-Он мой брат! -И уже съел пол холодильника. -…Сводный брат. — фанфик по фэндому «Тор», «Мстители», «Стражи Галактики»

Альтернативные вселенные

Алтимейт вселенная (Земля-1610)

-Он мой брат! -И уже съел пол холодильника. -...Сводный брат.
 —
 фанфик по фэндому
 «Тор», «Мстители», «Стражи Галактики»Сводный брат Тора, Бальдра и сын Одина. Локи был сыном Одина и Королевы Снежных Великанов, как часть мирного договора между Асгардом и Йотунхеймом. 

Таким образом, хотя Локи и входил вместе с Тором и Бальдром в «Тройку Воинов» (Warriors Three), он также являлся сводным братом Принцу Маммону (Prince Mammon) и разрывался между преданностью отцу и своей матери. Выросший в Асгарде, Локи стал известен как бог озорства за его шалости и обманы, хотя Бальдр видел в нем мрачную фигуру, видимо из-за того, что Локи был связан с Рагнарёком.

https://www.youtube.com/watch?v=subscribe_widget

Как один из сыновей Одина, Локи сражался на стороне Асгарда против Йотунхейма, хотя после победы он сам дал понять ,что его основной целью является приближение Рагнарёка. В конце концов, Локи украл Камни Норна (Norn Stones), убив при этом  Бальдра (за что его позже изгнали). Тем не менее самопровозглашенный бог вреда и хаоса ожидал возможности разрушить Асгард и такая возможность пришла, когда Локи, выдавая себя за Барона Земо (Baron Zemo)

, обещал Третьему Рейху создать сто тысяч супер-солдат. В сочетании с армией Снежных Великанов под предводительством Маммона, Локи штурмовал Асгард и сжег Мировое Древо, прежде чем столкнулся с Тором и Одином. Однако Локи был побежден, и Один, разъяренный смертью Бальдра, заточил своего сына в «Комнату без дверей».

После неудачной попытки инопланетного вторжения Локи сбежал из своей тюрьмы и направился на Землю, чтобы отомстить Тору. Он вступил в сговор с Освободителями (Liberators), чтобы уничтожить Алтимейтс (Ultimates) и начать Третью Мировую войну в роли бога вреда. Возрожденный как Бог (а Тор и Бальдр были возрождены как смертные)

, Локи использовал свои способности над реальностью, чтобы создать личность Гуннара Гольмена (Gunnar Golmen), ученого и брата Торлиефа Гольмена/Thorlief Golmen (якобы Тора). Норвежская программа по созданию супер-солдат и прошлая жизнь Тора в качестве Торлиефа были сфабрикованы, чтобы Тор выглядел безумным и настроить Алтимейтс против него.

Локи также использовал свои силы, чтобы все выглядело так, как будто Капитан Америка (Captain America) убил семью Соколиного Глаза (Hawkeye). Его планы завершились вторжением в Соединенные Штаты Америки, где Локи участвовал как один из лидеров. Несмотря на это, он колебался использовать свои способности на полную, так как не хотел, чтобы отец обнаружил его.

Однако несмотря на все осторожное планирование Освободителей, Алтимейтс смогли победить их, при этом убив большинство членов команды и их солдат. Тогда Локи решили убить Алтимейтс самостоятельно, но тут в дело вступила Алая Ведьма, которая использовала свои вероятностные силы для призыва Тора.

Столкнувшись со своим братом, Локи попытался заточить его в иллюзии, но по неизвестным причинам силы Локи начали ослабевать. Выжив после прямого столкновения с ним, Локи решил просто убить Тора и Алтимейтс, призвав армию Асгардианских монстров, пока сам сражался с Тором. В тот момент Локи потерял всякий страх перед Одином и был готов убить своего брата, но тут вмешался Один.

Он послал армию воинов Асгарда для сражения с монстрами и удалил силы Локи, делая его уязвимым для молота Тора и, предположительно, восстанавливая силы самого Тора. Без своих сил Локи умолял своего брата и говорил о том, что он просто завидовал ему и хотел увидеть его провал. Он также указал на абсурдность своих действий и посмелясяя над неспособностью людей понять это. Не впечатленный этим Тор призвал огромную молнию и изгнал Локи обратно в Асгард в наказание от Одина.

После Волны Ультиматума (Ultimatum Wave) Алтимейтс были собраны с помощью Ника Фьюри (Nick Fury) и Кэрол Дэнверс (Carol Denvers) – они разделили команду на две группы: Мстителей и Новых Алтимейтс. Ка-Зар и Шанна также присоединились к Алтимейтс, но внезапно прибыла армия Асгардианских зверей вместе с девушкой по имени Амора и Локи, который теперь больше походил на самого себя из Земли-616.

МК2 (Земля-982)

Все еще сожалея о своих действиях по созданию Мстителей, Локи промыл старым героям мозги, тем самым разрушая их героическую репутацию. Все это происходило до тех пор, пока не вмешались молодые герои и особенно Капитан Америка, который сломал камень, при помощи которого Локи влиял на героев, почти готовых убивать невинных людей. За его действия Локи был изгнан в Лимб, где его преследовал Халк, наказывая его за то, что он сделал с героями.

Земля-Икс (Земля-9997)

В этой реальности Локи обманом заставил Одина превратить Тора в женщину. Позже он узнал, что Асгардианские боги – это просто долго живущие мутанты с огромной силой, которых Целестиалы (Celestials) заставили думать, что они боги. Обладая этими знаниями, он победил Поглощающего Человека  и сформировал новую команду Мстителей, используя облик Тора.

Стражи Галактики (Земля-691)

В 31-ом веке Локи сражался со Стражами Галактики (Guardians of the Galaxy). На протяжении столетий он спал на земной Луне, планируя свое вторжение в Асгард. Нелюди (Inhumans) стали его рабами и через поколения Локи селективно разводил и стравливал их друг с другом, чтобы создать идеальных воинов. Также он создал Композита, обладающего способностями Черного Грома (Black Bolt), Медузы (Medusa), Тритона (Triton) и Горгона (Gorgon).

Манипулируя Алетой (Aleta), которая помогла Локи разрушить врата Асгарда, он проник туда. Оказавшись там, он увидел Тора, который потолстел и стал недостойным Мьёльнира. Это в конец разозлило Локи, который понял, что штурм Асгарда – напрасная трата времени. Он потребовал, чтобы Асгард сдался. Сын Тора, Вотан (Woden) пошел против своего дяди и с помощью Алеты и Стражей Галактики победил его. Один заточил его и Нелюдей в темной тюрьме.

Возрождение

-Он мой брат! -И уже съел пол холодильника. -...Сводный брат.
 —
 фанфик по фэндому
 «Тор», «Мстители», «Стражи Галактики»После событий Осады Тор оплакивал смерть своего брата и решил воскресить его. Локи обрел новую жизнь в теле парижского карманника по имени Серрур (Serrure), не зная кем он был или каким он стал. Вместо этого Серрур делал вид, что показывает карточные трюки, пока его сообщник крал их кошельки. Тор столкнулся с Локи в его новом облике, пока сообщник Серрура обокрал Тора, находившегося в человеческом обличье. Но Тор поймал обоих и понял, что Серрур и есть Локи. Тор вернулся с Локи домой, в разрушенный Асгард, как раз в момент прибытия беженцев Мирового Древа, бежавших от ярости Утана-Тота (Uthana-Thoth). Когда Один был возвращен из Лимба для борьбы с воинами «Десятого Мира», Локи сбежал, зная, что Один не одобрил бы его возвращения и разрушения, которое это за собой несомненно бы повлекло. Локи натолкнулся на Железного Человека и был спасен Тором, который защищал обманщика, руководствуясь своими собственными мотивами.

Для того чтобы избежать неодобрения со стороны граждан Асгарда, Локи объявил о своем намерении отправиться в мир людей и учить их пути, которые одобрил Тор. Но прежде чем он смог отправиться в его комнату залетела сорока, державшая в клюве ключ. Это привело Локи в тайные закоулки Асгарда, где он получил сообщение от спиритуального эхо самого себя, которое заявило, что смерть от рук Мрака было частью большей схемы смерти и возрождения, и что юный Локи был необходим для его завершения.

Последний бросил вызов мудрости Одина в уничтожении Мидгарда в связи с открытием новости о возвращении Змея. Тор находился под стражей, пока Один собирал армию Асов, чтобы уничтожить все следы влияния Змея любой ценой. Тем временем Локи, не согласный с действиями Одина, был занят чисткой стойла коз Тора по приказу Вольстагга (Volstagg), что держало его подальше от неприятностей.

Но самое главное, Вольстагг не давал Локи вмешаться в планы Одина. Икол убедил Локи, что если Один будет продолжать в том же духе, то все они умрут, поэтому Локи быстро убежал. Используя шерсть одной из коз, он спустился к корням Мирового Древа, чтобы задать вопросы  норвежским женщинам, жившим там.

Их мудрость заставила Локи плакать, потому что он не знал, является ли их путь верным. Он искал совета у Тора и ворвался в его камеру, прося о помощи. Локи спросил у своего брата, чтобы он сделал, если бы знал, что для того, чтобы остановить худшее зло, ему пришлось бы сделать нечто плохое и что если бы это стоило ему всего.

Когда-то Локи начал «изготавливать» невозможный план. Стравливать Мефисто и Хелу. Другими словами, играть «посередине». В конце Локи заполучил в свои руки Дизиров (Disir), мертвого бога войны Тира (Tyr) и Броню Разрушителя (Destroyer Armor).  В качестве дополнительной меры предосторожности Хела посылает свою служанку Лии (Leah) вместе с уничтожением Змеев «Анти-Асгарда».

Но команда Локи или «Магический Секретный Действующий Отряд» как его называл Локи, это было не более чем отвлечение от истинных планов Локи. Чтобы поговорить с Суртуром, Дизир убивает Волка Хеля и Локи направляет его в Лимб. Поняв, что он мертв, Волк решил убить Локи, но был съеден Суртуром. Локи заключил с демоном соглашение, в результате которого он получил щепку Сумеречного Меча Суртура (Surtur`s Twilight Sword).

Используя её, Локи планировал переписать асгардианский миф и предсказать смерть Змея от рук Тора. Сумеречный Меч оказался действительно самой могущественной ручкой в мире.После этого Локи и Икол вернулись в Асгард, где выпустили Уничтожителя, вместе с которым вернулись в Нью-Йорк. Там Тир и Дизиры стали свидетелями возвышения цитадели Змея. Находясь на Уничтожителе, Локи сказал остальным, что они собираются разрушить её.

-он мой брат! -и уже съел пол холодильника. -…сводный брат.{amp}#xa; —{amp}#xa; фанфик по фэндому{amp}#xa; «тор», «мстители», «стражи галактики»

Еще про Тора:  Молот Тора (Кременчуг): купить в аптеке, цена, отзывы, инструкция. ✅ Заказать Капли Молот Тора в Кременчуге на официальном сайте

If you pull then I’ll push too deep
Если ты потянешь, то я слишком сильно надавлю
And I’ll fall right back to you
И снова упаду в твои объятия.
‘Cause you are the piece of me
Ведь ты часть меня,
I wish I didn’t need
И мне хотелось бы не нуждаться
Chasing relentlessly
В постоянной погоне,
Still fight and I don’t know why
Но я по-прежнему сражаюсь, не зная, зачем.
— Clarity (Zedd)

Локи и Тор уже открыли дверь, чтобы пойти на кухню, как вдруг Локи чуть не врезался в нахмуренного Квилла, уже поджидавшего братьев за дверью. Тут же кто-то снизу кашлянул, маг опустил взгляд — енот так же скептически смотрел на него снизу вверх. НА НЕГО. СКЕПТИЧЕСКИ. СМОТРЕЛ. ЕНОТ.

Право, эти ребята какие-то странные, если не падают ниц перед Богом Обмана. Ну да ладно, Локи ещё научит их манерам.

За Квиллом, оказывается, стояли и все остальные. В том числе и Дракс с нервно тикающим глазом и с острыми кинжалами в обеих руках.

О, да, сразу видно, что любит поножовщину. Ну что ж, теперь у него есть достойный соперник.

Небула уставилась на Одинсонов, сложив руки на груди. «Да уж, как много общего между сестрой Гаморы и Локи. Как же похожи их истории…» — промелькнула у Тора мысль. Мантис пряталась за Драксом. А Грут, стоявший рядом с Ракетой, повторил кашель своего «папы».

Из всей компании улыбались только двое: Тор улыбался широко, добродушно, на лице Локи же блуждала лукавая улыбка.
— С вашего позволения, — сказал Тор, выступив перед братом, — мы идём на кухню. Никаких расспросов, пока я не буду уверен в том, что Локи поел.
— Кто? — недоумённо спросил Питер.
— Он, — указала Небула на младшего Одинсона, — его брат, — и добавила, повернувшись к Локи, — с воскрешением.
— Благодарю, Небула, — чуть кивнув, ответил маг.
— ВЫ ЗНАКОМЫ? — воскликнули все разом, в том числе и Тор.
— Долгая история, — отмахнулась девушка.

Только Небула могла понять, за что именно её благодарит младший сын Одина. Не за поздравление по поводу воскрешения, для Локи это обычное дело. А за то, что она назвала его

братом

Тора. Не сводным. Хотя когда Локи готовился напасть на Мидгард с армией читаури, она только и слышала от него, что он «Тору не брат» и «никогда им не был» и всё в этом духе.

— А я смотрю, ты тоже сменила сторону, — «удивлённо» сказал Локи. На самом деле в глубине своей тогда, перед нападением на Мидгард, прилично зачерствевшей души Бог Обмана был уверен в том, что у него и у Небулы общее не только то, что они вторые и нелюбимые приёмными отцами дети, но и то, что и Небула и Локи любят своих дорогих старших сестру и брата. Локи видел Гамору и Небулу вместе даже на их тренировках, и когда он смотрел на кружившиеся в борьбе фигуры, на сверкавшие лезвия ножей в сжатых кулаках, на ум невольно всплывало прошлое… Их с Тором прошлое.
— Жизнь вынудила, — в ответ пожала плечами Небула. Но в её взгляде Бог Обмана не мог не уловить глубоко запрятанной скорби и тоски.

Локи, пристально посмотрев в глаза синей, поджал губы и еле заметно кивнул в знак того, что понял её. Сейчас он осознавал, что ему и Тору невероятно повезло. Локи выжил. Тор больше никогда не будет одинок. А Небула осталась одна навсегда. Хотя нет, у неё всё-таки есть семья из этой солянки сумасшедших. Локи бы совсем погряз в раздумьях, если бы не…
— Так, Локи, — встрял Тор. — Все разговоры потом. Сейчас ты идёшь кушать.
— Извините, нянька переживает, — развёл руками Локи и потопал на кухню. Следом за ним — Тор и все остальные.

Локи уминал один обед за другим. Святой Бёр, как же он проголодался за все эти дни на корабле. Хоть Боги не могут умереть от двухмесячного недоедания, но переусердствовать, проверяя границы возможного, в этом не стоит.

Даже еда, подаваемая ко столу в Асгарде, не казалась Локи настолько вкусной, как эта. В обычное время маг бы и кусочка такой еды не съел, поморщился бы и вылил содержимое тарелки на Тора. Но сейчас Локи слишком изголодался, чтобы придираться к еде и тем более использовать её в качестве шампуня для Тора.

Тор сидел напротив, подперев подбородок руками, и нежным взглядом голубых глаз смотрел прямо на Локи, который всем видом показывал (ну, старался точно) равнодушие к брату. Надо же держать репутацию.

— Ещё порцию? — спрашивал Тор, не отрывая взгляда от брата. Тот кивал. Тор доставал новую. Питер было хотел что-то возразить, но Небула своевременно наступила ему на ногу.
— Всё, наелся, — наконец-то откинулся на спинку стула Локи.
Квилл заглянул в холодильник и через секунду со страдающим выражением лица еле слышимо простонал.

— Точно наелся? — обеспокоенно спросил Тор.
— Точно-точно, — отмахнулся маг.
— Нет, ты мне скажи, — чуть ли не по слогам проговорил Тор, чуть ли не перетянувшись через весь стол и уставившись на брата, — ты ПРАВДА сыт?
— ДА ПРАВДА-ПРАВДА! — вскрикнул Локи.
— А что это ты орёшь на меня? — опешил Тор.
— А что ты докапываешься? — прищурившись, ответил вопросом Локи. — Тебе один раз ответили, мало что ли?
— Так ты же Бог Обмана! — воскликнул Тор.
Лицо Квилла стало ещё более страдающим. Бог Обмана на его корабле! Круть.
— Даже если бы я обманул тебя, — парировал Локи, — ты бы не допёр своей тугодумной головой.
— Ещё скажи, как в случае с коронацией, — фыркнул Тор.
— А что говорить, когда оно так и есть, — хихикнул Локи.

Тор сжал кулаки. Ну вот. Локи наелся. Локи набрался сил. Теперь можно тратить их на препирательство с братом.

— На кого они похожи, Мантис? — тихо спросил Дракс, обратившись к девушке, пока братья ссорились.
— Ну… — протянула та.
— Вот и я о том, на пожилых супругов, — кивнул Дракс.
— Хах, — приблизился к ним Ракета, — а кто жена, Дракс?.. Нет, Грут, не слушай, у тебя от такого почки в ушах усохнут!
— Я вообще-то всё слышу, — вдруг громко сказал Локи. Вернее его копия, удачно устроившаяся прямо за сплетниками. Кстати сам же Локи успел закинуть ноги на стол, то ли чтобы врезать ими Тору по лицу, то ли просто так (читать «чтобы обозначить, кто тут царь»).

Ракета и Дракс встрепенулись и быстро обернулись к Богу Обмана. А Мантис так и вообще подпрыгнула от неожиданности.

— На что ты обиделся, возлюбленный своего брата? — как ни в чём не бывало спросил Дракс. Тор поперхнулся водой, которую «вовремя» захотелось попить, так как от спора с Локи во рту пересохло. Локи, с одной стороны, было неловко от услышанного, и в то же время, с другой стороны, было до колик смешно смотреть на то, как поперхнувшийся брат задыхался.
— Чувак! — закатил глаза Квилл.
— Я даже не успел прикрыть уши Груту! — заорал Ракета, сотрясая воздух кулаками.
— Я есть Грут… — проговорил шокированный услышанным Грут.
— Он всегда у вас так выражается? — спокойно спросил Локи у Квилла.
— Это цветочки, — махнул рукой Питер.
— Мне нравится, — улыбнулся Локи, — весело тут у вас, даже веселее, чем у Мстителей. Правда, дорогой братец?.. Помочь? — Тор уже почти откашлялся и выставил руку, как бы говоря: «БЁРОВА БОРОДА, ТОЛЬКО НЕ ТВОЯ ПОМОЩЬ!».
— Ну, ладно, — сказал Локи и повернулся к Драксу, — а почему пожилые-то?
— Он ещё спрашивает, — хмыкнул Ракета. — Тебе сколько лет, принцесса?

Если бы взглядом можно было убивать, Локи бы это сделал. Но пачкать репутацию новым трупом смертного не особо хотелось, ведь он вроде как стал героем… Не положено убивать хороших парней. Но зато можно было появиться у Ракеты прямо за ухом, при этом не вставая со стула, и прошептать, почти прошипеть как змея, доводя смертного до мурашек на спине:

— Тысяча пятьдесят три года, щеночек, — прозвучало у Ракеты над ухом. Тот немного испугался. Даже взялся за пушку, которой… уже не было рядом. Локи, сидевший у стола, дружелюбно помахал Ракете его пушкой, что держал в руках.
Второй Локи исчез, и Ракета спокойно вздохнул.
— Да уж, 1053 года — самый расцвет молодости, — хмыкнул енот.
— Что теперь скажешь? — прищурился Локи.
— Что вы с Тором похожи в том, что ненавидите женские прозвища, зато обожаете называть меня как угодно, но только не енотом, — сложив руки на груди, ответил Ракета и добавил, — впрочем, как и все тут собравшиеся.

— Так, — выступил вперёд Квилл, — хочу сказать одно. Я тут капитан. Поэтому я говорю, что никаких выпендрёжей с этими раздвоениями и расчетверениями личности не должно быть. И ника-
— Это уже два, — перебил Локи. Тор кивнул.
— Квилли у нас не умеет считать, — ответил Ракета, — даже в своём весе просчитывается.
— Вообще-то… — начал возмущаться Квилл.
— Ты сказал два пункта, — кивнул Дракс. — Что ты капитан — раз, и приказ не выпендриваться с расчленёнкой — два.
— Да, о, боже, спасибо, я понял, — поднял руки Питер. — Я не учитываю остальные приказы, потому что главное то, что я тут капитан. И все приказы исходят из этого.
— А я принц Асгарда, — пожал плечами Локи. — А этот, — он кивнул на Тора, — вообще был бы царём, если бы не был таким лентяем и не свалил бы все обязанности и титул на девушку.
— Эй, — возмутился Тор, — я из-за тебя страдал вообще-то!
— Ну да, без пива ты страдал, — поморщился Локи.
— Локи, — угрожающе пропыхтел старший.
— Так, всё, хватит. У нас тут не брачный сезон, — приказал Питер. Братья одинаково вскинули брови от удивления, уставившись на смертного. Дракс открыл было рот…
— Нет, Дракс, это была последняя шутка такого рода! — опередил друга Питер. Дракс поник головой.
— И последняя капля натуральности на этом корабле, — прошептал Ракета, покачав головой.

Еще про Тора:  Славянский оберег. Как выбрать свой оберег? Интуитивный выбор. | Журнал Ярмарки Мастеров

— А почему ты капитан? — спросил Локи у Питера. Тот замялся, а маг продолжил, — вы проводили выборы что ли? Или соревнования? Или по тестам на психику вышло, что ты просто не самый чокнутый? Хотя… Тогда капитаном должна была стать Небула, — размышлял Локи, а Тор охнул от неожиданности.
— Предатель, — буркнул Тор.
— То на ложь обижаешься, то на правду, — улыбнулся Локи. — Ради тебя исправляюсь между прочим, врать перестаю. Знал бы, как трудно даётся.
— Я польщён, — пропыхтел Тор и, скорчив рожу брату, отвернулся.
— Мы не устраивали соревнований, — заговорила Небула, — хотя предложения были.
— Какие?
— Поножовщина, — хмыкнула Небула.
— О, да, ножи — любимое оружие, — пропела Мантис.
— Оружие истинного воина, — подтвердил Дракс. Локи повернулся к Тору, как бы говоря: «Слышал, истинного воина! А ты мне что сказал двести лет назад?» Тот потупил взгляд.
— Я убивать предпочитаю побыстрее, — сказал Ракета, — но красота — она в плавности. Одобряю дуэль на ножах.
— Это плохая идея, — воскликнул Тор.
— Почему? — спросил Питер, все уставились на него удивлённо, и он добавил. — Нет, это не значит, что я за поножовщину, просто интересно его мнение.
— Потому что главный по ножам он! — указал Тор на брата.
— Спасибо, мне приятно, правда, — ответил Локи, чуть склонив голову и приложив руку к сердцу.
— А я думал, он главный по пилочкам, — хохотнул Дракс, — и вообще я думал, что это она, — и даже не успел понять, что он сказал не так. Он же всегда говорит, что думает. Никто не успел осознать. Лицо разгневанного Локи мгновенно приобрело синий оттенок, покрылось причудливыми узорами, а глаза изменили оттенок на красный.
— О боже, он ещё и… — начал Питер.
— Голубой, — сказал немного шокированный Дракс.
— Я есть Грут?
— Синий, Грут, он имел в виду синий, — успокаивающе пояснил Ракета. Успокаивая то ли сына, то ли свою фантазию.

Тор сильно перепугался, потому что никогда не видел брата в обличии ётуна, в отличие от Одина, который, правда, после этого впал в сон. И Тор боялся представить младшего в его истинном обличии.

— Локи, — Тор быстренько подсел к брату, но не дотрагивался. Он помнил, к какому сильному ожогу приводит прикосновение к ётуну. — Ты в порядке? Что с тобой?
— Просто хочу убивать, — повернувшись к Тору и сверкая красными глазами, ответил маг.
— Э-э, я тоже иногда злюсь так, что хочется убивать, — и выделил, — особенно когда пиво отбирают, да или когда будит кто, но ведь я не делаю этого, — покачал головой Тор. — И я про твою… синеву эту и глаза.
— Это от злости, — пояснил уже спокойнее Локи, пожав плечами.
— Раньше такого не было, — недоумевал Тор.
— После заморозки тела началось, из-за сильных эмоций, — потупив взгляд, ответил Локи.
— И что это значит? — прервал их Квилл.

Тор посмотрел брату в красные глаза. «Надо же, а он, пожалуй, самый красивый
из ётунов, — пронеслась мысль. — Сразу видно, что кровь царская». Локи же не был готов говорить с кем-то на эту больную для него тему.

Сколько же лет он убил на то, чтобы вписаться в асгардское общество до того, когда понял, что он просто не сможет этого сделать? Это гены, и ничего с этим не поделаешь. Даже в асгардском обличии от него неосознанно шарахаются, видимо, чувствуют обман… А он не чувствовал.

Локи впал в состояние глубокой задумчивости, лицо перестало что-либо выражать. Маг просто смотрел в одну точку. Синева постепенно сходила с его лица. Вот уже засверкали изумрудом глаза. Тор знал, что благодаря такой рефлексии Локи немного успокаивался, что и было видно сейчас по исчезающей синеве. И отвлекать младшего было бесполезно.

— Просто не злите его сильно, — поднялся Тор и обратился ко всем Стражам. — А пока он такой, не трогайте. Будет сильный ожог. Для вас смертельный.
— Ого, так у нас стало ещё горячее, — проворчал Питер. — А Небула ведь только недавно починила охладители воздуха.
— Теперь у нас двое синих, любящих ножи, — сказал Ракета. — Значит быть поножовщине.
— Ну нет, только через мой труп, — запротестовал Квилл.
— Почему ты так жесток, Квилли? Это слишком жирное препятствие! — подтрунил Ракета.

***

Локи ещё сидел в задумчивости, когда все, кроме Ракеты, Тора и Небулы, разошлись по кораблю.
— Откуда ты знаешь его? — спросил Тор Небулу.
— Чтобы дочь Таноса не знала о Великом Плане? — изогнув бровь, ответила девушка.
— Это понятно, — сказал Ракета, — но как вы познакомились?
— Я думаю, что ради целостности этого корабля не стоит рассказывать правду, — шепотом проговорила Небула.
— Что ты, мы же теперь сами ангелы, — вдруг встрял в беседу очнувшийся Локи. — нам положено глаголить истину.
— Я должен знать, — твёрдо проговорил Тор, думая, что брат не захочет, чтобы он слышал эту историю.
— Я не против, — примирительно ответил маг. И телепатически договорил брату: «Только не затопи слезами корабль». Тор вздохнул. Кажется, слушать будет непросто.

— Я шла с тренировки, — начала Небула, — проходила мимо посадочного отсека корабля Таноса, когда вдруг у входа раздался шум, море голосов, потом открылись двери и вбежала кучка слуг и лекарей. За ними по воздуху летело в медицинской сфере тело. Бледное. Измождённое. В синяках. Я спросила, кто это. Мне не ответили. Все спешили. Почему-то этого полуживого увели в реанимационную. Я тогда подумала, что это странно. Обычно, от таких предпочитают избавляться и выбрасывать прах в космос. Но этого решили оставить на этом свете… — Небула глянула на Тора, сжимавшего кулаки, взглядом упёршегося в пол.

Громовержец нервничал. Но Локи взглядом разрешил продолжать рассказ. В конце концов, со стороны Небулы он этого не видел. Интересно послушать. Небула продолжила:
— Через недели три я узнала, что этот человек восстанавливается, за ним прилично ухаживали, его охраняли. Мы с Гаморой удивлялись. Поэтому однажды спросили у отца напрямую, кто это и почему вокруг него все на побегушках.

— Сыну Одина нужен достойный уход, — ответил Танос.
— Он наследник Асгарда? — воскликнули обе сестры.
— Младший наследник, да, — кивнул Танос.
— Зачем он тебе? — спросила Гамора.
— Он хочет стать царём Земли или, как они называют её, — Мидгардом, — ухмыльнулся Танос. — Я могу дать ему шанс стать законным правителем, чтобы он отомстил брату.
— Но ведь твой Великий План потом коснётся и этой планеты тоже, — рассуждала Небула.
— Да, дочка, но Локи-то этого не знает, — и на лице титана расцвела убийственная улыбка.

— Так, — продолжала Небула, — мы узнали, зачем Локи нужен ему.
— Почему ты не сказала моему брату об этом? — прогремел Тор.
— Потому что иначе бы Танос убил её, — встрял Локи, — и я бы ей не поверил.
— Но почему? — недоумевал Тор. — Это же элементарный ход.
— Согласен, — кивнул Локи, — но не для того, чьё сознание находится под контролём камня разума.
— Не может быть… — открыл рот Тор.
— Именно так, — грустно улыбнулся Локи.
— Значит, там, в Нью-Йорке, это не ты… — начал Тор.
— Я, — перебил маг, — ну, частично. Мести я хотел, что скрывать, просто камень усиливал пороки и желания, и я не мог остановиться, — Локи поджал губы.
— Что было дальше? — немного задержав взгляд на брате, спросил Тор у Небулы.
— Мы встретились в зале, откуда видны звёзды, — ответила она. — Когда он поправился. Он тогда ещё был в сознании. В своём сознании. Говорил, что когда-то он смотрел на звёзды с братом, то есть тобой. А теперь он попал в плен. Что лучше бы умер, падая с какого-то моста, чем вот так вот. Он понимал, что его будут использовать.
— Я такое говорил? — опешил Локи.
— Да, — обратила на него взгляд Небула, — до того, как тебе обработали мозги. Ты даже жалел, что впутался во всё это. Что попался. Ведь ты Бог Обмана. Но не видишь хода противника. Помню, ты улыбался, когда рассказывал, как дурил всех в Асгарде. Особенно Тора. И я видела, что ты скучал по дому. Но я не могла тебе сказать правду о том, что с тобой сделают. Прости, — закончила Небула.

Локи никак не ожидал узнать такого. Ладно бы о ком-то. Так о себе же самом! Такие тайны… Танос покопался в его башке? Немыслимо… Хотя нет, мыслимо. И почему Локи раньше не думал об этом? Он же и сам пудрил мозги камешком разума смертным. Так что мешало сделать Таносу так же? Н.И.Ч.Е.Г.О.

Он был посмешищем. Он был вторым. Он был обманутым. Он был марионеткой. Он был лёгкой добычей для безумного титана. Слишком многое за тысячу лет ударило по чувствам мага. Локи резко поднялся и мгновенно, к удивлению сидевших, растворился в воздухе.

— Локи! — крикнул Тор уже в пустоту.
— Мда, интересная история… Но трагично как-то, — заключил Ракета. — И куда он делся?
— Может быть, на второй этаж? — предложила Небула.
— Не думаю, — покачал головой Тор. Он опустил взгляд на ладонь, в которой держал чёрную ленту, и добавил, — кажется, я знаю, где он.

***

Локи появился в каюте Тора. Присел на кровать. Потом передумал и упал лицом в подушку. Он вспомнил…

 — Посмотри. Посмотри вокруг! Думаешь, это безумие — твой путь к трону?
Святые Всеотцы, у Локи будто распахнулись глаза впервые за многие месяцы. Горящий город. Армия мерзких существ. Читаури, кажется. О, это его армия?.. Но, погодите-ка, он хотел быть царём, а не палачом. Кажется, им управляют…

Еще про Тора:  Главная - Детский мир Беерот Ицхак

— Слишком поздно. Это уже не остановить.
Он хочет, но он боится. Какая сила смогла сломить его и заставить творить этот кошмар? Наверное, эта сила слишком мощна. Ему с ней не справиться…

— Нет, мы сможем. Вместе.
Такой тёплый и уверенный голос. Такой нежный тон. Ясные как небо глаза. Почему они смотрят так тепло? Почему они смотрят с любовью?.. Да, он ошибся. Он готов признать. Как же он ошибся! Как же его любят. И Он тоже любит его!.. Что? Что это за туман в голове?.. Странно… Нет, кажется освободиться невозможно! Это сильнее его. Сердце его истекает кровью, но разум порабощён. Остаётся надеяться, что они справятся, что они победят его. И освободят его от этих цепей. Неважно, что дальше, хоть бы разок увидеть этот тёплый взгляд…

Локи сжал края подушки в руках, отчаянно пытаясь не задохнуться. Если бы он не отпустил руку тогда, на Биврёсте, ничего бы не было. А если бы и Таносу как-то удалось достичь такого могущества, Локи бы точно не был его марионеткой. Может быть, Тор не возненавидел бы его тогда?

Локи понял, что захлёбывается собственными слезами.

Надо остановиться, иначе все на корабле потонут.

Но так трудно.

Нет, ему станет легче, когда он избавится от этого. Главное, чтобы никто не зашёл и не увидел Бога Обмана и наследника Асгарда в таком состоянии…

— Локи? — раздался у дверей тихий голос. Заботливый. Любящий. Тёплый.

Хель дери! Как не вовремя.

— Отвали, — просопел в подушку Локи. Закрывать дверь при помощи магии было бессмысленно. Тор уже зашёл, а значит, его отсюда не выставишь. Маг услышал звук закрывающейся на замок двери и приближающихся твёрдых шагов.
— Я не ясно сказал? Вали отсюда, — Локи отвернулся в другую сторону, когда почувствовал, как кровать прогнулась под тяжестью севшего на неё Громовержца.

Тор ничего не отвечал, но продолжал сидеть на кровати. Локи забеспокоился. Он не мог остановить поток слёз. «Да я же так обезвоживание получу! Ладно, может тогда сдохну по-настоящему, чтобы не страдать так…» — пронеслась мысль у мага.

Локи вздрогнул и тихо ахнул, когда почувствовал на затылке мягкое прикосновение крепкой ладони. Лёгкий массаж возымел действие. Слёзы перестали катиться потоком, как реки из Кипящего Котла*.

— Тшшш, всё будет хорошо, — успокаивал Тор брата, перебирая его чёрные вьющиеся волосы. Конечно, он не был так опытен в вопросах устранения истерик, как их мама. Но он полагал, что всё делает правильно, как и должно старшему брату.
— Посмотри на меня, — попросил Тор.
— Нет, — слишком быстро ответил брат.
— Пожалуйста, Локи.

Через несколько секунд раздумий Локи повернул голову в сторону брата, но не поднялся с подушки, а упёрся взглядом в стену. Тор увидел заплаканные глаза. «Уж лучше бы они были красные от ётунского обличия, чем так…» — подумал он.

— Ну чего ты, маленький? — Тор не был уверен, стоит ли так говорить. Всё-таки и нож под ребро получить можно. Хотя эти слова всегда работали…
— Я урод, да? — взглянув брату в глаза, спросил Локи. Тор был готов к любому вопросу, даже типа «ты меня ненавидишь?», но не к этому.
— Что ты, что ты! — поспешил ответить Тор, а то мало ли, что его мнительный братец подумает о его промедлении с ответом. — Ты и синий красивый.
— Да я не об этом, болван, — вздохнул маг. — Хотя и об этом. Но… Я моральный урод, да?
— Локи, болваны не понимают таких трудных метафор, — улыбнулся Тор.
— Значит, урод…
— Нет, слушай… — Тор закатил глаза. — Во-первых, ты не урод. В любом смысле. А что касается морали… Ну, — Тор почесал затылок, — я думаю, ты такой же, как все. Как я тоже. Мы не можем быть абсолютно хорошими или плохими. Мы те, кто мы есть. Каждый со своими особенностями. Знаешь, у кого с моралью плохо?
— У кого? — не понял Локи.
— У Таноса. Вот это да. Точно тебе говорю. А у тебя всё в порядке. У тебя только брат идиот. А так всё хорошо, — хохотнул Тор.
— Почему ты идиот? — нахмурился Локи. — Потому что я так говорю?
— Нет, — покачал головой Тор. — Потому что я довёл тебя до того, что ты такие глупости думаешь о себе.

Локи, я боготворил тебя.

«Ну вот, опять слёзы наворачиваются», — успел подумать Локи до того, как его нагло подняли с уже отсыревшей от слёз подушки и без разрешения заключили в объятия.

— Тор?

О, он должен задать этот вопрос. Он слишком давно хотел его задать.

— Да? — уткнувшись носом куда-то за шею младшему, ответил Тор.
— Ты меня ненавидел тогда, в Нью-Йорке?

Фух. Наконец-то он спросил. Как камень с души. О, нет. Кажется сейчас его прикончит гораздо больший камень в виде ответа…

— Глупый, — улыбнулся Тор, чуть-чуть отстранившись и взглянув в изумрудные глаза, — так и не понял? — и увидев недоумённый взгляд брата, Тор объяснил, — я же себя винил во всём, даже в том, что ты творил из-за меня, как я тогда думал, когда не знал о камне разума. А тебя я любил. И люблю и всегда буду. Как иначе-то?
— Себя винил? — глаза Локи расширились.
— А ты думал, я эгоист? — ухмыльнулся Тор. — Ну, может быть, немного да. Но не тогда, когда речь идёт о тебе.

Локи не сдержал довольной и немного смущённой улыбки. Последняя слеза прочерчивала дорожку на щеке. Но Тор убрал её.

— Чудо ты, Локи, — шире улыбнулся старший Одинсон.
— Да таких полно, — пожал плечами Локи и вздохнул, — заплутавших чудес.
— Может и полно, — согласился Тор. — Но у меня такое чудо только одно.

И снова кольцо из крепких рук. Обволакивающее родное тепло. Обещание защиты. Обещание любви.

— Мы устроим соревнования по ножам? — вдруг спросил Локи, положив голову на плечо брата.
— С кем будешь соревноваться? — с улыбкой произнёс Тор.
— Со всеми, — подумав, ответил маг. — И у всех выиграю.
— Кто бы сомневался, — хохотнул Громовержец. — Только надо будет Квилла убрать.
— О, за это не волнуйся, — ухмыльнулся Локи. И Тор услышал в голосе знакомое лукавство.
— Так, Локи, только никаких убийств, — приказал он.
— Жаль, — вздохнул маг и добавил, — согласен.

Они посидели молча, греясь теплом друг друга. Слишком долго они жили в холоде. Даже для таких выносливых, как боги, слишком долго они сторонились огня.

— Давай договоримся, — предложил Громовержец, всё ещё крепко держа братца в объятиях.
— О чём? — чуть ли не промурлыкал уже разомлевший в теплоте Локи.
— Ты не будешь плакать, а если вдруг захочешь, ну, вот прям приспичит, то переведи это в злость и пырни меня, ладно? — на полном серьёзе говорил Тор.
— Но… — маг уставился на брата в полном замешательстве. Тор спятил? Нет, вроде трезв даже. Так… — Почему?
— Потому что видеть тебя расстроенным гораздо больнее, чем получать нож в живот, — резонно ответил старший.
— Ну, ладно, — всё ещё немного недоумевая, ответил Локи. — А… Почему больнее?
— Потому что регенерация у меня быстрая, а вот душевная рана заживает долго. И если ты страдаешь, то страдаю и я, — Тор помедлил и договорил, — ведь ты часть меня, — и в привычном жесте он положил свою ладонь Локи на шею.

— Временами я могу завидовать, но никогда не сомневайся в том, что я люблю тебя.
— Спасибо тебе.
— А теперь поцелуй.
— О, нет, перестань.

— Временами я могу завидовать тебе, но никогда не сомневайся в том, что я люблю тебя, — тихо сказал Локи. Прошло пятнадцать лет… Но Тор знает, что он имеет в виду. Он ответит. Вопрос в том, как он ответит.

В голубых глазах отразилось понимание. Губы немного дрогнули. Слёзы подступили к глазам. Но Тор улыбнулся и ответил:
— Я никогда не сомневался, — и вдруг хитро сощурился и добавил, — а теперь поцелуй.
— Прости, — Локи театрально подставил ладонь к уху, — ты сказал: «Доставай ножи»?
— О, нет-нет, тебе послышалось, — отмахнулся Тор.
— То-то, — хихикнул маг. — А! ЧТО? —только и успел удивлённо воскликнуть маг, когда Тор наклонился и быстро чмокнул его в висок.
Локи уставился на Тора.

Ну вот как можно любить такого болвана? А вот так. Локи в этом профессионал «могу, умею, практикую».

— Теперь можешь доставать нож, — с улыбкой сказал Тор.
— Приберегу для вечерней поножовщины, — немного подумав, с улыбкой ответил Локи, а в изумрудных глазах сверкнули знакомые, любимые Тором чёртики.

Cause you are the piece of me
Ведь ты часть меня,
I wish I didn’t need
И мне хотелось бы не нуждаться
Chasing relentlessly
В постоянной погоне,
Still fight and I don’t know why
Я по-прежнему сражаюсь, не зная, зачем.

If our love is tragedy
Если наша любовь — трагедия,
Why are you, my remedy?
То почему ты моё лечение?
If our love’s insanity
Если наша любовь — безумие,
Why are you, my clarity?
То почему ты — мой рассудок?
— Clarity (Zedd)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Adblock
detector