Славянский треугольник

Славянский треугольник

Гроссмейстерский репертуар. Славянский треугольник. Репертуар за черных

Славянский треугольник

Спецификации

  • Издательство: Russian Chess House / Русский Шахматный Дом
  • Страниц: 552 стр.
  • ISBN: 978-5-94693-537-1
  • Формат: DjVu

Рекомендуемые книги

Славянский мир неоднороден. Моё увлечение историей и этнографией славян сформировало в голове определенную модель — «славянский треугольник». Один угол – славяне-католики, это Чехия, Польша, Словакия, Хорватия. Мне достаточно удалось познать эту часть славянской общности, проживая в Праге, общаясь с чехами и словаками, и делая периодические вылазки в Польшу.

Есть стремительно возрастающий в своей численности «угол» славян – мусульман, о жизни которых не знаю пока вообще ничего. Этот предмет моих будущих исследований.

Будучи сам представителем другого «славянского угла» – православного, и сыном самого большого славянского народа — русского, всегда хотел посмотреть на Сербию, где все углы, вопреки законам геометрии, сходятся.

Славянский треугольник

Итак, отодвинув в сторону неотложные дела, собрав фотоаппаратуру в рюкзак, очень рано утром двигаюсь к железнодорожному вокзалу. Что такое 15 часов пути по сибирским меркам? – Ерунда.

Погружаю свое бренное тело в европейский поезд Прага-Белград. Это гибрид нашей электрички с вагоном-купе. И понеслись станции: чешские, словацкие, а потом и венгерские или мадьярские, как говорят в Европе.

Славянский треугольник

Славянский треугольник

В дороге, увы, не произошло ничего интересного и приметного, что смогло бы оставить след в моих извилинах или отзвук в моей восприимчивой душе. Входили и выходили пассажиры, проводники и контролеры билетов. Константой в поезде были лишь я и два серба в подобии вагона-ресторана, которые, беспрерывно попивая ракию (сербский национальный алкогольный напиток), распевали всю дорогу песни. Я три раза туда нырял поесть и попить кофе.

В Сербию въехали уже в глубокой темноте и прошли мягчайший венгерско-сербский пограничный контроль, таможенников видел лишь краем глаза, прошмыгнули мимо, не удостоив пассажиров даже внимательным взглядом, не говоря о каком-либо досмотре.

15 часов в дороге для Европы – это все-таки много, отвык. «Бодренький» выпрыгиваю с поезда и выныриваю с вокзала на площадь, пытаясь всем своим существом, всеми органами чувств ощутить, впитать, впустить в себя этот город, эту страну.

Захожу в отель под названием «Конак», где меня встречает громадный под два метра серб. Просит паспорт и выясняет детали: на сколько ночей я у них остановлюсь. Затем с тяжелейшей одышкой провожает меня в мансардный номер на третьем этаже. Номерок, конечно, тесноватенький, но чистый. Постель идеально чистая.

Бьюсь головой о нагревательный титан. Во, второй раз в жизни встречаю туалет, совмещенный с душем. Можно, как Дюма, делать два дела одновременно. Сидишь так себе тужишься-пыжишься под мягким нежным душем.

Первый случай туалетно-душевого гибрида встретил в Питере. Как-то 30 декабря, когда уже не до выбора, сдала мне квартирку одна бывшая комсомолка-фарцовщица, на старости лет впавшая в духовность, и мнящая себя прямой ученицей Саид-Баба, который каждый день изрыгает золотое яйцо. Ей с золотыми яйцами не так повезло, поэтому она сдавала малюсенькую, жаркую и душную квартирёшку, где душ совмещен с туалетом. Экс-фарцовщиса преподнесла это как изобретение итальянцев, и великое преимущество этой конуры. Но настроение при принятии повышается — это факт, если, конечно, всё с юмором в порядке.

Иду по улице. Рядом с отельчиком пустой участок, далее хаотичная свалка мусора, какие-то нелепые вывески и плотно-преплотно стоящие дома кучками при пустых участках рядом. Нахожусь я на горе. Внизу светится город. Ловлю в себе ощущение, что это красноярские Николаевка или Покровка. Только дома кирпичные, добротные и с черепицей. Но те же архитектурный хаос и нелепица. Ресторан вряд ли возможен, и поздно уже. Иду дальше и напарываюсь на ларек. Наш такой весь ларёчек из девяностых. Набираю себе какой-то еды и возвращаюсь в отель, по пути читая разные надписи на кириллице и латинице. Многое понятно.

Благодарю заботливого и экономного серба, а он опять меня хвалит. С большим трудом выясняю: «хвала» — это «спасибо». А то я чуть не растаял от «хвалы».

Настраиваю фотоаппаратуру и опять спускаюсь к стойке отеля, где натыкаюсь еще на одного серба, который чудом мне объясняет, что от меня опять требуется паспорт, чтоб выписать мне какой-то сербский «аусвайс» для полиции.

С третьего раза брат-серб втолковывает мне, как пройти на автобус, и что билет можно купить у водителя. Бреду до остановки. На остановке расписания никакого нет, как в остальной Европе. Автобусы здесь ходят как в России – произвольно. Разглядываю сербов, стоящих на остановке. С одним пытаемся разговориться. Что-то получается, но смысла не понимаем ни я, ни он. Но дружеские симпатии очевидны.

На нужной остановке мимолетный знакомый показывает на выход и доводит меня до трамвая. По пути щелкаю какую-то бабушку в платочке по-русски и колоритную женщину, которая тут же пускается в благожелательный монолог.

Покупаю в киоске билетиков и сажусь в трамвай. Сую билет в компостер, и ничего у меня не получается. Прошу (на чешском) женщину помочь, подбегает мужчина и показывает, как стать законным и легитимным белградским пассажиром. Одна механика, и никакой электроники, как в Праге. Сажусь и еду. Трамвай, весь такой старенький и дребезжащий, наполняется людьми. Спрашиваю (на чешском): «Где центр?» Весь трамвай начинает что-то объяснять. Из чего понимаю, что мне скажут, где выходить. И в ответ спрашивают: «Русс, из Москвы?» Отвечаю (на русском), что русский, а Москва – это и не Россия вовсе. Весь трамвай тут же втягивается в дискуссию о России, почему Москва – не Россия, о российском величии, попутно поминая американцев и еще что-то. И так две-три остановки. Да, это не сдержанная в своих чувствах Чехия.

Дискуссию прерывает нищий цыганенок с костылем, просящий милостыню. Трамвай тут же переходит на другую тему: «А настоящий ли ты инвалид, цыганенок?» Пожилой бородатый серб пытается потрогать больную цыганскую ногу. Цыганенок, выждав остановку, бросается бежать, подхватив под мышку свой костыль. Весь трамвай заходится в хохоте.

Оглядываюсь по сторонам. Какое-то смешение архитектурных стилей и бесстилиц. Улицы широки, и чередуются с какими-то одесскими двориками, и всё это объединяет большой парк, на оградке которого сидят безработные в ожидании заказчика. Все, как один, заняты чтением газет. Прямо российская «биржа труда». Всё это находится в каком-то гармоничном состоянии, хотя на улицах много мусора. Автомобильное движение по улицам весьма стремительное и громкое, много сигналят, сербы не ждут зеленого на переходе и, если нет машин, переходят дорогу. Позже видел много «поцеловавшихся» авто. Приглядываюсь, попутно снимаю.

Не приезжайте в города в темноте. Можете испортить впечатление. В Белград определенно не нужно приезжать в темноте. Он, как больной, демонстрирует свои язвы, выставляя их на передний план. Смотрите, как мне тяжело, как неустроенно всё. А всё своеобразие и красота погружаются в темноту.

Остается лишь масштаб города, подчеркнутый огнями.

Медленно бреду дальше, купив карту города, не забывая при этом снимать. Подхожу к Храму Святого Марка. Трогает сердечко своеобразная храмовая архитектура. Она не наша, но какая-то родная, близкая. Захожу в храм. Молодые девушки в брюках, накинув на голову платочки, истово и неподдельно прикладываются к иконам, молятся искренне. Дав Душе своей чуть-чуть вспорхнуть к куполу храма, иду дальше.

Сижу в уличной кафешке, вглядываясь в лица сербов, и пытаюсь составить какой-то общий типаж. Не получается. Они очень разные: светлые и темные, горбоносые и курносые, красивые и не очень. Всё как у нас. Очевидных иностранцев немного, какая-то индийская парочка, да гордо шагающий мусульманин с семенящей позади замотанной до глаз «его женщиной», может быть женой, может сестрой. Негров не видел вообще. Не встретил и вьетнамцев с их заселившими европейское пространство магазинчиками.

Бреду по этой пешей главной,наверное, белградской улице. Она – немаленькая. От нее вправо и влево уходят другие не менее  колоритные улицы и улочки с переулками. «Арбат» логично выводит в большущий парк. На одной из аллей сгрудились и ведут свою нехитрую торговлю ремесленники, антиквары, художники. Опять же жарятся каштаны. Своеобычно всё.

А дальше мы с парком воспарили над рекой вместе со староевропейской такой крепостью. Вот это панорамность, вот это простор! Река не одна, а две. Сава и Дунай сливаются в вечном единении. Крутые берега и спуски. По реке еще шуршат пароходики. Над реками раскинули свои арки мощные мосты. Ах, Белград, Белград – еще одна моя любовь. Как тут сохранить верность какому–то одному месту на земле.

Это не документально-хронологический отчет о моем путешествии, а произвольный рассказ, более описывающий эмоции и впечатления, которые я испытал на земле белградской.

Очередной пункт, где «торкнуло меня по полной» — Собор Святого Савы.

Сава — это сербский наследник королевского престола, ставший монахом, принесший Свет Православия братьям-сербам. Вот где Величие Духа народа сербского, воспарившего к небесам над земною суетой. Народа, который, несмотря на все невзгоды и страдания, блокаду и американские бомбардировки, возвел один из самых величественных и красивейших Храмов. Народ строит этот Храм не из-за великодержавных устремлений, а потому, что Душе народа это необходимо. Когда-то и у нас так было, но всё вывернули и изломали, изнасиловали и суть, и Душу народную.     Но это тема отдельного разговора.

Обращаюсь,по-русски, к выходящему из небольшой церквушки рядом с Собором батюшке с вопросом о том, когда построен Храм. На что следует пулеметная очередь вопросов и фраз на почти чистом русском: «Первый раз ли я здесь? Как мне здесь в Белграде? Как там в России?» и т.д. Отче благодарит меня от имени всех сербов, что не бросили их в беде, что им очень приятно, что мы приезжаем, что есть на земле русские братья. Ну, хоть что-то хорошее сделало наше государство родимое на этой землю. Потом батюшка благословляет меня не формально, а с чувством (аж слеза набежала) и приглашает на вечернюю службу. Тронул до печенок меня этот случай, жаль только, что в России не слышал как-то о существовании братьев-сербов.

Был и день второй в Белграде, который прошел уже совершенно по-другому. Больше в общении с сербами, нашел я все-таки какой-то минимальный языковой ключ, построенный на интуиции. Получился славянский языковой микс.

В 9-ти из 10-ти случаев понимали мы друг друга.

Многое из жизни сербской узнал и от новой моей русской знакомой, живущей здесь уж два десятка лет. Но много за два дня познать невозможно, лишь приоткрыть занавесочку над неизвестной для меня Сербией.

Славянский треугольник

1997 год. Нью-Йорк. Чемпион мира по шахматам Гарри Каспаров проигрывает компьютеру Deep Blue фирмы IBM, и это становится величайшим поединком всех времен и народов. Об этой игре будут говорить как о «последней битве человеческого разума», многие будут сравнивать ее с первым полетом братьев Райт и высадкой астронавтов на Луну.

 

Прошло более двадцати лет, и вопрос, кто в итоге победит — человек или искусственный разум, — волнует людей с новой силой.

Искусственный интеллект меняет каждый аспект нашей жизни — ничего подобного мы не видели со времен открытия электричества. Но любая новая мощная технология несет потенциальные опасности, и даже такие выдающиеся личности, как Стивен Хокинг и Илон Маск, не скрывают, что видят в искусственном интеллекте возможную угрозу существованию человечества. Так стоит ли нам бояться умных машин?

 

В книге «Человек и компьютер: Взгляд в будущее» Гарри Каспаров честно рассказывает о своем многолетнем опыте противостояния компьютерам и рассказывает, почему не надо опасаться новых технологий. А также о том, как интеллектуальные машины помогут людям превращать мечты в реальность.

 

Сегодня мы подошли к следующей главе в истории соперничества человека и машин, когда последние начинают «угрожать» образованному классу: каждый день мы слышим о том, что автоматы отнимают работу у юристов, банкиров, врачей и других белых воротничков. Не сомневайтесь, все до единой профессии ощутят на себе это давление, в противном случае это бы означало, что человечество остановилось в своем развитии. Представьте руку робота, которая либо сжимается на нашей шее, либо поднимает нас на новые высоты, которых мы бы никогда не могли достичь лишь собственными силами.

 

Почему эту книгу стоит прочитать:

Знаменитый шахматист впервые делится собственным взглядом на историческое противостояние с компьютером Deep Blue.
Каспаров описывает, каково было играть с абсолютно безэмоциональным оппонентом, не знающим усталости и сомнений.
Всю жизнь Гарри Каспаров изучал, как думают люди – это отличный фундамент для того, чтобы понять, как думают машины.

Славянский треугольник

В шахматах нельзя брать ходы назад, но всегда можно вернуть фигуру на ее прежнее поле,  хотя бы и ценой нескольких темпов. Пешки, с другой стороны, назад не ходят, поэтому любой  пешечный ход – это решение навсегда. Игра пешками – один из наиболее труд-ных аспектов шахматной стратегии. Этим объясняется малое коли-чество книг,  написанных по данной теме. Сэм Шенкленд  пошел своим путем – он разложил принципы пешечной игры на базовые элементы и на их основе построил стратегические  направляющие, которые должен знать каждый грамотный шахматист.Гроссмейстер Сэм Шенкленд – обладатель двух золотых меда-лей за победы на Всемирных Олимпиадах в составе сборной США, победитель чемпионата США 2018 года, впереди Ф. Каруаны, У. Со и  Х. Накамуры.Для широкого круга любителей шахмат.

Славянский треугольник

Гарри Каспаров – многолетний лидер мировых шахмат, автор ряда бестселлеров. Пятитомник «Мои великие предшественники» создан им в сотрудничестве с известным шахматным журналистом и мастером Дмитрием Плисецким.
Этот проект не имеет аналогов в шахматной литературе:
13-й чемпион мира рассказывает о судьбах и творчестве
двенадцати предыдущих чемпионов и их соперников.
Пятый том посвящен чемпиону мира Карпову и его историческому сопернику Корчному, их драматичным поединкам за шахматную корону. Перед вами второе издание, дополненное и кардинально перера-ботанное. Вас ждет множество новых интересных находок, особен-но в важнейших партиях знаменитого матча в Багио (1978)

Фрагмент 1

Фрагмент 2

Славянский треугольник

Моя система была настольной книгой многих выдающихся шахматистов прошлого и настоящего. Блокада и профилактика, подрыв базы пешечной цепи и лавирование, избыточная защита и таинственный ход – эти и многие другие приемы были разложены по полочкам знаменитым гроссмейстером и педагогом Ароном Нимцовичем. Написанный живым, образным языком, это не просто классический, но действительно блестящий учебник позиционной игры. Шахматист, серьезно изучивший его, научится глубокому проникновению в тайны древней игры. Книга будет полезна как шахматистам, лишь начавшим восхождение по ступеням классификации, так и их более опытным коллегам.

Истинное представление о Нимцовиче как художнике и философе шахмат может получить только тот, кто знаком с его книгами. Книга “Моя система на практике” особенно интересна. В ней он иллюстрирует многочисленными примерами свою стратегию, которую он разработал в целую систему. Александр Алёхин

Фрагмент 1

Фрагмент 2

Славянский треугольник

Таль Михаил Нехемьевич (9.11.1936—28.06.1992) восьмой
чемпион мира (1960—1961), международный гроссмейстер (1957).
Чемпион Латвии 1953, 1965 гг. Чемпион СССР 1957, 1958, 1967,
1972, 1974, 1978 гг. Восьмикратный победитель Всемирных
шахматных олимпиад в составе команды СССР, шестикратный
чемпион Европы и трехкратный чемпион мира среди студентов в
командном зачете. Победитель первого неофициального чемпионата
мира по блицу (1988). Победитель межзональных турниров 1958,
1964, 1979 гг., турнира претендентов 1959 г., участник двух матчей
на мировое первенство и семи матчей претендентов. Одержал
победы в 44 международных турнирах.
Наиболее полный сборник партий М. Таля рассчитан на широкий
круг любителей шахмат.
Данный том охватывает годы, ознаменовавшие пик карьеры
гениального шахматиста — победный претендентский цикл и заво-
евание звания чемпиона мира.

Славянский треугольник

Королевская крепость – оборонительная позиция короля в дебюте и миттельшпиле. Ее стены определяет пешечная структура: у крепости № 1 пешки находятся в начальном положении, то есть на f7, g7, h7 (или f2, g2, h2). Авторы подробно объясняют, как атаковать и как защищать эту крепость, в каких дебютах она встречается. Классические примеры, которые необходимо знать каждому культурному шахматисту, перемежаются эпизодами из партий наших современников. В книге около 300 позиций для самостоятельного решения, так что это не только учебник, но и солидный задачник.

Гроссмейстер Константин Чернышов, руководитель Межрегиональной гроссмейстерской школы в Костроме, и его дочь международный мастер Наталья Карева – опытные тренеры, среди воспитанников которых есть гроссмейстеры и мастера, чемпионы России и Европы среди юниоров. 

Книга, посвященная светлой памяти выдающегося тренера гроссмейстера Людмилы Сергеевны Белавенец (1940-2021), адресована юным шахматистам и их наставникам.

Славянский треугольник

Как добиться успеха? Как выстоять в мире подковерной возни и хитрых интриг? Как не растерять себя, совмещая в течение долгого времени ипостаси великого спортсмена, государственного деятеля, знаменитого на весь мир филателиста, президента Фонда Мира, депутата Государственной Думы и руководителя огромного количества шахматных клубов и школ? Об этом и не только вы узнаете из захватывающей автобиографии двенадцатого чемпиона мира по шахматам.
Жизнь в Советском Союзе и в современной России, путешествия по миру и впечатления о любимых городах и странах, занимательные истории о знакомствах с великими актерами, художниками, музыкантами, спортсменами и политиками – вот лишь часть того, о чем рассказывает великий шахматист.
Впервые раскрывается полная история соперничества с Корчным и Каспаровым и жесткая правда о борьбе с Илюмжиновым за пост президента FIDE. Эту книгу оценят не только поклонники шахмат и любители мемуаров, но и ценители истории, приключений, политических детективов и даже глянцевых журналов о жизни селебрити. Ведь такой любопытной партии Анатолий Карпов до этого никогда не играл.

Славянский треугольник

Решебник международного гроссмейстера и опытного тренера (в числе учеников которого А. Грищук) Максима Блоха содержит свыше 1200 комбинаций из практических партий и специально составленных примеров. Для всех заданий характерна напряженная борьба, в которой цель достигается единственными ходами. Книга предназначена как для юных и взрослых любителей, так и для мастеров. Расположение примеров по темам позволяет использовать книгу не только как задачник, но и как учебник. Особый интерес представляют свыше двухсот специально составленных автором сверхнапряженных позиций, в которых при ходе белых единственным путем выигрывают белые, а при ходе черных – черные. Эти примеры, а также свыше 50 фрагментов из партий автора и его учеников, публикуются впервые.

Славянский треугольник

Чемпион мира Магнус Карлсен, отвечая на вопрос о методах совершенствования юных шахматистов, особо подчеркнул: «Одним из наиболее важных умений является распознавание образов: способность увидеть типичные темы и шаблоны на доске, характерные особенности позиции и вытекающие из этого последствия». Развитию именно этих навыков и умений посвящена эта книга: она наглядно показывает, какой именно «образ» (шаблон, типичный маневр, план) нужно распознать в позиции, чтобы избрать правильный план. Речь идет именно о стратегических приемах, а не о тактических, вроде типичных матовых атак.
Первая книга из серии «Узнай с первого взгляда» представляла собой «стратегический ликбез» для не слишком искушенных шахматистов. Во второй известный голландский тренер представляет еще 40 «лайфхаков» от ведущих гроссмейстеров и мастеров. Каждая из 40 глав содержит, как минимум, по 6-8 примеров на конкретный шаблон. Задания для самостоятельного решения помогут лучше усвоить материал. После изучения книги представленные в ней типичные планы, маневры и связанные с ними идеи прочно сохранятся в вашей памяти и позволят добиться высоких результатов в турнирных баталиях.
Для широкого круга любителей шахмат.

Славянский треугольник

Материал знакомит читателя с характерными тактическими приемами, мотивами и комбинациями; расположение его в форме уроков с примерами для самостоятельного решения делает саму работу не только самоучителем, но и тренажером (для чтения без доски).
Самоучитель – тренажер написан международным гроссмейстером и опытнейшим шахматным литератором.
Вы обязательно усилите свою игру, изучив эту книгу,
которая бесспорно будет полезна для широкого круга читателей, тренеров и руководителей шахматных кружков.

Славянский треугольник

Перед вами – один из лучших учебников для начинающих, написанный выдающимся гроссмейстером, претендентом на мировую шахматную корону. Кроме того, Ройбен Файн – замечательный педагог и блестящий литератор.
“Вся книга основана на реальном опыте обучения новичков шахматам”, – пишет автор в предисловии.
В последней главе “Как улучшить свою игру”, Файн дает советы, благодаря которым ваша шахматная сила будет неуклонно повышаться.
Если вы начинаете изучать шахматы или ваш опыт в королевской игре мал – эта замечательная книга для вас!

Славянский треугольник

Эту блистательную книгу в стихах для детей написала Елена Данько – выдающаяся русская художница, писательница, поэтесса. 

Цветные автолитографии знаменитого художника-графика, гравера, литографа, книжного иллюстратора, профессора Николая Купреянова.

Репринт с издания 1930 года.

Введение в шахматный мир для самых маленьких шахматистов.

Славянский треугольник

Славянский треугольник

Эта книга, по сути предназначена для нового поколения поклонников шахматного искусства.Чтобы зафиксировать в памяти, сохранить наследие, которое они смогут использовать как ступень для движения шахматной истории нашего города, края. В двухтомнике обозначены основные вехи и события в шахматной истории нашего города. В нем рассказывают о более 70 лучших представителях, оставивших заметный след в шахматном мире нашего города шахматистах-спортсменах, организаторах судьях. Книга знакомит с творчеством наиболее ярких шахматистов в истории города. Немало нового и доселе малоизвестного рассказано о шахматистах-фронтовиках, не вернувшихся с войны, и о тех кто вернулся с ВОВ и продолжал участвовать в шахматных турнирах.

Славянский треугольник

Славянский треугольник

Высота короля 7.7 см.
Диаметр основания короля 3 см.
Высота пешки 3,6 см.
Диаметр основания пешки 2 см.

Славянский треугольник

Этот шахматный учебник — эссенция опыта чемпиона мира по шахматам Роберта Фишера. Гениальный шахматист, Роберт Фишер обладал прямым и последовательным стилем игры, основанным на кристально ясных энергичных планах. Это позволило ему выиграть множество “учебно-показательных” партий, напоминающих лекции по отдельным шахматным темам. Эти “лекции” оказали большое влияние на элитных шахматистов нескольких поколений, сегодня их необходимо использовать в обучении абсолютно всем, для чего данный учебник и предназначен. Книгу отличает полнота подбора примеров (170 партий и фрагментов) и широта охватываемых тем (есть даже глава, посвященная усилению игры в “блиц”). Работа с книгой повысит результаты шахматиста любой квалификации.

Славянский треугольник

Перед Вами легендарный учебник, вошедший в золотой фонд мировой шахматной литературы. Он написан выдающимся гроссмейстером, блестящим литератором и посвящен последовательному изучению всех приемов и стадий игры в миттельшпиле – от комбинационных возможностей каждой фигуры до перехода в эндшпиль, включая типовые пешечные структуры. 
Автор четко систематизирует весь материал и дает понятные определения игровых принципов, которые помогут правильно оценить позицию и найти нужное решение в практической игре. 
Книга написана ярким языком, в ней разбирается множество партий выдающихся шахматистов. 
Изучив эту книгу, вы бесспорно значительно усилите игру и расширите свой шахматный диапазон.
Для широкого круга любителей шахмат.

Славянский треугольник

По форме это сборник партий 14-го чемпиона мира, но, в отличие от стандартных сборников, главным критерием при выборе партий была их поучительность. Изучая их, читателю предстоит постоянно сталкиваться с полезными уроками, преподносимыми главным экспертом нашего времени в области стратегии, динамики и дебютной теории Владимиром Крамником.

В данном издании предпринята попытка проникнуть в способ мышления гроссмейстера, для чего приводится много пояснений самого Крамника, сделанных им на пресс-конференциях сразу после партий, в интернет-пере-дачах и на страницах журналов. В процессе разбора партий читателю будут постоянно задаваться вопросы, чтобы включить его в активную работу по анализу происходящего на доске.

В книге изучается большое количество новых идей, которые можно использовать в качестве «шаблонов для распознавания», или, как модно нынче говорить, «паттернов». Классическая стратегия при этом тесно переплетается с модной динамической игрой. Это современный подход к изучению шахмат, он призван максимально быстро усилить игру читателя, принести ему турнирные очки. Есть глава и для тренировки комбинационного зрения.

Авторы надеются, что учебник получился одновременно увлекательным и полезным.

Славянский треугольник

Репринт большого знака (4 см х 3,5 см), посвященного несостоявшемуся матчу Карпов- Фишер 1975 г. Оригинал был выпущен тиражом всего  в несколько сигнальных экземпляров (известны только экземпляры из коллекции А.Карпова и Музея ЦДШ).

Еще про Тора:  Буки старославянский

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *