боковуша делалась теплой с печью, и тогда она получала название «задней избы».

Сложившийся таким образом тип избы вполне удовлетворял весьма незатейливым личным потребностям русского крестьянина и его семьи.

Что это такое

Наконец, при очень многочисленной семье возникала необходимость в отдельном помещении. Тогда рубили избу по другую сторону ворот, но под одну крышу с главной избой, а над воротами (на горе) устраивали «горницу».

Горница — это холодная комната с маленькими окнами и полом, поднятым выше пола главной избы, как на рисунке ниже. Она соединяется непосредственно со стряпущей и подобно ей предоставляется в полное владение баб.

Славянские избы

Рисунок фасада русской избы с горницей Ярославской губернии

Так определил горницу  М. В. Красовский в своём «Курсе древнерусской архитектуры» в 1916 году. Но в конце ХХ века архитектурные словари дают уже несколько иные определения этого термина:

  • чистая половина избы, обычно на подклете (Словарь терминов архитектуры. Юсупов Э.С., 1994);
  • соединенная сенями с теплым жилым помещением парадная половина крестьянского дома, обычно неотапливаемая (Термины российского архитектурного наследия. Плужников В.И., 1995);
  • изба на глухом подклете (Термины российского архитектурного наследия. Плужников В.И., 1995)

Русская изба в северной и других частях России

На севере России часто строили двухэтажные («двужирные») избы. Вероятно, раньше их называли «двужильными», т.е. избами в два жилья. По своему плану они повторяли схемы изб с подклетом, только подклет заменялся первым этажом. Но назначение помещений уже были другие:

  • подклет передней избы, становясь выше, чем в одноэтажных, вместо кладовой служил жилым помещением;
  • нижний ярус задней избы превращался в конюшню и хлев, а верхний служил сараем и сеновалом, причем для въезда в него телег и саней устраивается особый «взвоз» (бревенчатый наклонный помост, как на фото ниже).

Славянские избы

Рисунок двужирной избы со светёлкой в селе Гавриловском, Олонецкой губернии, Каргопольского уезда

В этом доме мы видим светёлку — жилую комнату в чердаке передней избы. Перед ней тянется балкон, явление в устройстве русской избы снаружи сравнительно позднее.

Таковы главные типы изб северных и центральных частей России. Что же касается изб на Урале и в Сибири, то они такие же, т.к. строились русскими переселенцами.

Южные жилища отличаются тем, что печь часто ставили не у двери, а в противоположном углу, несмотря на то, что избы в большинстве случаев курные. Остаётся добавить, что в районах, где леса мало, избы строили тесные, низкие и очень часто без подклетов. Например, изба в Орловской губернии в ХIХ веке на рисунке ниже.

Славянские избы

План русской избы в Орловской губернии

Что такое светёлка

Это чердачное помещение обязательно с красным окном. Светёлки не отапливались и могли использоваться только в теплое время года как запасное жилое или спальное помещение. Там могли устраиваться на ночлег гости или молодежь, расстилая постельное принадлежности прямо на полу. В светёлку могли селить наемных работников.

Иногда там хранилась верхняя одежда, уложенная в большие плетеные корзины – «коробейки». Вообще следует помнить, что светёлки появились в структуре русской избы достаточно поздно. Во многом их обстановка и характер использования зависели от традиций, сложившихся в той или иной конкретной семье.

А вот «светлица» — это светлое помещение. Иногда светлицей был отдельный сруб, в каждой стене которого были окна. В самой светлой комнате занимались рукоделием или принимали гостей.

Как выглядела русская изба внутри

Архитектурно-скульптурное убранство русской избы являлось предметом широкого и богатейшего народного творчества — резьбы по дереву, росписи, вышивания и других ремёсел. На видео ниже можно увидеть внутреннее убранство русской избы XVII века.

Несколько труднее представить себе внутренний вид крестьянской избы более раннего времени.

В ХIX веке уже всюду, где живут побогаче, имелись самовары, лампы, бутылки и т.д.. Однако, наравне с этими изделиями городского рынка можно найти еще предметы прежней обстановки и утвари: по местам еще встречались старинного типа лавки, столы, шкапы и полки для икон (божницы), украшенные порезками (резьбой) и росписью.

Если же дополнить это образцами крестьянской утвари, хранящимися по нашим музеям: ткацкими станками, прялками, вальками, светцами, чашками, корцами, ковшами и т.п. , то можно довольно близко подойти к тому, что представлял собою внутренний вид крестьянских изб.  Он был далеко не таким убогим, как это обыкновенно думают.

https://youtube.com/watch?v=PevVPNnMWKk%3Ffeature%3Doembed

В наше время, к сожалению, разрушены традиции в строительстве жилых построек, культура обработки дерева, утрачены смелые конструкторские и инженерные приемы, увеличивающие долговечность деревянных зданий. Но мы можем воссоздать устройство русской избы внутри и снаружи, чтобы понять собственную природу и культуру.

Славянские избы

Кижи. Дом Елизарова.

Славянин был человеком домовитым и семейным, что определялось естественными условиями. Вся его жизнь проходила в кругу семьи или рода, который представлял собой ту же семью, только разросшуюся. Поэтому дом, изба имели для него очень большое значение: они свидетельствовали о быте предков, были местом пребывания пенатов и совершения различных религиозных обрядов.

Первоначально, как свидетельствует Нестор, славяне жили родами. Каждый род жил на своем месте, то есть разъединенно. В отдельном роде жило несколько семей, которые связывало кровное родство и власть единого родоначальника. Как писал А.Н. Афанасьев, поздние остатки такого патриархального быта встречались еще в середине XIX века у сербов. Их жилища были рассеяны по долинам и холмам. Каждое жилище представляло собой отдельный мир. Сербские семьи, принадлежащие к одному роду, жили вместе: каждый сын приводил свою жену в отцовский дом и получал отдельную комнату, но для всех членов семьи очаг и стол был один. Подобное наблюдалось и в Словении, и в великорусской крестьянской семье. В.В. Пасек говорил:

«У русских есть семейства из пяти и шести женатых братьев, которые с женами и детьми живут в одной избе или, по крайней мере, на одном дворе; все заодно работают и все повинуются или старшему брату, или отцу. Или даже деду, который часто едва двигается с места, но не отрекается от семейной власти, от своего первенства. Все невестки в послушании у одной старшей или у самой матери их мужей».

Таким образом, для древнейшего первобытного быта славян было характерно селиться по родам, обособленно от других. В каждом роде было несколько родственных семейств, которые жили в одной избе, а если семейств становилось слишком много, в нескольких холодных срубах (клетях), построенных рядом с теплой избой или пристроенных к ней. Главное же, что очаг оставался единый для всех, а приготовленная на нем пища составляла общий обед и ужин. В раннее время язычества огонь, разведенный на домашнем очаге, почитался божеством, охраняющим обилие дома, спокойствие и счастье всех членов семьи или рода. Соответственно, такое отношение к огню перешло на сам очаг. Таким образом, каждый род у древних славян имел своего пената, которым и был очаг.

В связи с таким религиозным значением очага можно объяснить значение слова изба. Изба — истопка (истба), происходит от слова топить (из-топить). Славяне дали название своему жилищу от священного для них действия, которое совершается на очаге. Следовательно, вся изба в глазах славянина-язычника получила особенное освящение от очага. Домашний очаг был самым священным местом в доме, и от него религиозный характер перешел на все жилище. Не удивительно тогда, что изба для славянина была не только домом, местом жилья; она представлялась ему таинственным капищем, в котором пребывало божество очага и в котором совершались обряды в честь этого пената. Изба была первым языческим храмом. Слова «хоромы» (дом, жилище) и «храм» (освященное место богослужения) — этимологически тождественны.

Изба освящалась не только тем, что в ней пребывал очаг, но еще тем, что в нее нисходили другие светлые боги, которых призывал славянин силой жертвы и молений.

Религиозным значением избы можно объяснить славянское гостеприимство. Всякий, кто вошел в избу, оказывался под защитой очага. Нанести ему обиду значило проявить неуважение к святыне избы. Даже враг оставался неприкосновенным, так как пролить кровь в избе представлялось самым ужасным грехом.

В дальнейшем очаг олицетворился в дедушку-домового. Домового представляли по-разному, но чаще всего плотным, не очень высоким стариком, в коротком смуром зипуне или синем кафтане, с алым поясом. Иногда в одной рубахе. У него седая борода; волосы острижены в скобу, но косматые и закрывают лицо; голос суровый и глухой; он любит браниться и употреблять при этом выражения чисто народные. Само название домовой показывает, что это пенат — охранитель дома, каким первоначально был очаг. То, что домовой тождественен очагу, доказывается дошедшими до нас поверьями и обрядами. Например, при переходе в другой дом хозяева, призывая домового на новоселье, берут из печи старого жилья горячие угли и переносят их на новый очаг. Домовой чаще всего живет за печкой, куда для него кладут маленькие хлебцы; домовой любит высекать огонь и не боится мороза, поэтому ходит без шапки. Увидеть домового в шапке — плохой признак. Если домовой давит, то чувствуется жар. Чаще всего домовой принимает вид трубочиста, в чем сказывается его связь с очагом. Домовой — божество света и тепла. У славян такие божества представлялись покрытыми шерстью. Так и домового они представляли обросшим мягким пушком; даже ладони и подошвы у него мохнатые; только лицо около глаз и носа голое. Ладонью домовой гладит спящих, которые чувствуют, как шерстит его рука. Если рука мягкая и теплая — к счастью и богатству, а если холодная и щетинистая — будет плохо.

Символом, атрибутом очага был петух. Петух — птица, приветствующая восход солнца; своим пением она как бы призывает солнце и прогоняет нечистую силу мрака и ночи. О том, что петух был символом очага, свидетельствуют некоторые народные пословицы и загадки. Например, загадка «Красный петушок по нашестке бежит» означает огонь; загадка «Красненький петушок по жердочке скачет» означает горящую лучину. В поговорке «И петух на своем пепелище храбрится» прямо высказана связь петуха с пепелищем, под которым подразумевается изба и очаг.

Мифический образ домового принял на себя все религиозно-языческое значение очага; он стал пенатом, охраняющим счастье дома и живущей в нем семьи. Он соблюдает ее интересы и защищает ее благосостояние. Домовой присматривает за всем в доме как настоящий хозяин, сочувствует и семейной радости и горю.

Славянские избы

Кижи. Интерьер дома Елизарова.

Само сооружение жилища и переход на новое место сопровождались символическими действиями, которые связаны с поклонением очагу. Место для нового жилища требовало освящения, так как всякая изба — капище родового пената. Надо было, чтобы охранительная сила этого пената перешла на новое место. Для этого совершался следующий обряд: перед постройкой дома хозяин с хозяйкой приходили на место, где предстояло построить новое жилище, отрубали у петуха голову и зарывали ее там, где должен быть передний угол. Совершалось это тайно. Петуха приносили в жертву как самую почетную и любимую домовым птицу. Кровью петуха освящалось избранное место и призывалось на него покровительство пената. Почему именно в углу? У славян было особое уважение к углам избы. Они обозначали собой те главные пункты, в которых сходятся стены; углы определяют ее границы, в которых только и ощущается благотворное влияние теплоты и света очага. Особым почетом пользовались два угла: задний, в котором ставилась печь, и передний, расположенный по диагонали от заднего. Передний угол пользовался особым уважением и назывался большим и красным, то есть главным, светлым. Место на лавке в переднем углу называлось большим и княженецким; на него сажали самых почетных и важных гостей, старших родственников, молодых «князя и княгиню» после венца, в этом углу всегда стоял стол, за которым трапезничали, при этом большое место занимал старший в семье. Кроме этих углов в избе есть еще кут. Это угол у дверей, угол напротив печи и место перед самой печью, где обычно готовят, оно отделяется иногда занавеской или перегородкой. Там же наряжают к венцу жениха и невесту.

После того как дом был построен, вся семья переходила в него и переносила с собой священный огонь очага. Это совершалось торжественно. Старший в роде выгребал из печи старого дома весь жар в чистый горшок и покрывал его скатертью, растворял дверь, обращался к заднему куту, призывал домового на новое жилье. В новом доме встречали того, кто нес горшок, то есть домового, хлебом-солью. Угли, которые приносили, высыпали в очаг, горшок разбивали, а черепки зарывали в переднем углу. В гораздо более позднее время в этом обычае появилось влияние христианства: при переселении в новый дом сначала стали вносить икону, а затем хлеб-соль или квашню с растворенным тестом, кошку, петуха и курицу.

Так как изба в языческие времена была первым храмом, а очаг — божеством, то первыми служителями божества были те, кто топил печь и готовил еду. Обычно этим занимались старшие в роде. Старшинство в роде определяло власть и почет. Славяне особенно уважали старцев, которые соединяли в своих руках и власть правителей, и власть жрецов.

Важнейшая символическая функция дома — защитная. Согласно первобытным анимистическим представлениям славян, вся окружающая природа наполнена духами зла (упыри и навьи) и духами добра (берегини). Упыри, невидимые навьи, по мнению веривших в них славян, могли напасть на человека везде, всегда и отовсюду.

Но люди не были беззащитны перед злыми духами, они могли спрятаться в своих домах. Дом был крепостью, неприступной для навий. Чем же был защищен дом? Прежде всего, защищались самые уязвимые части дома. Это окна, двери, то есть все проемы, через которые в дом могут проникнуть всевозможные злыдни. Это касалось так же двора и одежды. Защита состояла в том, что все проемы и отверстия орнаментировались магическими охранительными узорами. В одежде узором покрывали ворот, обшлага рубахи, подол, разрезы на рубахе или сарафане. Сама ткань, из которой изготавливали одежду, считалась непроницаемой для злых духов, так как в ее изготовлении участвовали предметы, украшенные магическим охранительным орнаментом.

То же самое мы видим и в народной архитектуре: декоративные элементы (а в свое время магически-заклинательные по своему смыслу) располагаются на воротах, вокруг окон, у застрехи, на наивысшей точке дома щипце крыши. Все эти обереги, которые в изобилии присутствовали на уязвимых местах дома как снаружи, так и внутри его, и составляли защиту дома от злых духов.

Славянские избы

После завершения строительства устраивали пир. Вселение семьи в новую избу сопровождалось обрядом перенесения огня из старого жилья и перенесением домового из старого подпечья в новое, о чем рассказывалось ранее.

Что же представляли собой эти магически-заклинательные охранительные узоры? На чем основывалась их охранительная сила? Это не просто множество знаков, отдельных символов, а продуманная система, созданная на основе геоцентрического мировоззрения. Как уже упоминалось, славяне считали, что злыдни-упыри могут быть и творить свое зло повсюду, они — вездесущи, повсеместны; в систему зла входила вся природа и все живое. И было все это порождением тьмы. Системе тьмы они противопоставили систему света, изгоняющую тьму и ее порождения. К чему же обратился славянин? Конечно, к солнцу, зафиксировав его на своем жилище в его непрерывном движении по небу. Повсеместность упырей была противопоставлена повсеместности солнечного света, неизбежности его прихода с началом нового дня.

В соответствии со славянской мифологией, двускатный фронтон дома представлялся небосводом, по которому движется солнце от рассвета до заката, от одного нижнего конца кровли вверх к щипцу и далее вниз к другому нижнему концу. Это представление подкреплялось в этнографическом, а так же археологическом материале изображением звезд и небесных водных запасов. Очень распространено изображение небесных хлябей верхнего неба на причелинах домовых кровель. Изображались они часто волнистым орнаментом или узором из городков, которые на расстоянии тоже воспринимались как волны.

Славянские избы

Верхние Мандроги. Дом с Вологодчины.

Изображение небесных вод было лишь частью более общей картины мира, где главным являлось солнце, проходящее по небосводу среднего неба. Солнечные знаки никогда не помещались выше небесно-водной зоны, то есть не нарушали архаических представлений о верхнем небе. Представление славян о макрокосме повторялось в микрокосме их жилища.

Какие же солнечные знаки входили в общую оборону русского дома от упырей и навий? Следует сказать, что солярные знаки изображались не просто как один из элементов убранства, а с глубоким символическим значением. Они никогда не помещались изолированно, а всегда в комплексе с другими символами — земли, засеянного поля, иногда воды. Взаимное положение разных символов в одном комплексе дополнительно подчеркивало динамику солнечного дневного хода.

Есть несколько типов солнечных знаков: круг с шестью радиусами («колесо Юпитера»), круг с крестом внутри него, иногда с восьмью лучами, полукруг (дугою вверх) с тремя лучами, «бегущее солнце».

Таким образом, основная часть усадьбы древнего славянина была надежно защищена от носителей зла изображением на фасаде макрокосма и как бы всесторонне была освещена движущимся по небу солнцем. Но зло может проникнуть через различные дворовые строения, через входы во двор и в дом. Конечно, все это тоже защищалось. Например, на колья ограды надевались битые горшки, так как считалось, что они имеют магическую силу; навешивались счастливые камни с естественным отверстием («куриный бог»); по периметру двора при каждом празднике рассыпались остатки ритуальной еды; в воротах в ответственный момент первого выгона скота клали рогатину, «которая в звере бывала». Во всех случаях взывали к помощи батюшки-домового, дворового, банника, овинника, «кутного бога» и других «доброхотов» и «доброжилов», представителей своего усадебного воинства.

Порог — символическая граница между домом и внешним миром. Наряду с дверью, замком, крестом, нарисованным мелом или вырезанным, и другими оберегами он образует непреодолимое препятствие для нечистой силы. Охранительных символов здесь немного. Иногда встречается солнечная символика со знаками, расположенными по полукругу притолоки. Чаще же всего ограничивались подковой у порога и тремя крестами на притолоке, прокопченными «четверговой свечой». У двери внутри дома находился коник, а под лавку около дверей всегда клали топор, который был и реальным, и вместе с тем магическим средством защиты от видимого и невидимого зла.

Славянские избы

Нижний Новгород. Наличник окна дома Лошкарёвых.

Окно — часть дома, которую наделяли многообразными символическими функциями. Сквозь окно могли проникнуть вездесущие навьи. Оконный проем это не только «окно в мир», в «белый свет» для обитателей избы, но и глазок для чужих людей и сторонних злых сил, которые могут подглядеть жизнь внутри жилища, проникнуть туда или хотя бы сглазить тех, кого удается увидеть в окно. В связи с этим возник такой важный элемент заклинательного декора, как наличник, обрамление окна, обычно обильно насыщенной языческой символикой.

Орнаментальные композиции наличников с известной долей условности можно разбить на три группы. В одну группу войдут наличники с преобладанием солнечных знаков, продолжающие ту же защитную систему, которая применялась и для дома в целом. Другую группу составят наличники, в композицию которых входит небосвод, «хляби небесные» и две рожаницы.

В третью группу композиций входят наличники, на которых отсутствует небосвод (карниз ровный, горизонтальный), отсутствуют «хляби небесные», а есть только одна центральная фигура, иногда подобная рожаницам предыдущей группы, а иногда и резко отличная от них.

Подводя итог обзору заклинательной орнаментики внешнего вида восточнославянского жилища, можно сказать, что она сохранила почти в полной неприкосновенности древнюю, идущую чуть ли не из энеолита оберегающую символику. Деревянная резьба русского Севера создавала на фасаде и на крыше дома сложную и глубоко продуманную, создававшуюся тысячелетиями, систему защиты от вездесущих и всепроникающих упырей, навий. Архитектурный декор не был простой суммой отдельных знаков. Это была защита при помощи макрокосма, тщательно воспроизведенного во всех своих основных элементах в декоре жилища, которое становилось микрокосмом семьи. Этот, созданный руками человека, микрокосм повторял картину мира, возникшую в представлениях предков славян где-то в глубинах бронзового века.

Самым главным для русского человека в деле охраны своего дома от ночной вредоносной нечисти было противопоставление ей светлого начала солнечного дня. Могущественным и страшным своей повсеместностью вампирам противопоставлен ход солнца от восхода до заката; верхнюю точку дома с ее широким обзором окружающего пространства обороняет сияющее, как бы удвоенное полуденное солнце и солнечный конь-охлупень, венчающий кровлю.

Показ макрокосма и движения солнца был для наших предков не только средством отображения действительности — он был средством защиты своего домашнего микрокосма от разлитого в мире невидимого вредоносного начала.

Древний славянин не мог ограничиться защитой своего дома только извне. У него было множество повседневных бытовых дел. Необходимо было обезопасить все вносимое в дом и снабдить человека всеми оберегающими языческими символами на случай, если придется покинуть пределы дома. Поэтому все, что относится к приготовлению и потреблению пищи, все, что связано с изготовлением одежды и самой одеждой, вся мебель (особенно кровати) и сундуки для хранения добра — все это покрывалось сакральными орнаментами, которые по своей смысловой основе не отличались от системы ограждения дома извне.

Славянские избы

Внутри дома главным оберегом семьи была печь. Это один из сакральных центров дома. Символическое осмысление печи предопределено тем, что поддерживала домашний очаг и приготавливала пищу женщина. Повседневная жизнь женщины была незаметна и протекала как бы в присутствии предков и под их покровительством. Внутреннее полое пространство печи могло символизировать собой отверстия женского тела (лоно, рот).

Символика печи отнесена к интимной, «утробной» жизни человека в таких ее проявлениях, как соитие, дефлорации, развитие плода, рождение и, с другой стороны, агония, смерть и посмертное существование.

Печь играет особую символическую роль во внутреннем пространстве дома еще и в том отношении, что совмещает в себе черты центра и границы. Поскольку через трубу осуществляется связь с внешним миром, в том числе с «тем светом», печь сопоставима и с дверью, и с окнами. Печная труба — это специфический выход из дома, предназначенный в основном для сверхъестественных существ и для контактов с ними: через нее в дом проникают огненный змей и черт, а из него вылетают наружу ведьма, душа умершего, болезнь, доля, призыв, обращенный к нечистой силе, и т.п.

Огонь в печи осмыслялся как живое существо. Несмотря на то, что домашний огонь выполняет культурные функции, он сохраняет свою связь со стихией небесного огня и при необходимости может противостоять ей. Например, в Вологодской губернии затапливали печь, чтобы утишить грозу.

Домашний огонь непрерывно поддерживали в печи и сохраняли ночью в виде горячих углей. Их старались не давать в другой дом — вместе с домашним огнем семью могли покинуть достаток и благополучие.

По сторонам солнечного круга с шестиугольником (который мог означать и более широкое понятие «белого света», знак Рода) обычно располагались идеограммы земли или вспаханного поля. Иногда знак солнца заменялся православным восьмиконечным крестом, что свидетельствует о длительности веры в магическую силу матицы. Здесь повторена часть небесного комплекса, но вместо «хлябей небесных» здесь более определенно показана земля; солнце светит на землю и ее обитателей.

Как уже упоминалось, углы в доме тоже имели значение. Они отделяли «свое» (замкнутое) пространство от «чужого» (открытого, неосвоенного человеком).

Особая роль в славянском жилище отводилась красному углу, о чем тоже ранее упоминалось. Необходимо добавить, что это специальное священное место, где впоследствии ставили иконы. Киот — «божница» — украшался ритуальными полотенцами — «набожниками», и православные иконы соседствовали с набожниками, на которых часто вышивались архаичные языческие сюжеты: богини Лада, Леля и Макошь. На киотах для икон можно увидеть ту же самую систему оберегов, которая присутствует во внешней и внутренней орнаментике дома. Расположенная в красном углу христианская божница XIX — начала XX вв. с ее набором икон оказалась примером двоеверия, сосуществования церковных изображений, заимствованных тысячу лет назад, с древними символами, идущими из гораздо более раннего времени.

В народных верованиях, языке и фольклоре угол символизирует весь дом. При этом «свой угол» противопоставляется «чужому», который соотносили со смертью, горем, запустением, бедностью, тишиной.

Славянские избы

Александровская слобода. Интерьер экспозиции «В крестьянской избе».

Весь движимый инвентарь дома также украшался охранительным орнаментом, т.к. был «поставлен на охрану» от злыдней. Но были исключения: почти не орнаментировался стол, т.к. покрывался столешницей, скатертью с тканым или вышитым узором. Совершенно не покрывались узором ведра, квашни, кадки, ушаты. Это можно объяснить, видимо, тем, что эти емкости покрывались обычно холстиной и были сами по себе круглой формы, которая как бы заключала в себе идею солнца. Округлость самой утвари, круглые обручи, скрепляющие клепки — все это, вероятно, заменяло солнечные знаки. Совсем не украшались печные принадлежности (ухват, кочерга и др.).

Из всего вышесказанного можно сделать вывод, что дом и двор древнего славянина и русского средневекового человека представляли собой сложную, хорошо продуманную и веками создававшуюся систему заклинательных охранительных мер. Микрокосм древнего язычника был оборудован как крепость, ожидающая неожиданного нападения. Древний славянин представлял, что духи зла повсеместны, что они могут внезапно поразить не только вышедшего из дома человека, но и проникнуть внутрь домашнего микромира. Поэтому им противопоставлялись не единичные символы, а система, воспроизводящая макромир во всех его проявлениях.

Журнал «Начало» №25, 2012 г.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *